виртуальный клуб Суть времени

ОБРАЩЕНИЕ К АНТИОРАНЖЕВЫМ СИЛАМ

Сергей Кургинян

ОБРАЩЕНИЕ К АНТИОРАНЖЕВЫМ СИЛАМ


Москва
26 января 2012 года

Оранжевый вектор уличных акций, возглавляемых Немцовым, Собчак, Рыжковым, Каспаровым, Навальным и другими, приобретает все более отчетливый характер. Нарастает объем требований. Причем эти требования, приобретающие черты политического ультиматума, становятся все более деструктивными. Понимая и полностью разделяя требования, связанные с расследованием думских выборов, я недоумеваю лишь по поводу того, что оппозиция имеет на руках все необходимые данные, позволяющие точно указать масштаб фальсификаций в каждом из регионов, но подменяет подобные достойные действия требованиями абсолютно деструктивными.

Невесть откуда вылезает идея о пересмотре Конституции, превращении России в парламентскую республику, Учредительном собрании. Невесть откуда вместо людей, подтвердивших на выборах свой политический статус, вылезают самозванцы, представляющие улицу и ничего больше. Причем эти самозванцы пытаются нам доказать, что нелегитимно все – президентская власть, парламентская власть, судебная власть. А легитимны, видите ли, только они. Это – путь к распаду России! 

Переход от законных требований к требованиям заведомо неправовым, реализуемым лишь с помощью насилия, требованиям, порождающим вакуум власти и неизбежный распад страны, - вот одна из проявившихся оранжевых черт той улицы, вожаками которой являются Немцов, Каспаров, Касьянов, Рыжков, Собчак и другие.

Другая черта – это вопиющее социальное высокомерие. По сути – социальный расизм нынешних вожаков улицы. Революция богатых, норковая революция, диалог норковых революционеров с либеральным Кремлем через голову народа и при полном пренебрежении народом. Вот что на глазах у нас заполняет уличную стихию, вытесняя с нее живой социальный протест. Взятая митингующими напрокат фраза из песни Цоя «Мы ждем перемен» лишена смысла. С политической точки зрения она абсурдна. Нельзя ждать перемен вообще. Есть перемены к лучшему и перемены к худшему. Есть перемены, при которых народ станет если не обеспеченным, то хотя бы менее бедным. А есть перемены, при которых народ станет еще более бедным, и еще более обогатятся немногие.

Третья черта оранжевой улицы – та, которая проявлялась во всех оранжевых революциях. Готовность быть ведомыми. Не народ хозяин оранжевых революционеров. О народе думают революционеры подлинные, не-оранжевые. Для оранжевых же хозяином, властелином дум является Запад – Соединенные Штаты, НАТО. Бесстыдство, с которым это стала демонстрировать оранжевая верхушка, захватившая общественную энергию и двигающая ее в очень определенном направлении, честно говоря, потрясает. То есть всегда было понятно, что есть ведомость извне, но не в такой же степени, не в таком откровенном исполнении.

Четвертая черта – прямой повтор всей совокупности действий, которые осуществлялись при развале Советского Союза. Это стало предельно ясно только сейчас, когда оранжевая система начала создавать стачечные комитеты. Нам всем памятен конец 80-х годов ХХ века, шахтерские митинги, перекрываемая Транссибирская магистраль. Сегодня не хватает лишь последних штрихов для того, чтобы был пройден путь от нормального выражения своего справедливого недовольства властью – к полноценной национальной измене.

Вскоре и этот штрих появится, к сожалению. Вскоре сегодняшние закулисные разговоры о том, что в случае эксцессов, которые оранжевые намерены навязать происходящему, придется передать американцам контроль за нашим ядерным оружием – превратятся в актуальные требования. 

Двадцать пять лет занимаясь стратегической аналитикой, я не увлекаюсь досужими домыслами. Если я заговорил и об этом штрихе, то у меня есть к этому определенные основания.

Основной мой вывод таков: нельзя отдавать оранжевым улицу ни на один день. Это стало ясным буквально сейчас. И, как мне кажется, тут не нужно дополнительных аргументов. Достаточно пересмотреть две последние передачи «Исторический процесс», почитайте внимательнее прессу, и станет очевидно, как изменяется обстановка, как набухает оранжевая наглость, как нарастают претензии.

Я обращаюсь к движению «Суть времени». Основной наш приоритет остается прежним. Свой основной митинг мы проведем 23 февраля. Но я убежден, что москвичи - члены «Сути времени», и так понимают, где нужно быть 4 февраля – на антиоранжевом митинге.

Я обращаюсь сейчас к широкому фронту антиоранжевых сил. Ко всем, кто чувствует оранжевую угрозу. Давайте сосредоточим усилия и не позволим оранжевым монополизировать улицу 4 февраля.

Я обращаюсь не только к своим единомышленникам. Я обращаюсь к людям с самыми разными убеждениями. Оранжевым, которые очень быстро радикализируются и патологизируются, надо дать именно общий отпор. Потом разберемся в том, что нас разъединяет и насколько. Сегодня важно, в какой степени способно нас сплотить наличие общей угрозы.

Нельзя при этом солидаризироваться с властью. Ибо, по моему убеждению, именно власть довела страну до ситуации, которую сейчас хотят оседлать оранжевые. С властью пусть блокируются охранители. Правда, пока я не вижу никаких попыток охранителей что-либо сделать. Но даже если они что-то сделают, я не приду в восторг, не стану в дружные охранительские ряды. Я уверен, что бессмысленно охранять то, что содержит в себе чудовищный потенциал разложения. Я уверен в том, что именно это разложение и порождает оранжевую угрозу.

Однако есть люди, которые борются с оранжевыми не с охранительных, а с иных позиций. Пусть и очень далеких от моих.

Давайте вместе дадим ответ оранжевым 4 февраля.

Давайте вместе скажем «нет» оранжевой угрозе.

Я никогда не стану выступать на митинге, где развеваются флаги «Единой России», и выступают властные боссы. Но я готов протянуть руку самым разным антиоранжевым патриотам, не разделяющим мои идейные установки. Давайте выйдем вместе и скажем то, что у каждого накипело на душе. Пусть мы будем говорить о разном, но пусть мы вместе скажем «нет» разрушителям страны, ревнителям социального неравенства, любителям Запада, силам, готовым призвать ко всему – вплоть до оккупации России.

Услышат ли меня те, кто чувствует приближение беды?

Сможем ли мы объединиться во имя отпора тому, что все считаем губительным для Отечества?

Жду ответа.

Сергей Кургинян.

День в истории

Вход в аккаунт

Навигация