виртуальный клуб Суть времени

РВС

СМИ-обзор по «Делу Оскара»: опека публично отстаивает ювенальные технологии

Аватар пользователя etz

Оскар с мамой
Фотография с сайта svidetel24.ru

С возвращением Оскара есть надежда на то, что имя Низамутдиновых сойдёт со страниц местной прессы. Но пока что СМИ не оставляют семью своим вниманием, так что и мы продолжаем следить за характером публикаций.

На официальном сайте города Бердска вышел развёрнутый комментарий начальника отдела опеки и попечительства Бердска. Обстоятельства отобрания Оскара у бабушки и матери подаются весьма характерно. Ничего не сказано о документальном подтверждении согласия семьи на помещение ребёнка в интернат в режиме постоянно пребывания. Есть и ещё одна странность: в таком, казалось бы, подробном рассказе начисто замалчивается то, что в ноябре прошлого года опека подала в суд на Кристину (маму ребёнка) с целью ограничения в родительских правах.

Эта властная публикация была в дальнейшем растиражирована бердскими СМИ. Портал «Бердск-онлайн» забавно перепечатал её, добавив наши видеоролики, которые сильно контрастируют с текстом. «Курьер среда» также продолжает транслировать мнение опеки. В заголовке издания написано прямо: «Органы опеки Бердска, вернувшие Оскара Незамутдинова в семью, выступают за создание ювенальной юстиции».

Близкие Оскара опасаются, что бердские власти и подконтрольные им СМИ провоцируют настоящую травлю семьи. Им уже поступали анонимные звонки с диким обвинениями в том, что бабушка якобы пытается нажиться на внуке. Это при том, что одновременно власти ставят на вид семье неказистый дачный домик! Откуда у анонимных обвинителей появился телефон семьи? Заметим, что при работе с прессой мы ни в пресс-релизах, ни при очных контактах телефона семьи не сообщали.

Корреспондент газеты «Свидетель», первая написавшая об этом деле, посетила пикет РВС 3 марта. В итоге вышла очередная публикация с нашими комментариями. Продолжают появляться новости по итогам наших пресс-релизов, такие, как на сайте «Город 54».

Напоследок отметим главное. В комментарии главы опеки Бердска Натальи Михайловны Леонидовой выражена последовательная «ювенальная» позиция. Судите сами.

В последнее время в нашем обществе активно обсуждается тема создания в России ювенальной юстиции (ЮЮ).

Пробуют высказываться все, даже люди, далекие от этой проблемы в своей профессиональной и общественной деятельности. Одни искренне не ведают того, что заблуждаются в истинных целях «ЮЮ», другие — сознательно хотят опорочить идею, заложенную в понятие «ЮЮ». Для третьих сегодня удобное время для укрепления своего рейтинга на волне «шумихи», поднятой вокруг «ЮЮ».

Твердо убеждены, что наши российские дети нуждаются в защите, к сожалению, в том числе, и от собственных родителей либо недобросовестных опекунов. В России для родителей наступило время вседозволенности: от детей можно отказаться, детей можно бить и даже убивать. Детей можно не кормить, морить голодом. Очень лояльное российское законодательство сегодня не имеет действенных рычагов воздействия на родителей, не исполняющих своих обязанностей по воспитанию и содержанию детей.

В ответ на эти слова со стороны администрации Бердска мы открыто заявляем следующее:

Твёрдо убеждены, что наши российские дети нуждаются в защите, к сожалению, в том числе от чиновников, чьё сознание зашорено ювенальными догмами. Похоже, в России для органов опеки наступило время вседозволенности: детей можно забирать из малоимущих семей, детей можно помещать в приюты без согласия их родителей, не ограниченных в родительских правах. Детей можно отдавать за рубеж или фактически продавать по коррупционным схемам. Очень лояльное российское законодательство сегодня не имеет действенных рычагов воздействия на работников опеки, которые не исполняют свой истинный долг помощи семьям, попавшим в трудное положение.

Если после нашей борьбы «рейтинг» РВС, как выражаются чиновники, возрастёт — тем хуже для всех ювенальщиков России. Когда у Кристины забирали сына, у неё не было видеокамеры, ведь Низамутдиновы — простая российская семья. Но если бы у неё была возможность вести съёмку, кто знает, что увидели бы мы на кадрах полугодовой давности? Возможно, что-нибудь наподобие жуткой сцены, которую демонстрировал на съезде РВС 9 февраля Виктор Ёлкин, помощник депутата Европарламента:

Кургинян и свободные российские СМИ (видео)

Аватар пользователя etz

Это учебное видео подготовлено для журналистских факультетов российских вузов как методический материал к семинару «7 самых позорных ситуаций для любого журналиста». Другие видео с наглядными примерами профессионального позора будут выкладываться по мере дальнейшей жизнедеятельности российских СМИ.

Пикеты в поддержку съезда РВС в Стерлитамаке

Аватар пользователя hugarin

Наверно мало уже тех, кто не слышал о родительском съезде в Москве 9 февраля, на котором было учреждено “Родительское всероссийское сопротивление”. Результатом работы съезда в частности стала резолюция, в поддержку которой активистами движения “Суть времени” и “Родительского всероссийского сопротивления” по всей стране проводятся пикеты. Стерлитамак не стал исключением и активисты вышли на пикет 24 февраля и 2 марта.

Вот основные требования резолюции съезда:
— Власть делает шаги навстречу обществу?
НЕОБХОДИМО, НО НЕ ДОСТАТОЧНО!
- Мы требуем полного отказа от ювенальных технологий!
- Мы требуем полного запрета на иностранное усыновление!
- Мы требуем бесплатного качественного среднего и высшего образования!
- Мы требуем бесплатных общедоступных детских садов!
- Мы требуем прекратить закрытие вузов!
- Мы требуем прекратить закрытие сельских школ и фельдшерско-акушерских пунктов!

К сожалению, место было выбрано не совсем удачно. Погодные условия тоже не радовали - был сильный мороз в первый день и мокрый снег во второй. Не смотря на все это мы стояли до конца. И на провокационный вопрос: “Чем вы здесь греетесь?”, - представители администрации получили ответ, что нас согревает сила духа! По плакатам решение принималось форсированно, поэтому сделали их по аналогии новосибирской ячейки, за что им отдельное спасибо.
Всего собрали 163 подписи под обращением к президенту против разрушительных реформ образования. А так же 76 подписей в поддержку резолюции родительского съезда 9 февраля в Москве.


РВС - "Необходимо, но не достаточно!"

Аватар пользователя Zephyr


Родительское Всероссийское Сопротивление провело множество пикетов по всей Москве, чтобы закрепить свою позицию в отношении детства и семьи. РВС не принимало участия в "Марше в защиту детей" 02 марта 2013 г., так как считает требования участников марша НЕОБХОДИМЫМИ, НО НЕ ДОСТАТОЧНЫМИ. Повестка РВС значительно серьезнее и шире:
1. Полный запрет на иностранное усыновление!
2. Полный отказ от ювенальных технологий!
3. Бесплатное качественное высшее и среднее образование!
4. Бесплатные общедоступные детские сады!
5. Остановить закрытие ВУЗов!
6. Остановить закрытие сельских школ и фельдшерско-акушерских пунктов!

РВС: шесть шагов навстречу семье

Аватар пользователя etz

Участники родительского сопротивления — это люди самых разных профессий, которых объединяет воля к изменению сложившейся ситуации, опасной для будущего их семей и их детей. Начав с выяснения сущности ювенальной юстиции, продолжив масштабным сбором подписей против неё (а такой сбор невозможен без разъяснительной работы с согражданами), Родительское всероссийское сопротивление доросло до этапа своего оформления. Впереди — новые задачи, и важнейшей из них является конкретная помощь семьям. Внимание власти к проблеме сохранения и поддержки кровной семьи проявилось совсем недавно, и полного отказа от ювенальных технологий в России пока не произошло. Печальные случаи в нашей области наглядно иллюстрируют это.

В июне 2012 года службой опеки города Бердска из родной семьи был отобран Оскар Низамутдинов семи лет, проживавший ранее с мамой и бабушкой. Вскоре после его рождения мать перенесла тяжёлое лечение, которое привело к инвалидности. Поэтому бабушка стала опекуном внука. Спустя шесть лет органы опеки забрали мальчика в приют, лишив бабушку опекунских прав. В момент отнятия Оскар был вместе с матерью, которая после операции не слышит. Основные причины изъятия: «ребенок находится без законного представителя, ненадлежащие условия проживания и содержания ребенка». В ноябре 2012 года опека подала в суд на мать об ограничении её в родительских правах и взыскании алиментов. Выигрыш дела позволил бы узаконить пребывание мальчика в интернате. На примере этого случая можно понять, какова может быть роль родительского сопротивления в конкретной помощи семьям. Пока мы выделили шесть ключевых шагов...

Шаг первый: выехать на место, установить хорошие отношения с семьёй и детально вникнуть в ситуацию. Казалось бы, что может быть проще? Однако для сотрудников опеки даже первый доброжелательный контакт с семьёй порой невозможен. Что за «стеклянная стена» стоит между чиновником и семьёй, — это отдельный вопрос. Но важно понять, что только доверительные отношения с семьёй помогут прояснить дело.

Необходимо заранее выяснить всякого рода печальные обстоятельства: случаи насилия и суицида, социальные заболевания, учёт у психиатра или нарколога, судимости, включая погашенные и т.п. Подобные факты ни в коем случае не означают реального неблагополучия семьи. Считать так — глубокое заблуждение. Но чтобы помочь семье (например, в суде или даже в информационной войне), знать о подобных обстоятельствах необходимо заранее.

Отметим, что в деле Низамутдиновых нас поразило именно полное отсутствие социального неблагополучия в его обычном смысле (алкоголизм, психиатрия, проблемы с законом и пр.). Разве можно считать инвалидность молодой матери фактором опасности для ребёнка?

Шаг второй: подготовить медийное пространство. При создании своих публикаций важны фото и видео-съёмка: с наглядными материалами публикации и пресс-релизы не выглядят голословно. Здесь есть свои подводные камни: поспешные выводы, ярлыки и тенденциозность. Но если первые публикации и релизы составлены грамотно и ставят больше вопросов, чем дают ответов, — они помогут ускорить разрешение вопроса и задействовать серьёзные силы. Сообщения в самых периферийных медийных источниках могут дать широкий отклик, вплоть до центральных каналов ТВ, как это и произошло в деле Низамутдиновых. В результате городские и областные власти озаботилась по-настоящему.

Имеет смысл взять на себя координацию работы с прессой, поскольку семье в тяжелый момент может быть не до того, чтобы договариваться с каждым журналистом и организовывать съёмки. В случае с Низамутдиновыми внимание прессы оказалось колоссальным. За несколько дней семью посетило несколько съёмочных групп и журналистов, в том числе с Первого канала и канала Россия 1. Такое количество интервью — большая нагрузка для членов семьи (особенно для ребёнка, которого непременно желают показать все СМИ), поэтому организационная помощь в этом деле очень полезна. К тому же активисты РВС могут дать важные комментарии по концептуальной стороне дела, а также вписать его во всероссийский контекст.

Шаг третий: консультации с юристами — обязательны. Несмотря на то, что нас в первую очередь волнует морально-этическая сторона вопроса, мы обязаны досконально изучить правовые аспекты дела. Зачастую от этого зависит судьба ребёнка и его семьи. Очень важно сделать это до привлечения прессы: ведь журналисты сразу кинутся к семье и попросят комментариев. Публичные заявления могут серьёзно повлиять на ход судебных дел, так что проконсультировать семью о деталях её общения с прессой — необходимо. В данном случае оказалось, что мама Оскара посещала судебные заседания без адвоката. Консультации с юристами прояснили перспективы процесса. До сих пор, несмотря на возврат ребёнка в семью, точка в судебном деле ещё не поставлена.

Шаг четвёртый: диалог с опекой. Делать из опеки жупел для информационных расправ — дело недостойное. Права опека или не права, выяснить её позицию нужно непременно. Даже если обстоятельства указывают на ошибки чиновников, вражду надо замещать осмысленной дискуссией или полноценным судебным разбирательством. Другого пути к разрешению конфликта — нет. Важно помнить, что мы боремся не с опекой, а с ювенальными практиками по отношению к семье. Профессиональные и заинтересованные работники опеки хорошо различают и отвергают ювенальные подходы. Но так происходит не всегда.

В случае с семьёй Оскара диалог был налажен. После разговора Низамутдиновых и активистов РВС с представителями опеки, мать Оскара написала заявление на имя мэра Бердска Ильи Потапова с просьбой вернуть ей сына. Мы с Кристиной привезли Оскара из интерната домой на следующий день.

Шаг пятый: помощь семье с непременным уважением к её решениям. Что действительно поднимает дух, так это реальная помощь. Она может быть самой разной: организационной, материальной, моральной (что очень важно!). Скажем, мы сопровождали Кристину на судмедэкспертизу в учреждение на другом краю города. Порой близким ребёнка трудно разобраться в справках, заявлениях, выписках и других бумагах. В случае конфликта семьи с чиновниками «канцелярская просвещённость» последних может стать чуть ли не оружием в противостоянии.

Означает ли наша помощь семье, что семья — не самостоятельна в принятии решений и нуждается в постоянной опеке? Разумеется, нет. Точно также и помощь государства обычно требуется в виде пособий, социальной защиты и возможностей для развития детей, а не в форме навязывания семье каких-либо решений. Сейчас решается вопрос о том, в какой школе будет учиться Оскар, и тут важнее всего мнение семьи. Что же касается какой-либо материальной помощи семьям, то афишировать её стоит далеко не всегда.

Шаг шестой: определение границ публичности. В заключение отметим, что важно не только развернуть процесс медиа-поддержки семьи, но и вовремя свернуть его, когда семья воссоединится. Мы идем на освещение вопиющих случаев для того, чтобы ускорить помощь ребёнку и семье. Других целей быть не должно, ведь внимание прессы имеет свои издержки и тяготит семью и ребёнка. Точно также в диалоге с опекой мы отделяли благо ребёнка (скорейшее возвращение домой) от чувства праведной мести (затянуть и выиграть процесс).

На примере истории с семьёй Оскара мы видим, как деятельность РВС складывается в единую картину. Лишь сбор реальных подписей возмущённых граждан по всей стране позволил предъявить власти законные и массовые требования. Усилия по организации и консолидации антиювенальных сил дали результат: власть была вынуждена прислушаться к обществу, наметился общефедеральный тренд на сохранение и защиту кровной семьи. Именно поэтому дело семьи Оскара разрешилось сейчас настолько оперативно, хотя ребёнок прожил в отрыве от семьи более полугода. Деятельность РВС — это поле, на котором замыкаются, усиливая друг друга, серьёзные политические шаги, широкое низовое движение и адресная помощь людям.

Пикет у входа в парк Лефортово

Аватар пользователя Мадж

Третьего марта активисты Сути времени провели пикет в поддержку резолюции Родительского Всероссийского Сопротивления. На пикете собирались подписи против ювенальной юстиции и разрушительных реформ образования.
Необходимо отметить несколько моментов:
1. повышается осведомлённость людей о деятельности молодой организации.
2. молодеет аудитория.

Пикет РВС в Новосибирске 1 марта

Аватар пользователя etz

1 марта в Первомайском сквере прошёл пикет Новосибирского отделения Родительского всероссийского сопротивления под лозунгом «Необходимо, но не достаточно».

Холодным и ветренным вечером прохожих в центре города было немного.

Наши конкретные требования: отказ от ювенальных технологий, полный запрет иностранного усыновления, бесплатное качественное и общедоступное дошкольное, среднее и высшее образование.

На пикете продолжился сбор подписей против разрушительных реформ образования. За час прохожие оставили 106 подписей под обращением к Президенту.

Кроме того, все желающие могли выразить своё согласие с Резолюцией Съезда 9 февраля. Текст занимает 4 страницы, ознакомиться с ним на морозе довольно сложно, но около 40 новосибирцев прочли и подписали документ.

Также на пикете можно было ознакомиться с результатами анализа освещения местной прессой случаев насилия над детьми (подробный отчет уже был опубликован в нашем блоге).

Активисты РВС презентовали ещё один свой проект — еженедельную патриотическую газету «Шаги истории», которая распространяется сейчас в 45 городах. В Новосибирске к проекту подключились 38 школ.

Участники пикета рассказали и о том, как Новосибирское отделение РВС помогло семье Низамутдиновых вернуть сына в семью. На примере истории с семьёй Оскара мы видим, как деятельность РВС складывается в единую картину. Лишь сбор реальных подписей возмущённых граждан по всей стране позволил предъявить власти законные и массовые требования. Усилия по организации и консолидации антиювенальных сил дали результат: власть была вынуждена прислушаться к обществу, наметился общефедеральный тренд на сохранение и защиту кровной семьи. Именно поэтому дело семьи Оскара разрешилось сейчас настолько оперативно, хотя ребёнок прожил в отрыве от семьи более полугода. Деятельность РВС — это поле, на котором замыкаются, усиливая друг друга, серьёзные политические шаги, широкое низовое движение и адресная помощь людям.

Пикеты в Ленинграде 1 марта в поддержку резолюции съезда РВС

Аватар пользователя Luceen

В пятницу 1 марта 2013 года Ленингадская ячейка Сути времени провела серию пикетов в поддержку резолюции съезда РВС. Также собирались подписи против опасных тенденций в области образования.
Собрано 170 подписей под резолюцией и 151 подпись против реформ образования.
Пикеты были проведены в трёх местах:
1. Улица Большая Московская, д. 8/2



2. Угол проспекта Испытателей и Коломяжского проспекта, ст. м. Пионерская




3. Александровский парк, ст. м. Горьковская

Росбалт о пикетах: http://www.rosbalt.ru/piter/2013/03/01/1100916.html

Необходимо, но не достаточно. Пикет в поддержку решений съезда РВС в Ижевске

Аватар пользователя beda

3-го марта с 12-00 до 14-00 в Ижевске у входа в парк им. Кирова состоялся пикет в поддержку решений съезда РВС под лозунгом "Необходимо, но не достаточно!"

Групповой пикет в Пскове в поддержку решений РВС

Аватар пользователя Новотроицкий

Вчера, 3 марта 2013 года, псковская городская ячейка «Сути времени» провела своё первое групповое пикетирование.
Сначала мы хотели пикетировать на площади Ленина, в субботу, 2 марта. Но в результате ряда форсмажорных обстоятельств мероприятие пришлось перенести на сутки и потерять согласованное место. Также пришлось повторно оповещать журналистов. К счастью, вскоре все препятствия были устранены. Удачей стало то, что у нас в городе есть места, в которых можно проводить общественное мероприятие численностью до 100 человек без подачи уведомления.
В итоге мероприятие прошло с 12:00 до 14:00 у памятника Пушкину.
С ребятами мы встретились за 10 минут до предполагаемого начала пикетирования. Стали готовиться: собирать стенды, крепить плакаты, раскладывать листовки и т.п. Не обошлось, конечно, и без накладок: закончился заряд аккумулятора шуруповерта. Заметив наши столярные работы, подошли стражи порядка, поинтересовались, что мы делаем, для чего, попросили паспорт старшего.
Мы сфотографировались в начале, и пикетирование началось.


 
Андрей Петров пошёл на остановку раздавать информационные материалы.

Люди подходили и к нашим стендам. Читали, расспрашивали. Были две женщины, которые сказали (почти одинаковыми словами): «Сначала пусть женщины станут женщинами, перестанут пить, курить, гулять, бросать детей, а уже тогда и запрещают иностранное усыновление». Но в основном люди выражали поддержку. Им предлагали подписаться под резолюцией съезда РВС и против разрушительных тенденций в сфере образования.


 
За два часа пикета мы раздали сотни листовок, собрали десятки подписей, побеседовали с десятками людей (в том числе и с двумя охранявшими наш пикет полицейскими). Рассказывали в основном про ювенальную юстицию, разрушение образования, нарушения в сфере усыновления, про законопроекты «О социальном патронате» и «Об общественном контроле».
К 14.00 пришла пора сворачиваться. Все уходили окрыленные, вдохновленные, на подъёме. С почином нас, товарищи!

Ленты новостей