виртуальный клуб Суть времени

Смысл игры - 33

Ссылка на youtube, файлы для скачки, расшифровка - в полной версии новости.
В этой теме ведется поиск нового файлохранилища, вместо удобного, но более не действующего narod.yandex.ru

Смысл игры – 33 from ECC TV .

Скачать файл.avi (avi - 497 Мб)
Звуковая дорожка, файл.mp3 (mp3 - 76 Мб)
Версия для мобильных устройств, файл.3gp (3gp - 60.5 Мб)

Youtube
 

ПАТРИОТИЧЕСКАЯ ОППОЗИЦИЯ – И ТЕКУЩАЯ СИТУАЦИЯ
Программный политический доклад

 
13 января 2013 года в Москве состоялся Марш за отмену «закона Димы Яковлева». В ожидании этого дня Политсовет «Сути времени» не давал своей оценки «закону Димы Яковлева». Потому что надеялся услышать что-нибудь вразумительное, серьезное и глубокое от тех, кто нападал на этот закон. Обычно платформа противников закона излагается в ходе подготовки к уличному шествию и на самом этом шествии. Но ничего подобного не произошло. Шествие было абсолютно пустым. Готовившие его пропагандисты побили рекорды бессмыслия и вульгарности.
К сожалению, стратегического комментария и «акту Магнитского», и принятому в ответ на этот акт «закону Димы Яковлева», не дали и те, кого противники закона назвали детоубийцами и людоедами.
Да, порой (хотя достаточно редко) звучали отдельные - далеко не глупые и не пошлые - оценки нынешней ситуации. Точнее, отдельных ее аспектов. Но выдача на гора подобных оценок – не является адекватной реакцией на происходящее. Ибо происходящее слишком масштабно для того, чтобы ограничиваться частными оценками, суждениями и рассуждениями.
Нужно осмыслить происходящее достаточно полно. И именно под политическим, а не под экспертным, так сказать, углом зрения. Осмыслив происходящее, нужно дать прогноз развития процесса. И на основе этого выработать конкретную политическую линию поведения. Последнее важнее всего.
Первыми это должны сделать те, кто протестует против принятия «закона Димы Яковлева». Как бы ни смешны были их претензии на высокий интеллектуальный статус, нельзя лишать их возможности подтвердить эти претензии, дав обществу внятный ответ на интересующие его вопросы.
Вопрос №1 – почему имеет место такая солидарная, неистовая и примитивная реакция противников «закона Димы Яковлева»?
Неистовость реакции очевидна для всех, кто знакомится с выступлениями противников закона в печати, по радио и телевидению. Солидарность и примитивность – это то, что можно выявить, используя определенные количественные методы. Но что очевидно и без их использования? Говорят одно и то же. И не говорят о том, о чем обязаны говорить. Что имеется в виду?
Утверждается, что «закон Димы Яковлева» приняли воры из солидарности с другими ворами. Но казалось бы, если воры чего-то боятся, то они лягут на дно, а не начнут сигнализировать американцам: «Мы такие же гады, как те, кого вы уже наказали. Наказывайте и нас». Странная реакция для человека, который чего-то боится, не правда ли?
Стоп. Но за «закон Димы Яковлева» проголосовали коммунисты и «Справедливая Россия». А еще год назад белоленточники, называющие сегодня подлецами всех, кто проголосовал за закон, противопоставляли этих оппозиционных партий подлости «Единой России». Так ведь?
И вот теперь оказывается, что в Думе только семь порядочных людей, не проголосовавших за людоедский закон, сочиненный воровским путинизмом. Раз так, то коммунисты – это тоже испугавшиеся воры. И справедливоросы такие же. Так какого черта те, кто сейчас это утверждают, год назад, скрипя зубами, восхваляли и Зюганова, и Миронова, требовали, чтобы проголосовали за Зюганова (ибо только он реальная позитивная альтернатива ужасному Путину). Теперь Зюганов демонстрирует, что он по данному вопросу в одной лодке с Путиным. И, что еще хуже, с «Единой Россией». Кто-нибудь отреагировал на этот факт? Зюганов, в котором видели спасение от Путина и «подлецов из «Единой России», вдруг стал наитупейшей и наипослушнейшей марионеткой Кремля?
Но он и его фракция единогласно отвергают такие кремлевские решения, как вхождение в ВТО. И ювенальные законы, которые пыталась пропихнуть власть, зюгановцы тоже отвергают.
Так нельзя ли было бы противникам «закона Димы Яковлева», всем этим немцовым, навальным, удальцовым и так далее, обратиться к своему недавнему «лепшему корешу» Г.А.Зюганову и спросить его: «А что же это Вы так оплошали, Геннадий Андреевич?»
Нельзя ли было бы получить от Геннадия Андреевича внятный ответ?
Нельзя ли было бы – если он не дает ответа – хотя бы обсудить это обстоятельство с политической точки зрения? Проявив минимум серьезности и этого самого креатива, а за его отсутствием хотя бы простой рассудительности? Почему это все отсутствует? Почему мы должны вместо этого десять раз на дню слышать о том, что в Думе оказалось только семь порядочных людей? Все же остальные «подлецы, подлецы, заслуживающие позора, позора!» Да что ж вы голосите, как умалишенные, по поводу, заслуживающему совсем иного – хотя бы минимально серьезного – отношения?
Понимаем, что вы на самом деле никакие не креативные. Но не настолько же вы глупы и безумны, чтобы разом отказаться от всех правил приличия, политического в том числе, и превратиться в коллективную Лию Ахеджакову?
Господин Венедиктов, господин Ганапольский, господин Гусев и так далее, вы же знаете, что Геннадий Андреевич Зюганов очень любит давать интервью. Задайте ему нужные вопросы и ознакомьте общество с его позицией. Не увиливайте – ваша обязанность брать подобные интервью в подобных случаях, и вы это прекрасно понимаете. А ведь вы просто обходите стороной тему. Вы даже не орете, как резаные, что Зюганов трус, получивший указания от Кремля. Потому что если вы это заорете, то вас спросят: «С каких это пор? О чем вы раньше думали?»
Кроме того, если вы Зюганова разозлите, то он начнет отвечать. А это вам категорически почему-то не нужно. И тут главное понять – почему.
На самом деле кем бы Зюганов ни был, но голосовать против законов, за которые голосует «Единая Россия», для него привычная и безопасная обязаловка. И данный случай был достаточно вкусным в этом смысле. А также достаточно безопасным. Если уж члены правительства заявляют, что они несогласны с «законом Димы Яковлева», то Зюганову сам бог велел.
Кстати, почему члены правительства говорят о своем несогласии? Почему об этом говорит министр иностранных дел, не подавая при этом в отставку? Какова реальная позиция премьер-министра, он же лидер правящей партии «Единая Россия»? Прочитайте все, что написано противниками «закона Димы Яковлева», - и вы убедитесь, что нет ни одной политической строчки. Есть только вопли на тему о подлецах, людоедах, «царе Ироде» и так далее.
И очень понятно, почему никто не требует у Зюганова или Миронова развернутых объяснений. Потому что такие объяснения могут кого-то убедить в том, что «закон Димы Яковлева» - не подлая ахинея, сочиненная людоедами, а нечто другое. А не должно быть никаких сомнений, что это именно подлая ахинея, сочиненная людоедами. Запрещены любые обсуждение по существу. Запрещено все, кроме истошного примитивного вопля. Вопящие могут соревноваться в эпитетах – больше ни в чем. Они должны бить в одну точку: людоеды, подлецы – и варьировать эпитеты (кровожадные людоеды, гнусные подлецы). Именно этим должны быть заполнены газетные полосы. Именно это все время должны транслировать «Эхо Москвы», телеканал «Дождь», другие белоленточные средства массовой информации.
Что такое этот стиль работы с воинствующей ставкой на примитив? Почему не обсуждаются все основные вопросы, обязательные для обсуждения? Между тем, вопрос о позиции Зюганова и Миронова – это только один из таких обязательных вопросов. Когда и кто ведет себя таким образом?
На это нельзя ответить сразу. Надо накопить материал и провести серьезный лингвистический, семантический и иной анализ.
Материал накоплен, анализ проведен. На математическом уровне могу доказать теперь, что противники «закона Димы Яковлева» ведут себя как контрпропагандисты, действующие в условиях военного времени против враждебного государства.
Впрочем, даже такие контрпропагандисты (например, работавшие против Саддама Хусейна, Каддафи или работающие против Асада) – и то позволяют себе большую сдержанность тона и большую свободу в том, что касается вариации основной темы: «Да, атакуемый нами Хусейн неслыханный злодей. Но один из нас обсудит одни аспекты его злодеяний, другой другие. Один будет восклицать, другой разводить руками».
Ничего подобного противники «закона Димы Яковлева» себе не позволяют. Они дуют в одну дуду, то есть транслируют одно и то же сообщение. И транслируют это сообщение фактически в одной интонации.
Транслируемое сообщение: «закон Димы Яковлева» приняли «людоеды» и «подлецы».
Интонация, в которой это все говорится – надрывный крик.
Складывается устойчивое впечатление, что всем, кто информационно обеспечивает поношение «закона Димы Яковлева», раздали одну шпаргалку и предупредили: «Пожалуйста, не надо никаких вариаций. Бить надо в одну точку».
«Закону Димы Яковлева» объявлена информационно-психологическая война. Мощная и незатейливая. Такая, которая приемлема только в условиях военного времени. В чем дело?
Нужно очень хорошо знать Соединенные Штаты для того, чтобы вскрыть психологические причины этого казуса, который и впрямь является почти что casus’ом belli.
Наши эксперты, которые знают США великолепно, подолгу жили в США, имеют там друзей и знакомых, уверяют нас в том, что Россия нанесла удар по самой больной для американцев точке. Возможно, сама не ведая этого. Ибо для того, чтобы это понять, надо чувствовать реальную специфику американской нации, а не рассуждать по поводу того, что американцы ангелы или бесы.
Россия, приняв «закон Димы Яковлева», сказала американцам, что они народ-детоубийца. А американцы свято верят в то, что их народ самый благородный в мире. А уж в том, что касается детей, так вообще. Россия смачно плюнула на икону американского самоуважения. А американцы чтят такие свои иконы. И правильно делают, что чтят. Это мы в перестроечную эпоху позволили себе купиться на предложение осуществить публичное покаяние. Причем так, чтобы оно стало неописуемым самопоношением с далеко идущими последствиями.
Итак, с психологической точки зрения все это объясняется тем, что американцев безумно оскорбили, привели в неистовство. А они передали это свое неистовство тем местным российским креативным туземцам, для которых американцы даже не господа, а боги. И эти туземцы заголосили именно вышеописанным, максимально бессмысленным и саморазоблачительным образом.
Данная психологическая специфика произошедшего дополняется спецификой иной. Так называемый «закон Димы Яковлева» посвящен отнюдь не только детям. В основном он посвящен запрету на деятельность американских фондов, спонсирующих белоленточные затеи и в целом американскую «пятую колонну», работающую на нашей территории. Это задевает уже не идеалы, а интересы. Причем как интересы самих США, так и интересы тех, кого справедливо можно называть их «пятой колонной.»
Плюнули в душу хозяевам, да еще и перекрыли финансовые потоки – есть от чего прийти в неописуемое неистовство.
Вопрос №2, который интересует общество, наверное, больше всего, - это кто же такой Магнитский, из сочувствия к которому американцы приняли аж специальный «акт Магнитского»? Да еще и такой акт, на который столь яростно отреагировал весь депутатский корпус России, почти единогласно приняв «закон Димы Яковлева»?
Вначале предлагаем посмотреть на рисунок 1.
 

 

 

Рис. 1

 
Это ксерокопия трудовой книжки некоего Букаева.
Букаев – это взятый на работу человек с ограниченными возможностями, неспособный исполнять ту работу, которая якобы им выполнялась. Речь идет об элементарной отмывке денег. Таких трудовых книжек много. Дело это привычное. Специализировался на исполнении таких привычных дел покойный господин Магнитский, работавший на всемирно известного американского авантюриста У.Ф.Браудера.
На трудовой книжке печать фирмы «Сатурн Инвестмент». Книжка подписана господином Браудером. Да-да, именно им!
Личная подпись Браудера подтверждена профессиональными графологами. И никто, включая Браудера, не отрицал, что это его подпись.
Итак, господин Браудер отмывал деньги через таких, как Букаев. А заполнял трудовую книжку его клерк по фамилии Магнитский.
На рисунке 2 показан другой лист этой трудовой книжки, на котором часть записей сделана рукой Магнитского. Экспертиза это подтвердила. Магнитский это не отрицал.
 

Рис.2.

 
Итак, Магнитский – это мелкий вор, работавший на крупного вора по фамилии Браудер. На рисунке 3 – фотография этого самого Браудера.
 

Рис. 3.

 
А на рисунке 4 – фотография еще более крупного международного преступника. Прошу прощения… финансового дельца (рис.4).
 

Рис.4.

 
Фамилия этого дельца, ныне покойного, в отличие от господина Браудера, – Сафра. Эдмонд Сафра – вы уже не помните, кто это такой, господа, оплакивающие своего кумира Магнитского?
Что ж, давайте напомним.
В 1996 году Уильям Браудер в партнерстве с совладельцем банка Republic National Bank of New York Эдмондом Сафрой создал инвестиционный фонд Hermitage Capital Management и занял в нем пост гендиректора. Тем, кого интересуют детали, сообщаю, что Republic National Bank of New York – это не знаменитый Bank of New York (он же BONY), а другой банк, принадлежащий именно господину Сафре.
Теперь предоставляем слово не «путинским сатрапам», а высокочтимой американской газете.
Газета "The Washington Post" от 13.06.2006: 
«В 1996 году Браудер в партнерстве с богатым банкиром Эдмундом Сафрой создал Hermitage Capital Management. Деньги, инвестированные Hermitage, к концу прошлого года выросли в 24 раза и росли вдвое быстрее, чем российская биржа».
Итак, "The Washington Post" открывает нам тайну Полишинеля, состоящую в том, что Браудер и Сафра – это партнеры, создавшие для работы в России фирму Hermitage Capital Management, по-русски «Эрмитаж». 
«Эрмитаж» (в России им рулил Браудер) начал активно вкладывать в Россию деньги западных (в первую очередь, американских и британских) инвесторов. Куда же вкладывались деньги? В основном – в спекуляции с ГКО. Помните, что такое ГКО? Это Государственные казначейские обязательства, созданные в 1996 г. для финансирования избирательной кампании Б.Ельцина.
Итак, «Эрмитаж», созданный двумя крупными международными финансовыми авантюристами Браудером и Сафрой, спекулировал ГКО и другими нашими ценными бумагами. В основном, конечно же, ГКО. Потому что ГКО на тот момент обеспечивали невиданную на любых западных рынках доходность (60% и более годовых). Что же касается российских акций, которыми «Эрмитаж» тоже спекулировал, то они были катастрофически (во многие десятки и сотни раз) недооценены только зарождающимся фондовым рынком РФ. И потому на деятельность фондов вроде «Эрмитажа» многие в России смотрели как на грабеж страны. Но… дело это было в каком-то смысле вполне законное. Дабы не шить лыко в строку, должен это оговорить, указав на то, что аналогичными делами занимались тогда все основные российские «олигархические» банки.
Однако очень скоро в США появились подозрения в том, что банк Сафры, одного из создателей «Эрмитажа», причастен к отмывке нелегальных денег из России, поступающих к Сафре из этого самого «Эрмитажа». Сначала об этом сказали американцы. А потом… Потом об этом же сказал не какой-нибудь работник кремлевской администрации и не «оборотень в погонах», а уважаемый всеми либералами Олег Лурье. Рекомендую ознакомиться с его статьей в «Новой Газете» (не в «Сути времени» и не в «Завтра», а в либеральнейшей донельзя «Новой»!) от 24.07.2000.
Именно Лурье, не ведая о том, какие дальше будут сделаны ставки на господина Браудера и господина Магнитского, сообщил о том, что Сафра получает из России на счета деньги неизвестного происхождения. И через «Эрмитаж» инвестирует эти деньги в ту же Россию – в ГКО и акции.
А ВОТ ДАЛЬШЕ НАЧАЛОСЬ ТО, ЧТО ПОЗВОЛЯЕТ ИМЕНОВАТЬ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ САФРЫ, БРАУДЕРА И ИХ МЕЛКОГО ПОДЕЛЬНИКА МАГНИТСКОГО ПРЕСТУПЛЕНИЕМ ВЕКА ПРОТИВ РОССИИ.
В 1998 году через банк Сафры прошел перед самым дефолтом – и исчез в якобы неизвестных зарубежных далях – стабилизационный кредит МВФ в $4,8 млрд. Помните про этот кредит? Чубайс тогда приехал из Америки гордый донельзя и заявил, что ГКО не рухнут, ибо есть кредит.
На следующий день состоялся всемирно знаменитый дефолт 1998 года. Этот дефолт все кинулись лихорадочно обсуждать. Еще бы, обкрадены были не только все наши граждане, доверившие свои деньги государству, но и иностранцы. Вообще-то подобное не прощается.
Итак, обсуждать это стали сразу очень и очень многие. Но подробно об этой загадке впервые сообщила итальянская «Репубблика» в серии статей под общей шапкой «Как обманули МВФ». Серия была начата 6 октября 1999 года. Далее это все растиражировали крупнейшие мировые газеты.
«Репубблика» пишет:
 
 
 
 
«Из Федерального резервного банка Нью-Йорка (счет № 9091) 4,5 млрд. долл. стабилизационного кредита были переведены на счет № 608555800 в «Рипаблик Нешэнл бэнк оф Нью-Йорк» Эдмонда Сафры, предназначенный для стабилизационных операций ЦБ России… До российского дефолта, 27 июля, на этом счету было 400 млн. долл, во время дефолта счет вырос до 21,5 млрд. долл., а 24 августа на нем осталось 300 млн. долл. Куда делись эти деньги, включавшие кредит МВФ – неизвестно».
 
 
Итак, мы разговариваем не на языке проклятий – «подлецы», «убийцы», «душегубы», а на языке цифр и фактов. Причем цифр и фактов, которые каждый может проверить.
Оговорим, что из банка такого уровня все операции проводятся через единую мировую электронную систему «Свифт», и их – при сильном желании – всегда можно хотя бы частично отследить…
Сафра, перепуганный российским дефолтом и осознанием его связи с прошедшими через его банк деньгами, вскоре идет в ФБР и начинает рассказывать подробности о счетах и проводках «русских денег». И рассказывает больше года. А в декабре следующего 1999 г. странным образом погибает при пожаре в собственном специальном бронированном бункере в Монте-Карло. По официальной версии, пожар устроил личный «медбрат» банкира, чтобы затем отличиться в результате спасения Сафры, но не успел – банкир задохнулся в дыму.
Так, знаете ли, задохнулся и все… А Браудер? Этот показания давать не стал и не задохнулся.
Но пора от той истории перейти к операциям Браудера в России.
И установить, что удачливо оставшийся в живых компаньон Сафры по «Эрмитажу» Браудер после смерти Сафры развивает в России невероятную инвестиционную активность. Злые языки считают, что именно потому, что «Эрмитаж» успешно способствовал афере с кредитом МВФ.
Браудер оказывается серьезно «вхож во власть». Вновь дадим слово респектабельной американской газете. "The Washington Post" от 13.06.2006:
«Инвестировав в государственную электрическую компанию, Браудер пролил свет на план ее менеджеров по низким ценам продать активы на непрозрачных аукционах своим друзьям. Он организовал собрание акционеров, чтобы изменить устав компании и предотвратить продажу, но получил поддержку лишь 15% акционеров. Но ему позвонили из Кремля, так как российскому правительству принадлежал 51% акций. На протяжении восьми недель глава администрации Путина встречался по средам с одним из партнеров Браудера и переписывал устав компании… Браудер не солидаризируется с людьми, говорящими, что при Путине свободы пришли в упадок. Браудер не сочувствует посаженному Михаилу Ходорковскому, бывшему президенту нефтяного гиганта ЮКОС и резкому критику Путина. Браудер утверждает, что после ареста Ходорковского по обвинениям в неуплате налогов налоговая дисциплина в компаниях резко улучшилась».
Итак, после 1996 года Браудер возвысился. И обзавелся очень крупными деньгами. Откуда? Что если он оперирует украденными Сафрой 4,8 млрд долларов?
Теперь ГКО нет, но на быстро растущем после дефолта (особенно на фоне резкого послекризисного повышения мировых цен на энергоносители) российском фондовом рынке можно очень хорошо зарабатывать, продавая акции через несколько месяцев после покупки намного дороже, чем купил.
И, что еще важнее, можно – пока еще очень дешево! – покупать и консолидировать пакеты акций важнейших российских компаний и банков. В том числе, акции таких компаний, как Газпром, которые иностранцам по указу Б.Ельцина, принятому в 1997 г. (и отмененному только в 2006 г.), приобретать было запрещено. Консолидировать большие пакеты акций хотелось не только для того, чтобы в будущем получать с них крупные дивиденды, но и для того, чтобы иметь возможность влиять на корпоративную стратегию.
Механизм влияния в мировом бизнесе называется «гринмейлом». Это когда владелец миноритарного, но значимого пакета акций «вставляет палки в колеса» при принятии корпоративных решений, играет акциями на бирже против интересов корпорации или просто шантажирует основных акционеров угрозой им всячески мешать.
Но чтобы в условиях законодательного запрета консолидировать серьезные пакеты акций ключевых корпораций, нужно создать и поддерживать специфические механизмы. Какие?
Во-первых, фиктивные российские фирмочки, от имени которых покупаются акции.
Во-вторых, бизнес-схему, которая позволит перегонять купленные пакеты акций за рубеж.
В-третьих, «крышу» на определенных уровнях власти, которая позволит этим фирмочкам «за умеренную плату» исполнять эти роли.
Вот для учреждения таких фиктивных фирмочек и создания соответствующих работающих схем и понадобился Браудеру «талантливый финансово-юридический схемотехник», аудитор «дружественной» аудиторской компании «Джемисон Данкин» Сергей Магнитский.
Московский комсомолец от 2 декабря 2010 г. цитирует разработку этого «схемотехника», изъятую следствием из компьютера Магнитского:
«Нужно специально создать предприятие, состоящее из двух российских компаний, при этом обе компании должны быть зарегистрированы в Калмыкии — российской офшорной зоне. А еще одну компанию нужно зарегистрировать на Кипре… Кипру принадлежит 49% Компании 2, а Компании 2 принадлежит 51% Компании 1. Компании 1 также принадлежит 51% Компании 2. Доля Кипра в Компаниях 1 и 2 — это привилегированные акции. В Компаниях 1 и 2 в каждой по три работника. Генеральные директора — это должностные лица из нероссийских подразделений Инвестора. Два дополнительных работника — калмыцкие. Все калмыцкие работники являются инвалидами. У компаний 1 и 2 есть банковские счета в Москве. Все акции “Газпрома” обеих компаний зарегистрированы в реестрах акционеров, находящихся в Москве, так как именно там находятся брокеры».
Зачем это все?
Во-первых, чтобы обойти указ, запрещающий покупки акций «Газпрома» иностранцами. Во-вторых, для того, чтобы в 7 раз снизить выплаты налогов. Дело в том, что по тогдашним российским законам каждая компания должна была платить 11%-ный налог в федеральный бюджет, 19% в бюджет субъекта федерации и 5% в муниципальный бюджет. В оффшоре Калмыкии последние два налога обнулялись, если компания производит в субъекте федерации инвестиции. И, кроме того, компании, в которых более половины персонала являлись инвалидами, платили в федеральный бюджет только половину налога. То есть, схема Магнитского позволяла платить не 35% налога, а всего 5,5%.
На рисунках 1 и 2 мы уже приводили данные, опубликованные GZT.RU 25.11.2009.
Сообщим теперь читателю необходимые подробности.
Для начала повторим, что на этих рисунках изображена трудовая книжка сотрудника калмыкской фирмы Браудера «Сатурн Инвестментс» Одн Букаева. Теперь добавим, что Одн Букаев зачислен на должность финансового аналитика. Сообщив об этом, поведаем нечто странное. Одн Букаев – это человек со средним образованием, инвалид, имеющий справку из психоневрологического диспансера об умственной отсталости.
Мы уже говорили о том, что следственная экспертиза установила причастность к данной махинации господина Магнитского. Что запись о приеме на работу сделана почерком Магнитского, а подписи о приеме на работу и увольнении – почерком Браудера.
Но есть еще и примерно полторы минуты видеозаписи допроса Букаева и другого аналогичного «финансового аналитика» Бадыкова, в которых они показывают свое образование и умственные способности.
Вот так работала созданная Магнитским и Браудером схема, благодаря которой они смогли скупить и консолидировать 2% акций «Газпрома». Но нужно оговорить, что примерно так же – с такими же фирмочками, через инвалидов в калмыкском и прочих оффшорах и с использованием «крыш» в правоохранительных органах – работали почти все финансово-инвестиционные корпорации российских «олигархов».
У Браудера «крыша» была, видимо, крепкая. Иначе эта схема была бы выявлена и уничтожена за несколько дней. Обязательно надо установить, что это за «крыша». Установить конкретно и достоверно, а не вопить во все горло абы что, дезинформируя наших сограждан, у которых к господину Браудеру и его подельникам по понятным причинам особый счет.
Однако после того, как в 2003 г. в России начали воевать с практикой ухода от налогов за счет создания фиктивных фирм в оффшорных зонах, в 2004-2005 г. уголовное дело против «фирмочек» Браудера за уклонение от уплаты налогов в Калмыкии открывали и закрывали 8 раз! Но на девятый раз – передали все материалы этих дел в Москву.
Этим делам снова дали ход (уже в СК при МВД) в 2007 г., после того, как Магнитский создал, а Браудер применил при создании новых фирмочек новые схемы уклонения от налогов.
Однако новое дело против Браудера возникло не только поэтому. Продолжая наращивать пакет акций «Газпрома» (по данным следствия СК МВД, сейчас он уже составляет около 7%), Браудер начал активно заниматься гринмейлом. То есть вмешиваться в корпоративную стратегию, включая принятие решений о поставках газа на экспорт (на Украину, в Белоруссию) и его ценах. А также влезать в деятельность других крупнейших российских корпораций, в которых «Эрмитаж» консолидировал существенные пакеты акций. В том числе Транснефти, энергетических компаний, Сбербанка, Сургутнефтегаза и т.д.
Это вмешательство не могло не задеть другие российские и международные властно-корпоративные группы. И, видимо, именно по этой причине Браудеру в 2005 г. закрыли визу на въезд в Россию.
Браудер продолжал руководить российским офисом «Эрмитажа» из Англии и делать то же, что делал ранее. Однако в мае 2007 г. против его очередной фирмочки «Камея» было возбуждено очередное уголовное дело за уклонение от уплаты налогов.
4 июля 2007 г. в офисах «Эрмитажа» и его аудитора «Джемисон Данкин» (откуда и был Магнитский) прошли обыски с выемкой документов и печатей ряда «фирмочек». А на следующий день весь личный состав офиса «Эрмитажа» в России спешно отбыл в Англию.
Магнитский остался «разруливать» дела. И разруливал еще более года. Одновременно шло следствие, которое выяснило, что фирмочек, уклоняющихся от налогов, у «Эрмитажа» в Калмыкии, Читинской области, Бурятии и т.д. около 20.
И одновременно происходили скандальные «операции» с фирмочками Браудера «Рилэнд», «Парфенион», «Махаон», которые выявил Магнитский. Он заявил, что их украли с использованием печатей и документов, изъятых следователями, и затем провели аферу по истребованию из бюджета ранее выплаченных этими фирмочками налогов на 230 млн. долл.
То, что такая афера действительно была – несомненно. И это второй криминальный пласт «дела Магнитского».
24 ноября 2008 года Магнитского арестовали. И начали допрашивать, выясняя устройство и функционирование системы фирмочек «Эрмитажа». А также, видимо, пытаясь выяснить, кто стал реальными владельцами пакетов акций ключевых корпораций России. А также, скорее всего, пытаясь найти способ «прикрыть» огромную налоговую аферу правоохранителей. И с этого момента в российской и мировой прессе начал вспухать скандал вокруг хищения фирмочек у Браудера и налоговых сумм из бюджета России.
16 ноября 2009 г. Магнитский умер в тюрьме.
И появились инициированные Браудером все более громкие разоблачения безобразной жестокости и неправового «беспредела» российских правоохранительных органов в отношении Магнитского, растиражированные в мировых СМИ, а далее подхваченные сенаторами США (список Кардина), Европарламентом и т.д., включая заключение общественной экспертизы Национального антикоррупционного комитета РФ.
Тема смерти Магнитского в тюрьме стала центральной в данном скандальном сюжете и поводом для политического обвинения фактически в целом российской власти.
А теперь зададим вопрос американским коллегам. А также нашим креативным, так сказать, гражданам, мечтающим, чтобы у нас все было, как в США.
Где бы оказался в США человек, строивший незаконные схемы ухода от налогов, как Магнитский? Правильно, в тюрьме. Напомним, что именно по обвинениям в уклонении от уплаты налогов в США попадали в тюрьму самые крупные гангстеры, вроде Аль-Капоне, и их «финансовые консультанты». И на сегодняшний день существенной частью контингента американских тюрем являются «финансовые схемотехники», подобные Магнитскому.
Могут ли они погибнуть в тюрьме? Запросто, что показывает, например, культовый голливудский фильм «Побег из Шоушенка», а также множество других фильмов, в которых начальство и охрана организуют в тюрьме криминальный беспредел. Но это фильмы, а есть американская статистика.
По данным базирующегося в США Международного центра политических исследований (International Centre for Policy Studies) за 2008 г., США – страна с самой большой в мире численностью «тюремного населения» (2.17 млн. чел.). Китай с населением почти в 5 раз больше, чем в Америке – на втором месте (1,55 млн), Россия – на третьем (0,87 млн).
В то же время, по данным рейтинга самых страшных тюрем мира, приведенного в сентябре 2006 г. сайтом «ньюсру.ком» (http://www.newsru.com/crime/19sep2006/prison.html), американские тюрьмы «ЭйДиХикс Флоренс», «Рикерс Айсленд» и «Сан-Квентин» заняли «почетные» второе, шестое и десятое места в мировом рейтинге тюрем с самыми ужасными условиями содержания заключенных. Особенно отличается криминальным разгулом нью-йоркская тюрьма «Рикерс Айсленд».
А уж по поводу коррумпированных полицейских, прокуроров, агентов ЦРУ и т.д., в том числе создающих и возглавляющих криминальные сообщества, – в США не только существует давняя традиция расследований ФБР (начиная с властно-полицейско-криминального альянса 30-х годов в Чикаго), но и очень обширная современная литература и фильмография.
Возвращаясь к американским тюрьмам, укажем, что по данным Министерства юстиции США за 2001–2005 гг. (US Department of Justice. Office of Justice Programs. Bureau of Justice Statistics), смертность в них за этот период, при примерно сохраняющейся численности заключенных, непрерывно увеличивалась. В 2001 г. умерли 3841 чел., в 2006 г. – 4233 чел.
По данным Генпрокуратуры и Федеральной службы исполнения наказаний, в 2010 г. в российских тюрьмах умерли 4423 чел. То есть, в расчете на душу тюремного населения, почти втрое больше, чем в США. Причем основными причинами российской современной тюремной смертности статистика называет эпидемические заболевания. И прежде всего туберкулез, которого (см. ежегодные Российские статистические сборники) в России в позднесоветское время и в начале рыночных реформ почти не было.
Однако по нарушениям элементарных прав заключенных – российским тюрьмам очень далеко до того беспредела санкционированных властью пыток, который военные и спецслужбы США творили в отношении арестованных по подозрениям в причастности к терроризму в тюрьмах в Ираке, Афганистане и на Гуантанамо (Абу-Грейб), о которых уже сказано ранее.
Это видимо, нужно трактовать как рецидивы американской репрессивной традиции, идущей от времен Ку-Клукс-Клана и внесудебных репрессий против инакомыслящих в 50-х годах, во времена разгула маккартизма?
Далее, возникает следующий вопрос: почему тысячи смертей заключенных в тюрьмах США не вызывают такого мощного (тем более, международного) резонанса? И почему такой резонанс вызвала именно одна смерть в тюрьме Магнитского – из тысяч смертей заключенных в России?
Американская пресса подчеркивает, что через «Эрмитаж» (читай – через фиктивные фирмочки Браудера-Магнитского) американскими инвесторами были скуплены российские активы на миллиарды долларов.
Эти инвесторы, зная сомнительность своих приобретений, очень беспокоятся за их судьбу. Которая, как они понимают, почти полностью зависит от того, могут ли эти приобретения в какой-то момент быть признаны незаконными. Именно они просто должны – ради миллиардов – стараться доказать безусловное благородство Магнитского и преступность российской власти и через прессу, и через Конгресс.
Но доказать преступность российской власти и правоохранительной системы очень хотят и многие элитные группы как в США, так и в других странах мира. А также и часть российской «либеральной» элиты. И здесь цели Браудера, американских инвесторов и перечисленных элитных групп полностью совпадают.
И, наконец, еще одно обстоятельство. Браудер, видимо, понимает, что корпоративная группа, которая его атакует в России, – такая же транснациональная, как и его собственная, причем с соответствующими связями и механизмами влияния на всех этажах власти. Он уже в июле 2009 г. (Магнитский еще жив!) подает иск в суд Южного округа Нью-Йорка с требованием раскрытия информации об операциях своего коллеги-конкурента по инвестированию в Россию – фонда «Ренессанс-капитал» Стивена Дженингса. Причем поддерживают его иск два – американский и российский – бывших прокурора.
Как сообщили «Ведомости» от 31.07.2009, «Компания Hermitage Билла Браудера через американский суд добивается от «Ренессанс капитала» документов, связанных с хищением компаний у Hermitage и средств — у российского бюджета. Браудеру помогают бывшие генпрокуроры: в США — Джон Эшкрофт, а в России — Юрий Скуратов. В иске Браудер пишет, что следы его украденных фирмочек нужно искать именно в «Ренессансе», который является «ключевым хранилищем доказательств».
Таким образом, «дело Магнитского» – это никак не вопрос о продолжении и развитии «сталинской репрессивной традиции». Она здесь совершенно не при чем.
Речь идет о криминально-коррупционном разложении существенной части правоохранительной бюрократии в России. Эта часть, с одной стороны, коррупционно попустительствует разгулу в стране криминального бизнеса отечественных и транснациональных групп. И эта часть, с другой стороны, сама начинает заниматься криминальным бизнесом.
В эпоху Сталина даже подозрения в деятельности, аналогичной деятельности Магнитского-Браудера, привели бы к незамедлительным уголовным последствиям. А уж подозрения в том, что призванные защищать закон следователи сами реализуют коррупционные схемы и занимаются махинациями с изъятием налогов из казны – означали скорое расследование, арест виновных, расстрел и публикацию об этом в газете Правда.
Сегодня же криминальность и коррупционность в российской правоохранительной системе беспрецедентна не только в сравнении с аскетичной эпохой Сталина, но и в сравнении с уже достаточно глубоко пропитанной криминалом и коррупцией позднесоветской эпохой.
На этом фоне не столь уж важно то, что «дело Магнитского» – вопрос борьбы зарубежных инвесторов, сомнительными путями задешево купивших российские активы, за их безусловную легализацию. А также за то, какой из транснациональных властно-корпоративных кланов получит приоритеты в легализации этих российских активов и их последующем наращивании.
Конечно, это для них очень важно – ведь если «Эрмитаж» дискредитирован, то через него работать не будут, а будут инвестировать через других. А если «Эрмитаж» чистый и непорочный, и сумеет эту свою непорочность отстоять аж в войне такого масштаба против российской власти, – значит он «самый-самый», и надежнее всего инвестировать именно через него…
Но для нас гораздо важнее другое. То, сумеют ли антироссийские политические элиты через скандал вокруг «дела Магнитского» создать такое мировое общественное мнение о России, которое в итоге позволит назвать российскую власть – любую российскую власть – нелегитимной. Ведь если им удается это, то возможен следующий шаг, каковым является попытка организации «оранжевой революции» (что и было сделано год назад на Болотной и Сахарова). Затем можно переходить к международным санкциям. Ведь именно прологом к ним является «акт Магнитского». А также новый виток истории с рукописями Шнеерсона.
А затем возможно все, что угодно. Вплоть до попыток разыграть сценарий внешнего вооруженного вмешательства по ливийской или сирийской схеме.
Вот почему надо ознакомить со всей этой информацией общественность – как российскую, так и международную. Кстати, о международной. На ленте.ру от 16.01.2013 размещено сообщение: «Лондон отказался помогать Москве в «деле Магнитского». По словам генерального прокурора Юрия Чайки, его ведомство четырежды обращалось в британское министерство внутренних дел с просьбами о помощи в разбирательстве этого резонансного дела, но каждый раз получало отказ.
Как уточнил Чайка, «в обоснование приводилось мнение госсекретаря Англии о том, что «исполнение этих запросов может нанести ущерб суверенитету, безопасности, публичному порядку или другим существенным интересам Великобритании».
Великолепная формулировка, не правда ли?
Лента.ру указывает на то, что предположительно генпрокурор мог иметь в виду засветку в данном скандале Терезы Мей, министра внутренних дел Великобритании, которая формально именуется государственным секретарем Министерства внутренних дел, либо министра иностранных дел Уильяма Хейга, государственного секретаря по иностранным делам и делам Содружества.
Все дело в том, что в конце ноября 2012 года Генеральная прокуратура РФ закончила работу над обвинительным заключением против Браудера и Магнитского и направила это заключение на рассмотрение по существу в Тверской районный суд Москвы.
Но у Браудера такие высокие подельники, что Лондон отказывается даже сотрудничать по этому делу! Апеллируя при этом к фундаментальным интересам Великобритании. И тем самым доказывая, насколько влиятельны подельники Браудера, прикрывшиеся злоключениями Магнитского для того, чтобы не отвечать за свои преступления перед народом России и международным сообществом.
Итак, мы получили ответ на второй вопрос, вопрос о том, что такое «акт Магнитского», что такое «дело Магнитского» и так далее.
Магнитский – это мелкий уголовник, связанный с крупным уголовником Браудером. Вина Магнитского доказана. Стремясь уйти от ответственности, он начал обвинять тех, кто его арестовал.
Виновны ли те, кто его арестовал? С точки зрения обсуждаемого нами вопроса это не имеет абсолютно никакого значения. Главное, что виновен Магнитский. Если виновны и те, кого обвиняет Магнитский, то их надо наказать по закону. Но возможно, они виновны, а возможно, и нет. А Магнитский точно виновен.
И никакие нормы права не снижают меру его виновности лишь потому, что виновны те, кого он обвиняет. Если они виновны, то они тоже должны были сидеть в тюрьме. Но и Магнитский должен был сидеть рядом с ними.
Конечно, сидеть, а не быть убитым.
Но никто не доказал, что он был убит. В тюрьмах умирает много людей. Причем по разным причинам. Это может быть связано с плохим содержанием в тюрьмах или с состоянием здоровья .сидящего в тюрьме человека. Тюрьма и впрямь не санаторий. Это касается как наших тюрем, так и американских. А также любых других.
Но предположим, что он был убит. И что?
Совершенно неясно, кем он был убит. Вполне возможно, что он был убит Браудером или нашими местными криминализованными ментами, которым его заказали люди Браудера? В таких случаях действует норма выдвижения гипотезы, гласящая – «ищите выгоду». Смерть Магнитского была выгодна только Браудеру. Ведь Магнитский уже дал согласие на работу со следствием, его убийство позволяло Браудеру спрятать концы в воду и прикрыться, обвинив своих обвинителей в том, что они погубили «благородного Магнитского». Именно это Браудер и сделал. И мы все прекрасно понимаем, что «акт Магнитского» - дело рук Браудера и его еще более высоких американских покровителей.
Разумеется, тут не только заботятся о Браудере. Тут еще и атакуют Россию.
Вопрос №3 – чем с точки зрения национального права является «акт Магнитского»?
Отвечаем: он очевидным для всех образом является фантастически антиправовым действием. Магнитский пишет что-то в дневнике о негодяях таких-то, укравших столько-то. Его записи могут быть оговором честных людей. А могут быть и важным материалом для следствия. Но они не могут быть основанием для осуждения тех, кого Магнитский зачисляет в преступники. Завтра любой другой человек (например, вор в законе) напишет какой-то дневник и кого-то обвинит. И что, люди будут автоматически осуждены? И даже не получат возможности оправдаться?
К такой замечательной новой норме апеллируют американцы и их «пятая колонна» в России? Эта «пятая колонна» все время вопила о преступлениях Сталина, о беззаконии. Но то, что сотворили американцы, соорудив «акт Магнитского» - это такое беззаконие, что перед ним меркнут все мифы Млечина и Сванидзе по поводу злодеяний Сталина. И что же? Хоть одна либеральная душонка квакнула что-нибудь по этому поводу? Или хотя бы пискнула: «Вы знаете, как-то это все-таки не вполне»? Черта с два!
Вопят как резаные: «Благородный, безвинный, наичистейший Магнитский зверски убит ворами-путинистами! Великие, наичестнейшие американцы, следуя всем нормам права, наказали их за это! А также за воровство и все прочее! Тогда воровской режим Путина стал по-воровски защищаться!»
Вас от этого не тошнит? Это не является очевидной вариацией на самые подлые темы мировой истории, к каковым относится тот же поджог рейхстага?
Поступая подобным образом, нас хотят учить нормам права, благородству, честности, объективности? И других при этом называют подлецами? А сами-то кто?
Вопрос №4 – чем «акт Магнитского» является с точки зрения международного права?
Отвечаем. Если все именно так, как мы говорим (а мы приводим факты, а не подменяем доказательность крикливостью), то «акт Магнитского» - это вопиющее нарушение суверенитета России. Завтра какой-нибудь американский преступник (чьи преступления доказаны следствием и требуют лишь подтверждения в суде) в своем дневнике обвинит в чем-то посадивших его в тюрьму полицейских. Потом он умрет, например, от инфаркта или инсульта (повторяем, таких случаев тысячи). Мы берем его дневник и на этом основании арестовываем, например, капиталы американских инвесторов, вложивших деньги в Россию. А почему бы нет?
И как на это посмотрят американцы? С какой страной вообще можно так себя вести? Со страной третьего мира себя так не ведут. Страна, с которой так себя ведут, и которая не реагирует в ответ, причем самым жестким образом, признает себя оккупированной де-факто. А также признает, что в мире нет никаких законов, кроме права сильного. То есть признает абсолютный беспредел в качестве правовой нормы.
Вопрос №5 – что это все значит в геополитическом и геостратегическом смысле?
Отвечаем. Запад разрывает отношения с Россией. Он показывает нашей элите, что ее место у параши. Что любой наш элитарий в любой момент может потерять все, что угодно, если это будет угодно какому-нибудь американскому Браудеру или купленному этим Браудером конгрессмену. Или кому угодно еще.
Приняв акт Магнитского, американцы показали, что США – страна беззакония. Причем вопиющего беззакония. Беззакония, при котором не соблюдается элементарная правовая логика. Беззакония, растаптывающего любые, даже самые примитивные нормы международных отношений.
Почему так неубедительна власть в своих действиях против «акта Магнитского»? Потому что она находится в состоянии стратегической растерянности. Европа не суверенна. Вот-вот она начнет принимать этот же «акт Магнитского». Уже действуют нормы этого акта на Кипре и в Швейцарии. Завтра они будут действовать везде. Что делать? Все ставки были на то, чтобы укорениться на Западе, а в России удерживать политические позиции, козыряя этими позициями на Западе. Ради этого разрушили Советский Союз, осуществили бредовую приватизацию и все другие безобразия. И что делать теперь? Наш буржуазный класс по-настоящему счастлив, только отдыхая на Западе. У очень-очень многих там семьи, капиталы, собственность. Бросить все это и уехать в Россию? И что делать тут?
Подчеркнем еще раз – история с «актом Магнитского» имеет еще и этот геополитический, геостратегический, миропроектный уровень. Который обязательно надо учитывать.
Вопрос №6 – как это все соотносится с охотой на Путина?
Отвечаем: очень и очень просто. Запад хочет переключить на свой пульт управления всех тех, кто имеет деньги на Западе. Он предъявляет им казус под названием «акт Магнитского» и говорит: «Либо вы мне подчиняетесь, либо в лучшем случае валите вон. Но без денег, без собственности. И с волчьим билетом».
Расчет идет на то, что элита подчинится. Силовая в том числе. Вот уж к чему мы не стремимся, так это к тому, чтобы ее идеализировать. Затем хомяки снова выйдут на улицу.
Что говорит Буковский? Что вскоре на улицы выйдет не интеллигенция, а публика попроще и пошпанистее. Публика, выйдя на улицы, пальнет в милицию. Милиция в нее. И вдруг окажется, что силовики на стороне народа. Точнее, исполняют команды Запада. Ровно так было в Египте.
Чего же потребует от нас Запад? Все понимают, чего. Не новых норм подчинения, хотя и это унизительно, а окончательной ликвидации своего государства.
Так как же мы относимся к «акту Магнитского»? Как к величайшему американскому позору, проявлению дичайшего беззакония. Как к началу войны с Россией. И как к покрывательству воров, обокравших Россию в 1998 году и скупивших затем подешевке наши, ими же обесцененные, активы.
Наше отношение таково.
Странные или двусмысленные (а порою и странные, и двусмысленные) существа, именующие себя «креативным классом», относятся к «акту Магнитского» диаметрально противоположным образом.
Что мы утверждаем? Что надо было еще жестче, нежели это сделала власть, ответить на «акт Магнитского». Что тут допустима любая жесткость. Что чем жестче, тем лучше. И то, что власть решилась как-то ответить на неописуемую мерзость под названием «акт Магнитского», – абсолютно нормально. Конечно, если в этом «как-то» не содержится какого-то людоедства, в котором власть обвиняют американцы и их «пятая колонна», она же «креативный», так сказать, «класс», не способный связать двух слов и сказать хоть что-нибудь внятное по поводу сложившейся ситуации.
Но может быть, «закон Димы Яковлева» и впрямь носит людоедский характер?
Это вопрос №7, без ответа на который нельзя переходить к политическим действиям.
Если «закон Димы Яковлева» людоедский, то его надо осудить. И сказать законодателям: «Не играйте детскими судьбами, выясняя отношения с американцами». Ну, что ж, давайте разбирать теперь уже не тему «акта Магнитского», а тему усыновления наших сирот американцами и вообще иностранцами.
Разобьем этот вопрос №7 на подвопросы.
7.1. Франция отдает своих сирот кому-либо? Нет, не отдает.
7.2. Что происходит в плане отдачи сирот иноземцам в странах более слабых, чем Россия? Например, на Украине, в Молдавии, в Румынии. Везде происходит одно и то же. Отдача сирот иноземцам начинает становиться постепенно чем-то малоприемлемым даже для стран, где проблема незащищенности сирот стоит гораздо более остро, чем в России.
Но давайте для начала установим, что страны первого мира своих сирот иноземцам не отдают. Они людоеды? Спрашивается, почему они не «людоеды» и не «цари Ироды», а мы и «людоеды» и «цари Ироды». Потому что так написано в контрпропагандистской шпаргалке, сочиненной взбешенными американцами и нашей «пятой колонной» и повторенной на площадях ужасно креативными и критически мыслящими людьми?
7.3. Дима Яковлев оказался жертвой американского беззакония. США все больше демонстрируют себя как град беззакония. Почему мы должны отдавать своих детей в руки беззаконников, принимающих «акт Магнитского» и вообще не защищающих детей-сирот, взятых американцами из других стран?
Говорят о том, что американцы пока что убили еще мало наших сирот, взятых на попечение. А сколько пропало бесследно? Сколько пропало бесследно в Европе? Кто-нибудь это знает? Итальянцы, случайно проведшие расследование, заявили, что бесследно пропали тысячи детей.
В американских семьях слишком часто подвергаются насилию даже свои малолетние дети. А чужие? Бесправные? Что помешает использовать их в разных видах порнобизнеса? Или в продаже на органы? Заболел мальчик и умер… А на самом деле – сдан на органы. Что этому помешает? Любовь? А не пошли бы вы куда подальше? Конечно, есть разные отдельные случаи. Но мы знаем, зачем в целом берут сирот. Не из любви, а из соображений нормальной и аномальной выгоды.
Нормальная связана с получениями определенных преференций американскими семьями, взявшими на попечение сирот. Расчеты показывают, что взять сироту выгодно. Даже если его не использовать противозаконным образом.
Аномальная выгода связана с использованием сирот противозаконным образом. Повторяем, их для этого совершенно не обязательно убивать. Есть масса способов противозаконного использования сирот, коль скоро они переезжают в страну беззакония. А Америка уже стала страной беззакония вообще и страной избирательно усиленного беззакония по отношению к России. Став такой страной, она не будет проявлять соответствующее беззаконие во всем, включая наших сирот? И как мы должны к этому отнестись?
Элементарная порядочность, отсутствующая в псевдолиберальной тусовке, требует признания того, что закон, который теперь называется «законом Димы Яковлева», в той его части, которая касается вывоза сирот, был разработан два года назад. Что его пытались принять раньше. И приняли теперь, на волне справедливого, как мы видим, возмущения неслыханной и крайне опасной беззаконной пакостью, именуемой «акт Магнитского».
Невывоз сирот и ответ на «акт Магнитского» – связаны самым очевидным образом. Имя этой связки – беззаконие. Американцы беззаконны в том, что касается этого возмутительного акта. Они беззаконны в том, что касается отношения к нашим сиротам. И пусть они понимают, что мы относимся к ним, как к стране беззакония. В которую сирот нельзя отдавать потому, что они там становятся жертвами самого разнообразного беззакония. А также потому, что будучи враждебными для американцев (а американцы показали принятием «акта Магнитского», насколько им враждебны именно мы, а не наши чиновники) – сироты, входящие в категорию «рашен», будут особо уязвимыми.
Может быть, их надо было бы отдавать и в Освенцим? Говорят, доктор Менгеле умел лечить какие-то заболевания.
7.4. Говорят, что отказавшись отдавать сирот американцам, мы не дали американцам вылечить наших сирот. Спрашиваем – скольких сирот? Речь идет о 19-ти больных сиротах. Мы их не можем вылечить? Если на лечение каждого сироты понадобится 1 млн долларов, то это 19 миллионов. Сопоставлять эту цифру с издержками по делу Сердюкова мы не будем. Говорить о том, что один миллиардер может решить всю проблему и не заметить этого, мы тоже не будем. Потому что стыдно.
Не будем рассказывать и о том, что вытворяют иностранцы, давая взятки нашим чиновникам и вывозя из страны вместо больных сирот здоровых. Практика настолько постыдная и массовая, что опять-таки стыдно. И за наших воров, и за иноземных махинаторов.
Разумеется, речь идет не о 19-ти сиротах-инвалидах, на бедах которых спекулируют представители нашей «пятой колонны», проклиная «Ирода-Путина» и «депутатов-людоедов». А о наших сиротах вообще. Их проблему надо решать. Это одна из проблем, которые надо решать. И решить ее можно по-настоящему, только изменив жизнь. Так давайте менять жизнь. И немедленно.
В любом случае, всем понятно, что после случившегося нашим сиротам, оставшимся в России, жить будет в России лучше, чем в США. В среднем лучше. Кому-то из этих сирот, может быть, и повезло бы с приемной семьей. А кто-то оказался бы в таких условиях, как Дима Яковлев. Или в качестве раба педофилов. Или в качестве исчезнувшего ребенка, отданного на органы.
Белоленточная нелюдь пускает слюни по поводу тех наших сирот, которые оказались в хороших семьях. И прячет концы в воду по поводу того, что касается сирот, оказавшихся в семьях плохих и ужасных. Эта нелюдь – достойный наследник тех, кто сначала оплакивал тбилисские жертвы, якобы изрубленные десантными лопатками, а потом с особым изуверством расстреливал свой парламент и никого не оплакивал.
Многие, наверное, не за были, что вытворяла тогда госпожа Ахеджакова.
Детей им, видите ли, жалко. Так мы вам и поверили!  
Наше отношение к «закону Димы Яковлева» полностью зависит от того, как следует относиться к «акту Магнитского».
Если «акт Магнитского» - это справедливое действие благородных американцев, то «закон Димы Яковлева» - воровская махинация. Но если «акт Магнитского» - это неописуемая антиправовая пакость, плевок в лицо России, проявление чудовищного беззакония, то «закон Димы Яковлева» - это один из возможных ответов.
Допустимость такого ответа определяется, конечно же, детскими судьбами. Если в США наши сироты будут счастливы, а у нас несчастливы – да, надо их передавать в США. Но будут ли они счастливы в США? Нет, не будут. Повторяем, кому-то повезет. Но для большинства все обернется большим несчастьем. Кроме того, почему у нас наши сироты должны быть несчастливы? Почему французы никому не отдают сирот, да и все страны первого мира? Так давайте станем страной первого мира, отказавшись быть страной третьего мира, а точнее американской колонией. Ведь с чего-то надо начать.
У нашей элиты хватает денег на бесстыдные оргии, но не хватает на защиту сирот? Давайте изменим ситуацию! В СССР сироты, в том числе инвалиды, были окружены заботой. Ведь знаем же, что были окружены. Более того, были окружены иной заботой, чем американские сироты. Почему мы боимся возвращаться к самим себе? К тому лучшему, что у нас было? Если мы не вернемся, причем в течение нескольких лет, страна погибнет. А значит, надо возвращаться немедленно.
Можно и должно поддержать запрет на действия американской «пятой колонны» на нашей территории, эту главную часть «закона Димы Яковлева», о которой белоленточники не говорят вообще и которая их волнует больше всего, равно как и их хозяев. Мы просто не можем это не поддержать.
Можно и должно поддержать запрет на передачу наших сирот иноземцам вообще и особенно тем, кто встает на путь беззакония, не защищая наших сирот, третируя нашу страну, а значит, и всех ее граждан, включая сирот.
Мы не должны передавать сирот иноземцам!
Можно и должно зафиксировать наличие прямой и очевидной связи между прекращением отдачи сирот в США и «актом Магнитского». Ибо «акт Магнитского» - высшее проявление враждебности к России и беззакония. А страна, которая так себя ведет по отношению к нам, будет так вести себя и по отношению к нашим детям. И кстати, показывает, что именно так она ведет себя по отношению к нашим детям.
Что же ни в коем случае нельзя поддержать?
Ни в коем случае нельзя поддержать действия власти, направленные на ювенальные способы защиты наших детей на нашей территории. Подчеркиваем – всех наших детей вообще и наших сирот в том числе.
Под сурдинку обоснованной политической войны с оскорбившими нашу страну американцами были приняты все ювенальные подходы, навязывавшиеся ювенальным лобби, ломающим всю логику нашей семейной жизни. А значит, все константы нашего исторического бытия.
Вопиющим образом были приняты те законы, против которых мы собирали письма. Липовые электронные письма, собранные белоленточниками против «закона Димы Яковлева» - это одно. Но мы собрали письма совсем другие. И мы настаиваем на том, чтобы мнение тех, кто эти письма подписывал (а подписавших уже более 200 тысяч), было не просто учтено, а сделано основой полноценного, неювенального, законодательства по вопросу о детях, учитывающего лучшие советские и досоветские традиции и устремленного в будущее.
Да – осуждению «акта Магнитского»!
Да – невывозу сирот из России!
Да – отпору американскому беззаконию, одинаково проявляемому в вопросе об «акте Магнитского» и вопросе о наших сиротах, оказавшихся в США.
Нет – протаскиваемым ювенальным преступлениям!
Нет – самому ювенальному подходу к вопросу о детстве!
Нет – особо опасным законам, письма против которых подписали сотни тысяч наших сограждан.
Нет – всему обезьянничанью в вопросе о защите детей!
Нет – духу тупого, рабского, слепого подражанья, которым проникнуты все начинания, которые ювенальщики пытаются пропихнуть под сурдинку антиамериканизма.
И есть еще одно «нет», которое мы должны сказать со всей категоричностью. Министерство образования принимает новые стандарты, которые мы считаем преступными и оскорбительными. Да, американцы оскорбили Россию, и этому надо дать отпор. Но Министерство образования и Российская Академия образования, заменив Куприна и Бунина матерным ничтожеством Эппелем и другими ему подобными в качестве обязательной литературы, которую теперь должны осваивать наши дети, бросили нам в лицо вызов огромной силы.
Такой же вызов бросил нам гуру этих святотатствующих методистов господин Борис Ланин, заявивший радиостанции «Голос Америки»: «На всю школу один компьютер. К счастью, он стоит не в кабинете директора, а в библиотеке, и дети могут пользоваться. Но на второй компьютер денег нет. А на экскурсии по полям сражений Второй Мировой войны и на археологические раскопки останков участников войны деньги есть. Но спустя 70 лет это не самая актуальная вещь для воспитания детей».
Мы требуем отстранения от формирования учебных программ и этого самого Ланина, и методистов, навязывающих нам Эппеля в качестве обязательной литературы и выводящих из списка обязательной литературы Куприна, Лескова и Алексея Толстого.
Мы беспредельно возмущены тем, что нашим детям будут навязывать в качестве обязательного (а пусть бы даже и рекомендованного) такие пассажи Эппеля: «Мальчишки то и дело констатируют, что кролики е<нецензурно>. Девочки, поглядывающие издали, тоже знают, чем занимаются кролики, но слово «е<нецензурно>» не употребляют. Наглые мальчишки, желая обратить внимание девочки, делают из двух пальцев левой руки кольцо и, просунув в это кольцо указательный палец правой руки, двигают им взад-вперед».
А вот еще пассаж, из того же Эппеля, тоже для обязательного прочтения детей: «Моя рука стала протискиваться между мягковатых, чуть-чуть прохладных, но и чуть-чуть разгоряченных бедер… Пальцы продирались сквозь то разжимавшиеся, то смыкавшиеся бедра и утыкались словно щенки во влажную – обширную после стиснутости бедер – путаницу достигнутых зарослей. И подруга моя от прикосновений вздрагивала, дергалась как-то и говорила: «Не надо, а то у меня голова заболит. И будет сильно и долго болеть». И сама стискивала длинными своими изукрашенными пальцами то, что хотела».  
И наконец, третий пассаж: «Девки перестают смеяться, начинают сопеть, щипаться и прижимать его к своим кофтам. «Чего же ты? Чего де ты? Шворь давай скорее! - сопя, бормочут они непонятные слова. - Ну, отшворь нас, сученыш, ну!» Одна опрокидывает его, грузно наваливается сбоку и всасывается в его рот, а вторая шарит по Семеновым штанам. «Погоди, черняшка, погоди, не вертись», - дышит первая, слюнявя Семена мокрыми губами. А вторая, не найдя пуговиц, рвет высохшую резинку, на которой держатся его шаровары и пристраивается, как верхом. «Держи его теперь, Варя, держи», - сдавленно сопит она и начинает сильно вихляться. А Варя держит, как гиря, наваливаясь на грудь Семену, и тоже сопит: «Потом меня. Меня, сученок, тоже, после подружки». И вдвигает свой толстый язык в разинутый рот Семена».
Когда дети вырастут, они будут читать все, что захотят. Но предлагать ребенку вместо «Медного всадника» (оставлен только в пределах углубленного курса) или Куприна, Лескова и Алексея Толстого (вообще отсутствуют в базовом курсе, перенесены в углубленный курс) всю эту антилитературную пакость может только враг России. Или подкармливаемый американцами, или уничтожающий нацию по зову сердца.
В любом случае, речь идет о неслыханной мерзости, которую надо прекратить.
Учитывая остроту и сложность всей вышеописанной ситуации, нашу ответственность перед людьми, подписывавшими письма протеста, и в целом нашу гражданскую ответственность перед Россией, мы считаем нужным предпринять следующие шаги.
Первый шаг – категорически осудить «акт Магнитского» и предпринять все необходимые действия для разъяснения обществу опасности, безнравственности и беззакония этого акта.
Второй шаг – особо поддержать меры по противодействию американской «пятой колонне», содержащиеся в «законе Димы Яковлева».
Третий шаг – поддержать в целом невыдачу наших сирот американцам. Но предложить как можно быстрее перейти к невыдаче наших сирот иноземцам вообще.
Четвертый шаг – принять особые меры, обеспечивающие защиту сирот в России. Для этого обложить прогрессивным налогом граждан России с доходами более 200 тысяч рублей в месяц. Считать допустимым увеличение налога с 5% (при доходе менее 1 миллиона рублей в месяц) до 10% (при доходе более 1 миллиона рублей в месяц). Назвать этот налог «налогом на сирот». Использовать полученные деньги для лечения сирот-инвалидов, детей-инвалидов вообще, создания новой инфраструктуры заботы о детях-инвалидах и сиротах.
Пятый шаг – считать обоснованной связь между невыдачей американцам сирот и объявлением России политической войны под видом принятия «акта Магнитского». Считать и поведение американцев по отношению к нашим сиротам, и «акт Магнитского» разными проявлениями одного и того же – вопиющего беззакония.
Шестой шаг – категорически отвергнуть все проявления ювенальщины, встраиваемые в политику защиты детей якобы ради обеспечения правильного функционирования «закона Димы Яковлева».
Настоятельно предупредить о том, что подобное встраивание оттолкнет от авторов «закона Димы Яковлева» все патриотические силы. А поскольку другие силы называют авторов закона людоедами и иродами, то авторы закона, который мы в целом поддерживаем, окажутся вообще лишены общественной поддержки. А значит, будут легкой добычей антинациональных сил.
Предупредить также о том, что попытки пропихнуть ювенальщину якобы для обеспечения «закона Димы Яковлева» вызовут крайние формы патриотического протеста. Широкая патриотическая общественность заявляет: «Нам нечего терять, кроме своих детей! И на вторжение в семейную жизнь корыстной бюрократии и сомнительных общественников, тесно связанных с криминальными и иноземными структурами, народ ответит самыми жесткими действиями. Тут-то и будет переполнена чаша народного терпения».
Седьмой шаг – категорически воспротивиться протаскиваемой чудовищной политике в сфере литературы и подвергнуть глубокому пересмотру всю образовательную политику в целом. Действия тех, кто вводит новые стандарты, подобные вышеназванным, ничуть не лучше действий американцев, а возможно, даже и хуже.
Восьмой шаг – во исполнение воли тех, кто подписал письма протеста, для защиты России и недопущения оседлывания справедливого протеста антинациональными белоленточными силами, для противодействия проискам ювенальщиков и подрывным действиями в сфере образования, для защиты детей как нашего будущего мы создадим организацию Родительское Всероссийское Сопротивление, сокращенно РВС.
Мы найдем возможности обеспечить РВС необходимыми средствами для того, чтобы противодействие неприемлемому для нас было полноценным.
Мы до последнего будем рассчитывать на то, что власть реально учтет все то, что мы ей предъявили, а не будет отделываться возмутительными отписками. Но мы не знаем, что именно будет делать власть. И мы не можем сделать граждан России заложниками той стратегической неопределенности, которая сейчас наличествует в действиях власти более, чем когда бы то ни было.
Мы никогда не знаем, в какой момент власть начнет снова обниматься с теми, с кем сегодня расплевывается. И на каких условиях она начнет с ними подписывать капитуляцию.
Поэтому, поддерживая те действия, которые отвечают интересам России, мы продолжаем оформление конституционного, патриотического, гражданского сопротивления всему тому, что подрывает Россию изнутри и дает все новые козыри антинациональным силам.
Да здравствует Россия!
Да здравствует гражданское сопротивление силам, жаждущим гибели нашей Родины!
Нет – национальному унижению!
Да – возрождению нашей Родины!
Предлагаем начать проводить пикеты и готовить всероссийский съезд Родительского Сопротивления.
 
Политсовет «Сути времени»
 
 

ВложениеРазмер
ris1.png247.85 КБ
ris2.png239.65 КБ
ris3.png108.95 КБ
ris4.png119.67 КБ

День в истории

Вход в аккаунт

Навигация