виртуальный клуб Суть времени

Сопротивление. Новая повестка дня для патриотической оппозиции.

Ссылка на youtube, файлы для скачки, расшифровка - в полной версии новости.

Сопротивление from ECC TV .

Скачать файл.avi (avi - 203 Мб)
Звуковая дорожка, файл.mp3 (mp3 - 30 Мб)
Версия для мобильных устройств, файл.3gp (3gp - 40 Мб)

Youtube

СОПРОТИВЛЕНИЕ
Новая повестка дня для патриотической оппозиции

 

I.

Почти год назад, 4 февраля 2012 года, движение «Суть времени» организовало вместе с другими патриотическими силами «антиоранжевый» митинг на Поклонной горе. Всем, кого интересует правда об этом митинге, рекомендую ознакомиться с его полной записью. И с тем, что именно я сказал, открывая митинг. Ознакомление неопровержимо докажет любому минимально объективному человеку, что митинг на Поклонной горе НЕ БЫЛ митингом в поддержку Владимира Путина. Он был – и именно это я сказал, открывая митинг, – совместным политическим выступлением очень разных патриотических сил.
И тех сил, которые поддерживали курс Путина.
И тех сил, которые надеялись на немедленное изменение курса Путина, вызванное действиями так называемой белоленточной оппозиции.
И тех сил, которые, не рассчитывая на скорое изменение курса Путина и находясь в оппозиции к проводимому Путиным курсу, считали своим долгом дать отпор посягательствам на суверенитет и целостность российского государства.
Ведь именно такое посягательство осуществляли представители так называемой белоленточной – а на самом деле стопроцентно оранжевой – оппозиции, организовавшей митинги на Болотной и Сахарова.
Открывая 4 февраля 2012 года митинг на Поклонной горе, я прямо сказал, что являюсь противником политики Путина. Но при этом призываю всех патриотов России оказать СОПРОТИВЛЕНИЕ оранжевым антигосударственным силам. Идея такого СОПРОТИВЛЕНИЯ была глубоко созвучна тогдашней политической ситуации.
Но насколько актуальна эта идея сегодня? И может ли она стать, образно говоря, из «спринтерской» – «стайерской»? Может ли сформироваться долговременная оппозиционная патриотическая стратегия вокруг того, что было зимой 2011–2012 годов ответом на острый, но кратковременный политический вызов?
Да, может. Если вокруг тогдашнего ответа сформируется нечто новое и фундаментальное. Заявив о своем намерении сформировать нечто подобное, я обязан предложить новую трактовку и патриотизма, и оппозиционности.
 

II.

Одно дело – патриотизм, который мы отстаивали в 1989 или 1992 году, когда слово «патриот» однозначно было ругательным. И совсем другое дело патриотизм в 2013 году, когда слишком многие хотят числиться патриотами. Какой смысл мы сегодня вкладываем в это слово? И можно ли сегодня вложить в это слово живой, накаленный смысл? Или же для новой ситуации надо подыскивать другие слова? Это вопрос №1, без ответа на который нельзя двигаться дальше.
Но есть еще вопрос №2, ничуть не менее важный. О какой оппозиционности идет речь сегодня? К чему патриоты должны находиться в оппозиции? Понятно, что они по-прежнему сопротивляются антигосударственным проискам белоленточников. Но кто такие эти белоленточники? И имеют ли патриоты право, говоря о стратегическом сопротивлении, ограничивать его только белоленточниками? Которые, между прочим, во имя любых сиюминутных приобретений готовы стремительно менять политическое обличье.
Смотришь на такого белоленточника и вспоминаешь строки из «Евгения Онегина»:
 
«Чем ныне явится? Мельмотом,
Космополитом, патриотом,
Гарольдом, квакером, ханжой
Иль маской щегольнет иной…»
 
Какой маской завтра щегольнут Дмитрий Быков, Алексей Навальный, Сергей Удальцов, Ксения Собчак, Михаил Касьянов, Борис Немцов, Гарри Каспаров и другие? И что же? Мы будем каждый раз менять свою стратегию, подлаживаясь под очередные маски? Но одно это, безусловно, обрекает на проигрыш любое патриотическое движение. Оппозиционное же – в первую очередь.
Вопрос №3 ничуть не менее важен. Мы находимся в оппозиции к многоликим белоленточникам и их иностранным покровителям, американским прежде всего. Но сами эти белоленточники вертятся подобно ужу на сковородке для того, чтобы предстать в виде единственной оппозиции власти! Зачем им нужно было извращать содержание митинга на Поклонной горе, называя его митингом путинистов? Для того чтобы монополизировать (так и хочется сказать «прихватизировать») оппозиционность, им нужно было так представить произошедшее на Поклонной, чтобы максимально освободиться от «Сути времени» как от своего единственного полноценного антагониста. Противопоставляющего белоленточной псевдооппозиционности оппозиционность иную, патриотическую.
Говоря о белоленточной псевдооппозиционности, я имею в виду откровения Сергея Удальцова, который сообщил всем, что целью белоленточников было всего лишь неконституционное продление президентства Д.А.Медведева. Такие вот у нас белоленточные «Че Гевары», именующие оппозиционных патриотов из «Сути времени» «путинистами». И во всеуслышанье называющие самих себя «медведистами».
В условиях прошлогодней острейшей политической конкуренции белоленточную ложь о произошедшем на Поклонной горе подхватили зюгановцы. Обрушив на «Суть времени» поток дичайших клеветнических обвинений. И притворившись, что Зюганов а) не обещал принять участие в митинге на Поклонной горе. И б) не вел глубоко ошибочных заигрываний с белоленточной оппозицией.
Но дальнейшее развитие политической ситуации все расставило по своим местам. КПРФ проголосовала за предложенный властью «закон Димы Яковлева». Так что же, теперь и КПРФ перестала быть оппозиционной партией?
Вовсе нет. Просто, проголосовав за «закон Димы Яковлева», КПРФ признала задним числом вопиющую несправедливость обвинений, выдвигаемых в адрес «Сути времени». И подтвердила, что можно поддерживать власть постольку, поскольку она совершает нечто патриотическое, и при этом быть в оппозиции к власти. Ибо власть внутренне противоречива и не готова, в ее нынешнем виде, к проведению последовательного патриотического курса.
 

III.

Власть колеблется. Эти колебания порождаются и изменением мирового процесса, и конфликтом внутри властных групп, имеющих очень разную ориентацию. Амплитуда колебаний велика.
С одной стороны – неприемлемое для нас вхождение в ВТО, утверждение явных или скрытых ювенальных подходов к семейной политике, потакание разрушительным тенденциям в сфере образования и многое другое.
С другой стороны – последнее Послание Владимира Путина, в котором говорится, например, что особой благодарности заслуживают бойцы поисковых отрядов, ухаживающие за мемориалами и предающие земле останки павших солдат Великой Отечественной войны.
Давайте сравним это утверждение с выступлением по «Голосу Америки» некоего господина Ланина, заявившего:
«На всю школу всего один компьютер… На второй компьютер денег нет? А на экскурсии по полям сражений Второй мировой войны и на археологические раскопки останков участников войны деньги есть. Но спустя 70 лет это не самая актуальная вещь для детей».
Если нас спрашивают: «Какое из двух утверждений ближе для вас как оппозиционных политиков? Утверждение Путина или утверждение Ланина?» – то ответ, как вы понимаете, очевиден. Более того, как мы можем быть в оппозиции к приведенному мною выше утверждению Владимира Путина? Или к его же утверждению, сделанному в том же Послании, о единстве и неразрывности нашей тысячелетней истории, опираясь на которую, мы обретаем внутреннюю силу и смысл национального развития?
Если мы заявим, что мы в оппозиции к этому утверждению, то нас справедливо спросят: «Вы сами утверждали то же самое на протяжение 25 лет! И что же? Теперь вы становитесь в оппозиционную позу только потому, что Путин говорит о том, что является символом вашей политической веры?»
Мы можем и должны вести жесткую оппозиционную политику по отношению к тем, кто говорит о десталинизации и десоветизации.
Мы можем и должны дать отпор любым попыткам это осуществить. И мы давали этот отпор, невзирая на должности, занимаемые десталинизаторами и десоветизаторами. Ведь был же дан беспощадный политический отпор действиям комиссии Федотова—Караганова. А ведь Михаил Федотов, затеявший беспрецедентно наглое начинание по десталинизации и десоветизации, был советником президента Медведева.
Мы неуклонно будем противодействовать господам типа Сванидзе, Млечина, Пивоварова, Ципко в их попытках посягнуть на единство нашей истории, демонизировать ее отдельные периоды (советский, прежде всего). Но мы не можем, не попав в смешное положение (а ничего не может быть хуже этого для политиков), вставать в оппозицию к утверждению Владимира Путина о единстве и неразрывности нашей тысячелетней истории.
Этак мы можем встать в оппозицию и к параллели, проводимой Путиным между Мавзолеем и Киево-Печерской лаврой. Но ведь мы сами десятилетиями проводили эту параллель, воюя со Сванидзе, Млечиным, Кураевым и многими другими.
Так в чем же тогда наша оппозиционность? Может быть, правы те, кто говорит, что речь идет о карманной оппозиционности? Что мы оппозиционны только по отношению к тем, кто оппозиционен по отношению к Путину?
Республиканская партия США находится в жесткой оппозиции к президенту США Бараку Обаме. И что же? Она всегда голосует против ВСЕХ решений президента Обамы? Если бы она встала на такую позицию (а ведь только такую бредовую позицию наши белоленточники соглашаются признать оппозиционной), то у нее вообще не было бы шансов на политическое будущее. Она в лучшем случае превратилась бы в ку-клукс-клан.
Все мы прекрасно понимаем, что и в Европе, и в США, и в Азии, и в Латинской Америке оппозиционные партии поддерживают одни решения глав государств и не поддерживают другие. Причем поддерживают они те решения, которые созвучны их собственным представлениям о национальных интересах.
Другую позицию занимают только психически не вполне здоровые люди. Когда белоленточники непристойно завыли по поводу Жерара Депардье и начали называть его «Жёпардье» только за то, что он похвалил Путина, СССР и Россию, у меня возникло ощущение, что у них и впрямь наметился крен в сторону элементарного нездоровья.
Наша оппозиционность имеет здоровый и предельно четко выраженный характер.
Да, президент России Владимир Путин сказал в своем Послании нечто диаметрально противоположное тому, что говорит господин Ланин. Но почему тогда господин Ланин сохраняет влияние, и немалое, на процессы в нашем образовании? Почему под диктовку Ланина наше образование подвергается чудовищному насилию, уродуется, оскверняется?
Что происходит в Перми и других городах России? Почему там на бюджетные деньги создаются псевдомузеи, директора которых сами говорят, что их задача не в том, чтобы блюсти музейную правду, а в том, чтобы заниматься пропагандой антисоветизма и внушать населению ненависть ко всему советскому?
Чем завершатся попытки господ типа Гельмана издеваться над Россией, выдавая эти издевательства за новое слово в искусстве?
Список таких оппозиционных вопросов к власти, явным образом проявляющей глубокую и неслучайную непоследовательность, можно было бы продолжить. Наличие этого списка и определяет нашу оппозиционность.
Но почему власть проявляет подобную непоследовательность? Серьезный ответ на этот вопрос немыслим без анализа международной обстановки.
 

IV.

Поворотной точкой в отношениях между США и Россией стало принятие американцами преступного, вопиюще неправового «акта Магнитского». А также то, как на это американское безобразие ответила и власть, и вся политическая Россия. Подчеркиваю – не «Единая Россия», а именно вся политическая Россия. А также то, как белоленточники отреагировали на наш консолидированный ответ американцам, плюнувшим в лицо не власти, а всей стране.
Белоленточники стали неистово вопить о том, что американцы правы, а их противники, то есть вся политическая Россия, – людоеды и подлецы. Белоленточники нагло лгут о благородстве Магнитского, из коего якобы вытекает правомочность беззаконного «акта Магнитского», принятого американским Конгрессом.
Но, во-первых, ничье благородство не может оправдать беззакония. А, во-вторых, реальный Магнитский – это соучастник преступления, а не благородная жертва.
Есть документальные доказательства того, что Магнитский действовал вместе с крупнейшим международным авантюристом Браудером. И что он вместе с Браудером совершал уголовно наказуемые деяния.
Есть также доказательства того, что Браудер был партнером банкира Сафры. Что именно в банк Сафры были в 1998 году переведены 4,8 миллиарда долларов, которые должны были не допустить краха наших ГКО. И что эти деньги были украдены. Тем самым, Магнитский – это мелкий уголовник, входивший в очень большую банду, осуществившую против России преступление века. Это преступление до сих пор осталось нерасследованным.
Все прекрасно понимают, что историю с якобы благородным Магнитским, погибшим от рук ужасных злодеев, раскрутил именно Браудер, спасаясь от наказания. И что если даже против Магнитского и были совершены преступления, то это не отменяет того факта, что и сам он совершал преступления. А также соучаствовал в крупнейших преступлениях.
Обвинения Магнитского в адрес своих гонителей американцами были приняты, мягко говоря, некритически. Это создает прецедент, по которому любой обвиняемый может, обвинив своих обвинителей, быть поддержан на международном уровне. Речь идет о посягательстве на все правовые устои. А также на национальный суверенитет. Если США могут так вести себя по отношению к российским заключенным, то и Россия обязана вести себя аналогично? То же самое с поведением Пакистана по отношению к индийским заключенным (а также наоборот)? Во что превратится мир, если такой подход восторжествует в международном сообществе?
Наконец, и официальный Лондон, и США отказались даже обсуждать претензии России к зарубежным фигурантам дела Магнитского. И, прежде всего, к руководителю и покровителю Магнитского Браудеру. Это не просто оскорбительно. Это является беспрецедентным оскорблением страны – страны, а не тех или иных ее должностных лиц! По сути это означает, что завтра по любому произвольному обвинению может пострадать за рубежом любой гражданин России.
Но в таких случаях страна, которая делает первый шаг, никогда не сходит с выбранного пути. Всем ясно, что «актом Магнитского» все не ограничится. Что американцы встали по отношению к нам на путь холодной войны. И что, сделав первый шаг по этому пути, они будут двигаться по нему дальше.
Белоленточники говорят американскому «акту Магнитского» – «да».
Мы говорим – «нет». И поскольку «закон Димы Яковлева» тоже говорит этому акту «нет», то мы не можем не поддержать «закон Димы Яковлева». Другая позиция с нашей стороны была бы смешна и аморальна.
Повторяю, именно это поняли все оппозиционные силы, включая КПРФ, которая проклинала нас за нанесение ударов по белоленточникам, ибо, видите ли, эти удары помогают Путину, а оппозиционер не может ни в чем поддерживать Путина. Так может или не может? История дала ответ. И я считаю, что на этот раз КПРФ поступила правильно. В народе в таких случаях говорят: «Лучше поздно, чем никогда».
 

V.

Белоленточники, восхваляя «акт Магнитского» и осуждая всех, кто поддержал «закон Димы Яковлева», за то, что этот «замечательный» акт они «позорным образом» осудили, – развернули беспрецедентную истерику по поводу содержащегося в «законе Димы Яковлева» запрета на вывоз детей за рубеж. Белоленточники поступают, как элементарные мошенники. Они выпячивают отдельные счастливые случаи: «Вот ведь, мол, как хорошо сложилась судьба такого-то и такого-то, усыновленных американцами!»
Указывая на эти позитивные случаи, белоленточники другие негативные случаи бесстыдным образом игнорируют. «Подумаешь, – говорят они, – погиб какой-то там Дима Яковлев! Ну, и что? Американцы погубили не так уж много наших сирот. А зато другим-то как повезло!» Но что значит в таком вопросе «много»? Много – это сколько? Правомочен ли такой подход? И если да, то как преодолеть его однобокость?
Во-первых, если принять белоленточные адресации к Достоевскому, к его «слезе ребенка», то подход по принципу «много – мало» вообще не правомочен. Ибо для Достоевского достаточно одной слезы одного ребенка.
Во-вторых, если применить другой подход, то для того, чтобы он не был однобоким, надо внимательно анализировать реальные данные. Сколько наших детей-инвалидов усыновляют американцы? По данным авторитетного благотворительного фонда «Семья», в 2010 году из 1016 наших сирот, усыновленных американцами, инвалидов было 44.
В 2011 году из 956 наших сирот, усыновленных американцами, инвалидов было 89.
При этом все мы понимаем, что диагнозы «инвалидность», позволяющие обеспечивать иностранцу наилучшие условия для усыновления наших сирот, порою отменяются на следующий день после усыновления.
Но пусть даже все сироты, усыновленные в качестве инвалидов, являются таковыми. И пусть все они столь же счастливы, как те немногие, кого все время выставляют белоленточники и американцы в качестве живого упрека «людоедам-путинистам», принявшим «закон Димы Яковлева» (я имею в виду Джессику Лонг, Татьяну МакФадден и других). Честь и хвала тем американцам, которые сделали этих детей счастливыми! Но как быть с теми американцами, которые сделали других российских сирот несчастными?
Если одни дети плачут оттого, что их не усыновили в США, то другие плачут оттого, как именно их усыновили. Ибо их превратили в рабов – сексуальных и прочих. В конце концов, Дима Яковлев – это ребенок, который плакал перед тем, как умереть. И был замучен извергом. Изверг не был наказан, и было сказано, что Дима погиб не по его злой воле, а в силу случайного стечения обстоятельств.
А что произошло с Машей Яшенковой из новошахтинского детдома? Ее усыновил развратник Мэтью Манкузо из Пенсильвании. Он регулярно насиловал пятилетнюю девочку, морил ее голодом для фотосессий, приковывал цепями в подвале и знакомил интернет с такими своими подвигами. Педофила начали искать только тогда, когда в интернете оказалось двести порнографических фото Маши. Тогда родная дочь педофила призналась, что отец тоже насиловал ее с пяти лет. А в шестнадцать лет она перестала его возбуждать, и он поехал в Россию за новой маленькой девочкой.
По данным полиции США, в американском интернете – 50 тысяч фотографий детей, находящихся в сексуальном рабстве.
Данные о бизнесе Надежды Фратти (Щелгачевой), занимавшейся незаконным вывозом наших сирот в Италию, общеизвестны. Щелгачева переправила из России 1260 детей. Наши следователи, приехав с проверкой, обнаружили 5 детей. Остальные 1255 исчезли бесследно. Речь идет о здоровых детях в возрасте до трех лет. По этому поводу министр внутренних дел Италии Роберто Марони сказал на Ассамблее ЮНИСЕФ в Риме: «Малолетние иммигранты оказываются «золотым дном» для торговцев живым товаром, которые продают их органы. Мы имеем основания говорить о торговле детскими органами. И признаки торговли уже обнаружены в Италии. С 1974 по 2008 год в Италии бесследно исчезли 9802 несовершеннолетних, 8080 из них иностранцы». А ведь это только одна Италия!
И что же? Мы должны умиляться по поводу отдельных благополучных случаев усыновления сирот и вообще не обращать внимания на эту статистику? А как же «слеза ребенка»? Того же Димы Яковлева, которого продали за рубеж незаконно, запугав бабушку и так далее? Той же Маши Ален, она же Маша Яшенкова, подвергшейся издевательствам удочерившего ее педофила? Или Вани Скоробогатова, у которого на теле после убийства американскими родителями насчитали 80 только видимых ранений, из них 20 на голове? Или – ведь все к убийствам не сводится – удочеренных одной американской сердобольной семьей 11 девочек из России? Все эти девочки были удочерены для того, чтобы сниматься в детском порно и заниматься проституцией.
Зная обо всем этом, радоваться тому, что есть отдельные счастливые случаи, игнорировать все остальное и утверждать, что политики, обеспокоенные этим чудовищным «остальным», – «людоеды», «подлецы» и так далее? Воистину следует говорить о том, что белоленточники не просто жестоковыйны. Они лицемерные чудовища, осмеливающиеся использовать гуманистическую риторику. Мы помним, как они ее использовали в ходе перестройки. И как потом относились к неизбежным, по их мнению, издержкам чудовищных реформ, погубивших многие миллионы людей.
Дима Яковлев – это один из рабов, проданных в США за 80 тысяч долларов. Сколько еще таких сирот с искалеченными судьбами? Или кто-то хочет сказать, что все иностранцы покупают наших сирот для того, чтобы их осчастливить?
Интернет переполнен соответствующей преступной порнографической продукцией.
Вывоз детей-сирот за рубеж является очевидной частью мафиозного бизнеса с так называемым живым товаром.
Этот бизнес приносит сотни миллиардов долларов.
Именно во имя слез наших детей мы обязаны отделить нормальные случаи усыновления от мафиозных преступлений. Или от частных инициатив тех или иных недоброкачественных иностранцев – педофилов, садистов и так далее.
Но мы не можем это сделать в условиях американского законодательства, с его вопиюще дискриминационным отношением к нашим сиротам, попавшим в руки американских мерзавцев.
И наконец, почему никто не называет подлецами и людоедами французов, которые не выдают сирот за рубеж, да и вообще все страны первого мира? У американцев много своих сирот. Сегодня их 423 тысячи. По разным данным, от 129 до 143 тысяч живет в детских домах и ждет усыновления. Почему американцы вместо своих сирот усыновляют наших, причем за такие большие деньги? Только ли потому, как говорят белоленточники, что большинство американских сирот – афроамериканцы?
Но, во-первых, афроамериканцев в американских детских домах всего лишь 60%.
Во-вторых, нынешняя Америка совсем не та, какой она была в эпоху нашего фильма «Цирк». Усыновленный афроамериканский сирота сейчас не только не позор, а скорее даже наоборот.
И, в-третьих, американцы очень расчетливые люди.
Так в чем же дело? Ведь все понимают, в чем! В том, что с усыновленным российским сиротой можно делать все, что угодно. И это убедительно показал прецедент Димы Яковлева. А это ведь далеко не первый прецедент. А вот с американским сиротой нельзя позволить себе и тысячной доли того, что можно позволить себе с сиротой, вывезенным из России.
Так что же именно позволяют себе делать американские негодяи, расчетливо тратящие деньги на покупку наших сирот с тем, чтобы получить огромную прибыль? Как именно они «отбивают» вложенный ими в этого сироту капитал? Так, как в случае Маши Ален? Так, как это живописует министр внутренних дел Италии? И почему мы это должны терпеть?
Что касается связи между нашим противодействием «акту Магнитского» и нашим противодействием вывозу сирот за рубеж, то в каком-то смысле это одно и то же. Потому что Магнитский и его хозяин Браудер грабили Россию, вывозя из нее нефть, газ и многое другое. А могущественная сила, осуществляющая массовую закупку и продажу «Дим Яковлевых», делает непомерный гешефт не на наших нефти и газе, а на наших детях, которые для этой силы – живой товар, рабы, игрушки для разнообразных потех. И нам еще предстоит разобраться, нет ли прямой связи между вывозом нефти и газа под руководством американских хозяев Магнитского и вывозом живых рабов, товара, ничуть не менее высокорентабельного, чем нефть и газ, и приносящего огромные доходы.
Повторю: международная мафия, занимающаяся этим бизнесом, имеет годовой доход в сотни миллиардов долларов. Эта мафия тесно связана с наркомафией и лишь слегка уступает ей по могуществу.
В воплях белоленточников по поводу чудовищности «закона Димы Яковлева» не больше правды, чем в воплях господина Млечина по поводу того, что все его знакомые, жившие в Советском Союзе в 70-е годы, шатались от голода.
И тут, наконец, пора переходить к главному.
Мы считаем необходимым поддержать отдельные патриотические шаги нашей власти, каковыми, например, являются последнее Послание президента Путина и «закон Димы Яковлева».
Мы считаем столь же необходимым оказать гражданское, конституционное противодействие всему тому, что осуществляет та же самая власть, и что никоим образом не сочетается с ее отдельными патриотическими шагами.
И наконец, мы за год убедились в том, что белоленточная угроза не рассосется. Что это долговременная опаснейшая угроза. Что бороться с этой угрозой мы обязаны вне зависимости от того, как будет вести себя власть.
Но почему же власть ведет себя так непоследовательно? И в какой связи находятся эта непоследовательность и подлинное содержание той белоленточной угрозы, которая и впредь будет являться нам под очень разными масками?
Сорвать все эти маски и обнажить подлинный лик – вот стратегическая задача патриотической оппозиции. Как только мы это сделаем, гораздо яснее станет природа непоследовательности нынешней власти. Той непоследовательности, которая определяет наш оппозиционный патриотический курс.
 

VI.

Предостерегаю от прямолинейного, инерционного противодействия белоленточникам. Предупреждаю всех – белоленточная оппозиция будет менять обличья. Она обязательно попытается очень криво нацепить на себя маску радетельницы за права простого народа. Но никакого реального отношения к защите простого народа белоленточная оппозиция не будет иметь НИКОГДА. И очень важно осознать, почему.
Белоленточная оппозиция никогда не может стать антизападной. Даже если Запад встанет на путь уничтожения России, белоленточники не осмелятся осудить его за это. Или же осудят так, что из-под шутовского колпака этих риторических осуждений будут всем видны ослиные уши записной американской пятой колонны.
На белоленточных скрижалях уже изложена система зловещих белоленточных заповедей. И написано: «Исправлению не подлежит». И сами белоленточники не захотят исправлять написанного. И им этого не позволит сделать история.
Уже начертаны все неизгладимые пакости: о «норковой революции», то есть революции богатых. О революции «среднего класса», «креативного класса», «образованных рассерженных горожан».
Читаю эти пакости и спрашиваю себя: «А я-то кто? Вроде я тоже горожанин, кандидат наук, получивший несколько высших образований, не бюджетник, не социально-экономическая жертва преступлений Гайдара и Чубайса. Белоленточники для меня при этом враги, и я такой не один. Так какого же черта они гонят эту пургу про консолидированную поддержку «средним классом» белоленточного движения? Консолидированную поддержку этого движения «образованными рассерженными горожанами» и так далее?»
И кто же они такие по сокровенной сути своей, эти самые белоленточники? Ведь мы имеем дело с очень крупным явлением! Мы обязаны дать себе ответ на вопрос, что это за явление. И только дав ответ на этот вопрос, мы имеем шанс на формирование адекватной стратегии сопротивления той силе, которая, меняя обличья, будет постоянно добиваться конца российской истории.
Итак, белоленточники сказали о себе, что они «креативщики», «средний класс», «норковый класс», «рассерженные образованные горожане».
Что же именно они сказали о своих противниках?
Они сказали, что их противники, собравшиеся на Поклонной горе, – это жалкие никчемные лузеры. Что этих антибелоленточных лузеров очень много. И что по отношению к этому «очень много» они, белоленточники, конечно же, в меньшинстве. Но это такое меньшинство, которое значит намного больше, чем большинство. Это – Меньшинство с большой буквы.
Вообще-то белоленточники заявили о себе, как о таком Меньшинстве, еще до Поклонной горы, ознакомившись с результатами голосований на «Суде времени» и «Историческом процессе». А также с результатами наших соцопросов и многим другим.
Но вовсю они заголосили на эту тему лишь после Поклонной. И с тех пор голосят об этом, не умолкая.
Если мы сумеем глубоко и объективно осмыслить феномен данного «Меньшинства с большой буквы», то есть Меньшинства очень влиятельного и имеющего определенную историческую природу, то многое станет понятно. И откроются совершенно другие возможности для выработки патриотической оппозиционной стратегии.
Более того, рискну утверждать, что именно от глубины и объективности нашего осмысления феномена данного Меньшинства зависит судьба России.
Вопрос о взаимоотношениях в пределах одного народа (а также братской семьи народов, каковой мы и поныне, безусловно, являемся) этого самого Меньшинства и некоего фундаментально противостоящего ему Большинства – подымался в разных странах в различные переломные эпохи.
Например, в эпоху Великой французской революции. Или в эпоху Великой Октябрьской революции.
Никоим образом не хочу утверждать, что Большинство всегда одерживало победу над Меньшинством. Подобное утверждение носило бы шапкозакидательский характер. Из него вытекала бы ложная стратегия противодействия Меньшинству. А ложная стратегия ничем, кроме поражения, обернуться не может.
Довольно часто, но не всегда, то влиятельное и консолидированное Меньшинство, которое и является подлинным ликом белоленточного движения, скрываемым за многими масками, одерживало победы над Большинством.
И как же, с учетом этого, раскрыть содержание понятия «Меньшинство с большой буквы»?
Окончательно признав себя после Поклонной горы именно Меньшинством с большой буквы, белоленточники стали настаивать на том, что исторические судьбы народов определяет именно Меньшинство с большой буквы. Что Большинство, являющееся противником такого Меньшинства, всегда ущербно, по сути, состоит из недочеловеков. Что в этом – мировая практика. А в России подобный расклад на протяжении веков имел гораздо более отчетливый характер, чем в любой стране мира.
Тем самым граждане, собравшиеся на Болотной и Сахарова, а также протестующие против «закона Димы Яковлева» и так далее, – «благородные дельфины», которых всегда намного меньше, чем ничтожных «анчоусов», «благоухающие созидательные пчелы», которых всегда намного меньше, чем «вредных навозных мух», и так далее.
Разве идеологи, заявившие об этом, были осуждены белоленточным сообществом? Ничуть не бывало.
Для начала признаем, что бесконечное презрение такого Меньшинства (всегда именующего себя просвещенным) к Большинству (которое Меньшинство всегда именует непросвещенным) – это фундаментальный факт нашей политической жизни.
Что под какие бы маски ни прятали белоленточники этот свой сокровенный лик – именно он всегда будет определять характер политического процесса. Признав же это, спросим себя – так что же это за лик?
Для того чтобы ответить на этот вопрос, нам придется оглянуться назад и, отбросив все частности, выявить ту ось, вокруг которой вращалась и вращается постсоветская Россия.
 

VII.

Вот уже более двадцати лет нашему обществу навязывается идея покаяния за порочное прошлое. Эта идея покаяния изначально имела нетерпимый, фактически сектантско-религиозный характер. С годами нетерпимость только нарастает. Призывы к покаянию все больше напоминают проповеди «праведников», бичующих «пороки грешников». Упорство «грешников» лишь распаляет «праведников».
При этом проповедники «религии покаяния», в отличие от любых других проповедников, именуют благодатью не добродетель, а распущенность, не трудолюбие, а авантюризм, не честность, а грабительскую лихость.
Вполне естественно, что такая проповедь, вывернутая наизнанку, не может обеспечить нормального функционирования постсоветского общества, а уж тем более его развития.
Но проповедники покаяния обвиняют во всем не ущербность своей религии, а ущербность «грешников», не желающих эту «религию» принимать. Они неистово бичуют «пороки» этих «грешников», именуя эти пороки то «ядром культуры», то «культурной матрицей».
То, что Меньшинство с большой буквы называет «пороками» нашими, то, за что оно бичует нас как наистрашнейших грешников, для нас, как для Большинства, является основополагающими благими устоями нашей жизни. Таких благих устоев (для нас) или пороков (для них) – одиннадцать. Вот они.
Первый – коллективизм.
Второй – жертвенность.
Третий – вера в то, что не хлебом единым жив человек.
Четвертый – категорическое нежелание признать всеблагой, универсальный, безальтернативный характер великой западной цивилизации, представителем которой на нашей территории является Меньшинство с большой буквы.
Пятый – упорное стремление жить в единой и неделимой России.
Шестой – преклонение перед подвигами предков.
Седьмой – восхищение нашей великой, всемирно значимой и непохожей на другие культурой.
Восьмой – наша готовность считать своим важнейшим слагаемым православную версию христианства.
Девятый – наша тяга к большим просторам и великим проектам.
Десятый – наша вера в возможность справедливого устройства жизни.
Одиннадцатый – «вредная» специфичность русского языка.
«Церковь покаяния», занявшись прозелитизмом, не информировала грешников в открытую о том, что она будет искоренять все эти их пороки. Она поначалу притворилась искоренителем всего лишь какого-то сталинизма, потом перешла от сталинизма к советизму. И стала намекать на то, что ведь советизм тоже произошел от чего-то такого нехорошего.
Только затянув свою новую перестроечную и постперестроечную паству в воронку регрессивного инферно, «церковь покаяния» решилась во всеуслышанье заявить о том, что именно она будет вырывать с корнем.
В ответ она получила от Большинства – когда рычащее, а когда и мычащее «нет».
В итоге после двадцати с лишним лет всевластья «церкви покаяния», ее фактической информационной да и политической монополии, «церковная община» обнаружила, что Большинство упорствует в грехах и даже наращивает греховность. А «святых и подлинно верующих» в «религию покаяния» не более 7 процентов населения России.
Тогда-то и доформировалась в недрах «церкви покаяния» доктрина Меньшинства с большой буквы. Согласно которой, Меньшинство с большой буквы – это крохотное племя гигантов, которому противостоит огромный человеческий свинарник, оно же Большинство с большой буквы.
«Да, – заявило Меньшинство с большой буквы, – наши жизненные установки противоположны мировоззрению этого свинарника – и что с того? Ведь именно нам, находящимся в Меньшинстве избранным, ведомо благо. А если несопричастное благу Большинство будет этому сопротивляться, то по отношению к нему правомочны любые санкции. Вплоть до уничтожения».
Эта доктрина Меньшинства поразительно подтверждает пророчество Достоевского о том, что враги России попытаются доказать народу, что его история есть абсурд.
Что им «надобно, чтобы такой народ, как наш, не имел истории, а то, что имел под видом истории, должно быть с отвращением забыто им все целиком». И что враг яростно приближает час, когда народ «устыдится своего прошлого и проклянет его».
Достоевский предупреждал, что лозунг врага и прост, и коварен одновременно. «Кто проклянет свое прежнее, тот уже наш, – вот наша формула!» Таков был лозунг врага, по мнению Достоевского.
Под какими бы масками ни прятало свой лик Меньшинство с большой буквы, творящее свои покаянные (а на самом деле окаянные) мессы на наших улицах и площадях, – это именно тот враг. Он все чаще скидывает маски. Только вот Большинство еще боится признать, что ему противостоит именно это.
 

VIII.

Проклятия в адрес нашей неуклюжей России, в которой «порядочному человеку» до сих пор еще нечего делать… Лакейство перед Европой… Ненависть к России – вот что, по мнению Достоевского, является сокрытым движетелем так называемой религии покаяния. Ненависть к России за все – за ее природу, за ее историю, за ее идеалы… Так ли уникальны и эта «церковь покаяния», и ее отношение к не вошедшему в эту церковь презренному большинству?
Анализ социокультурных конфликтов, раскалывавших разные народы в разные исторические периоды, позволяет утверждать, что в происходящем у нас сейчас нет ничего уникального.
Что разные народы переживали такие расколы на разных этапах своей судьбы. И что Большинство может спастись от объявившего ему войну Меньшинства, только проявив способность к организации полноценного и эффективного сопротивления.
Но имеем ли мы право говорить о расколе как о чем-то случившемся и потому лишь требующем адекватного оформления? Да, мы имеем право так говорить. Ибо раскол везде и во все эпохи осуществляется руками так называемого просвещенного Меньшинства. Когда идеологи Меньшинства начинают под аплодисменты этого Меньшинства говорить о Меньшинстве как о племени гигантов, а о Большинстве как о человеческом свинарнике, – это и есть произошедший по вине Меньшинства раскол.
И только тогда Большинство можно и должно призвать к Сопротивлению. Потому что только тогда становится понятно, о Сопротивлении чему идет речь. Становится понятно, что если не сопротивляться (причем сосредоточенно, умно, превосходя противника во всем, что касается прихватизированной им современности), то Меньшинство, всегда более консолидированное и сосредоточенно ненавидящее, обречено на успех.
Но если успех английских пуритан (обливавших презрением английское крестьянское большинство в XVII веке, требовавших нещадно пороть это большинство, согнанное с земель, клеймить это большинство раскаленным железом, наделить его статусом прокаженных, изолируемых в работных домах) не разрушил Англию до конца, а создал новую великую Англию…
Если успех французских просветителей, ощущавших себя таким же избранным меньшинством, создал новую великую Францию, то успех нашей «церкви покаяния», нашего «просвещенного меньшинства» – породит только вторую перестройку, то есть окончательный крах России.
Почему? Для ответа на этот вопрос рассмотрим отношения между западенским «просвещенным меньшинством» на Украине и тем украинским большинством, которое меньшинство презрительно называет «омоскаленным». И убедимся, что у украинского западенского меньшинства, радикальные представители которого утверждали, что для освобождения от «омоскаленности» допустимо физическое уничтожение двух третей украинского населения, есть хоть какая-то мечта об украинском государстве. А у «прихожан» нашей «церкви покаяния» есть только ненависть к России и ничего больше.
Опаснее всего не раскол, который Меньшинство осуществило вполне сознательно и предъявило обществу. Опаснее всего полная политическая бесплодность этого Меньшинства, отсутствие у этого Меньшинства какого-либо государственного идеала, какой-либо государственной страсти. И даже зачатков государственного мышления. Этим наше Меньшинство радикально отличается от всех иных подобных Меньшинств, существовавших в разные времена на разных землях.
 

IХ.

Сперва проповедники покаяния лукаво заявляли, что абсолютно порочной является только часть нашего исторического прошлого, его советский период. Но с течением времени они все больше отказываются от такого подхода. И проповедуют порочность всего нашего прошлого. С их точки зрения, одинаково порочны и Александр Невский, давший отпор Тевтонскому ордену, и Иван Грозный, завершивший освобождение России от татаро-монгольского ига, и Петр Первый, прорубивший окно в Европу. Конечно, наиболее порочным такие проповедники считают именно советский период. А внутри него – все то, что связано с эпохой Сталина.
Но по прошествии двадцати лет такого экстравагантного покаяния выяснилось, что и порочность отдельных периодов нашей истории отодвигается такими проповедниками на второй план. А на первый план выдвигается порочность отвечающего за историю субъекта. Того самого, о котором Пушкиным было сказано: «Здесь русский дух, здесь Русью пахнет».
Именно порочность этого духа, который бичующие порок проповедники называют духом-мутантом, теперь обсуждается ревнителями покаяния наиболее активно. Да, теперь они уже не скрывают того, что и перестройка, и радикальные рыночные реформы были нужны не для обеспечения тех или иных трансформаций нашего общества, а для истребления омерзительного духа, который в разные периоды нашей исторической жизни с одинаковой неумолимостью волочет нас по неверному пути, рождает в нас ошибочные представления о благе, вселяет в нас скверные и несбыточные мечты.
Признав через двадцать лет судорожных борений с этим ужасным духом, что истребление духа возможно только при уничтожении государства и народа, наше Меньшинство не оставило Большинству никакого иного выбора, кроме Сопротивления.
Поняв, что именно замыслило Меньшинство, Большинство решило спасать себя, народ и историю. И оно справится с этой задачей. Тому залогом его дух, который Меньшинству так и не удалось истребить.
 

Х.

Раскол между Меньшинством и тем Большинством, которое Меньшинство непрерывно оскорбляет, усугубляется с каждым месяцем. Отрицать его могут только люди, находящиеся вне политики и общественной жизни. Мы не призываем наращивать этот раскол. Мы не радуемся этому расколу. Мы всего лишь говорим о том, что надо признать несомненное и действовать, исходя из этого признания. То есть оформлять раскол должным образом.
Оформление раскола предполагает жесткую постановку ряда вопросов.
Почему Меньшинство имеет право разговаривать с Большинством как поработитель?
Какое отношение такой подход имеет к демократии, особым приверженцем которой Меньшинство себя величает?
Почему, являясь Меньшинством и прославляя демократию, то есть власть Большинства, Меньшинство навязывает Большинству свой подход к культуре, истории, образованию, здравоохранению и даже к воспитанию детей в семьях?
Мы даже не требуем от Меньшинства, чтобы оно влилось в Большинство, приняв его представления о благе, счастье, предназначении. Но пусть Меньшинство хотя бы, обособившись, занимается собой, а не Большинством. Тем более что ничего даже минимально конструктивного Меньшинство Большинству предложить не может. А все, что оно могло предложить, уже испробовано Большинством и осознано как лукавый способ изведения Большинства на корню.
 

XI.

Установив несомненность раскола между Меньшинством и Большинством, мы спрашиваем власть, как именно она собирается действовать в подобных условиях?
Ведь Меньшинство объявило власти войну на уничтожение. Оно очевиднейшим образом не принимает никаких патриотических инициатив власти. И называет их «подлыми» и «людоедскими».
Но власть ведет себя очень странно. Так, как будто бы она и теперь в существенной степени действует под диктовку Меньшинства.
В этих условиях мы заявляем, что, поддерживая патриотические действия власти, мы будем противостоять ее действиям, не являющимся патриотическими. И что воевать с иноземной пятой колонной мы будем, так сказать, на свой страх и риск. То есть вне всякой зависимости от того, как именно к ней будет относиться власть.
Ведь воевали же мы на свой страх и риск с этой пятой колонной в 90-е годы, когда у власти были такие особо выдающиеся пособники иноземцев, как Бурбулис, Гайдар, Козырев и так далее!
Мы и впредь будем действовать именно так, потому что государство – не вотчина бюрократии! А мы – не холопы власти. Государство принадлежит народу. Является средством, с помощью которого народ длит и развивает свое историческое предназначение. Государство – это великий дом, построенный нашими предками. Тот дом, который мы должны отстоять и передать своим потомкам.
 

XII.

13 января 2013 года на белоленточном шествии был, как нам представляется, окончательно перейден политический Рубикон. Белоленточники (они же псевдокреативный класс, «рассерженные горожане» и прочее, они же – и это крайне важно понять – то самое Меньшинство с большой буквы, которое мы столь развернуто обсуждаем) наплевали на то, что принятый по инициативе власти «закон Димы Яковлева» поддержали очень многие оппозиционные силы. То есть – презираемое ими Большинство.
Белоленточники во всеуслышанье заявили, что являются единственными порядочными людьми в России. А всех, кто с ними не согласен, объявили «подлецами» и «людоедами».
Но ведь дело очевидным образом не сводится к Меньшинству. Это Меньшинство всегда считало себя коллективным проконсулом «западного Четвертого Рима» на нашей варварской территории. Создав «церковь покаяния», это Меньшинство внушало Большинству, что каяться надо в частностях, а на самом деле требовало покаяния за непокорность или неполную покорность своему любимому «Четвертому Риму», за желание строить какой-то Третий Рим, не похожий на прототип, и так далее.
Неужели власть и сейчас не ощущает, что ей объявил войну этот «Четвертый Рим»? И что Меньшинство – лишь очень важный легион этого «Четвертого Рима»?
Растет международная напряженность. «Четвертый Рим» беснуется. Он замысливает и реализует все более зловещие международные авантюры. Единство «Четвертого Рима» уже не подлежит никакому сомнению. Ибо нет ни малейших признаков того, что Европа найдет в себе силы для проведения курса, независимого от США.
Мы исходим из того, что внесение или невнесение стратегических корректив в проводимую политику является прерогативой президента РФ, избранного народом России. И что никто не вправе навязывать что-либо главе государства, которому мандат на осуществление политики вручил народ. Но мы считаем необходимым с предельной четкостью сформулировать позицию широкой патриотической общественности, которая, как нам представляется, как минимум, должна быть внимательно выслушана и учтена постольку, поскольку России явным образом грозят далеко не лучшие времена.
Широкая патриотическая общественность считает, что без стратегических корректив нынешнего курса, причем корректив системных и получивших очень мощную общественную поддержку, страна может оказаться еще менее готова к новой, как мы надеемся, все-таки холодной войне, чем СССР к 22 июня 1941 года.
Ведь 22 июня 1941 года Советский Союз обладал и идейным, и политическим, и организационным потенциалом, позволявшим быстро мобилизовать общество на отпор врагу. Не проводя никаких прямых аналогий с той ситуацией и надеясь на благоразумие наших зарубежных недоброжелателей, считаю необходимым подчеркнуть, что на сегодняшний момент Российская Федерация всем этим не обладает. И в этом смысле ситуация действительно хуже, чем в 1941 году.
 

XIII.

Послание президента РФ Федеральному Собранию и принятие Государственной Думой «закона Димы Яковлева» – вот патриотические шаги власти, которые говорят о том, что необходимые коррективы худо-бедно осуществляются.
Но что возобладает в реальности?
Дух этого последнего путинского Послания и «закона Димы Яковлева» – или же инерция, в силу которой бюрократия будет и впредь действовать под диктовку Меньшинства и «Четвертого постмодернистского Рима» с его ювенальными, извращенческими и прочими карательными пакостями?
Без преувеличения могу назвать этот вопрос ключевым для современной России.
Ведь особая омерзительность происходящего заключается в том, что, объявив власти войну на уничтожение, Меньшинство одновременно с этим использует (от имени и по поручению «Четвертого Рима» или как-то еще) все властные рычаги для того, чтобы раздавить Большинство. То есть навязать ему абсолютно неприемлемые тенденции в сфере образования, культуры, семьи, здравоохранения, отношения к истории, принципов позиционирования в современном мире и так далее.
И вот мы спрашиваем – доколе?
Доколе политику в сфере образования будут определять такие, как Борис Ланин, с их издевательствами по поводу приверженности наших детей великой традиции почитания павших в величайшей войне?
В Послании президента России достаточно недвусмысленно сказано, что креативным на самом деле является Большинство, а не Меньшинство. И что в любом случае Меньшинство не имеет права навязывать Большинству свои критерии и ценности.
Но в реальности такие, как Ланин, продолжают и далее безнаказанно реализовывать свой подход к образованию наших детей. По какому праву и на каком основании они, используя властные рычаги, навязывают свой подход? Почему на наши деньги, деньги рядовых налогоплательщиков, учителя всей страны должны, получив директивы Ланиных, проводить антипатриотическую линию в воспитании подрастающего поколения?
С детства и по сию пору нас всех волнуют до глубины души пушкинские строки из «Медного всадника»:
 
«Красуйся, град Петра, и стой
Неколебимо, как Россия».
 
И что же? Теперь, по решению Ланиных, наши дети больше не будут учить наизусть эти строки? А что же именно они должны будут потреблять вместо этой великой духовной пищи, которой веками питались их предки? Мы не призываем к сожжению на кострах той малосимпатичной и низкокачественной литературы, которая рекомендована нашим детям вместо классики. Но всем понятно, сколь важны ориентиры для подражания в момент формирования личности.
Так какие же ориентиры предложат этой личности рекомендованные Ланиными Эппель, Улицкая, Пелевин, Быков и другие? И почему так важно прочтение этих авторов именно в детском возрасте? Не потому ли, что Меньшинство, лукаво заявляющее, что оно хочет совершенствовать образование, на деле стремится убить ненавистный ему дух, сформировать послушного его воле скота, не способного отличить добро от зла, защищать Родину, развиваться и развивать Отечество, раба постмодернистского «Четвертого Рима»?
Нашим детям фактически предписано вообще не изучать произведения классической литературы, формирующие патриотизм, мораль, духовность и, наконец, ту идентичность, без которой нет и не может быть Российского государства. То есть те произведения, на основе которых только и может быть правильно передана эстафета поколений.
Последней каплей, переполнившей чашу, оказалось директивное, по сути своей, сочинение «Русский язык и литература. Примерная программа среднего (полного) общего образования», рекомендованное Российской Академией образования и изданное «Вентана-Граф» в 2012 году.
В этом сочинении объявлена война всему, что нам дорого. Авторы сочинения приказывают учителям разорвать ту нить, которая связует молодое поколение с кладезем великой классической русской литературы, восхищавшей и восхищающей весь мир. Одновременно с этим авторы сочинения приказывают учителям предъявить нашим детям в виде эталонов тексты, в которых обильно используется нецензурщина, активно пропагандируется разврат, в том числе разврат с участием малолетних.
Что знаменует собой в подобных условиях позиция Министерства образования? Оно уклоняется от выработки жизненно необходимых стандартов! Ведет себя по принципу «моя хата с краю, ничего не знаю», сознательно уходя от исполнения своего гражданского и профессионального долга. И передает право на формирование стандартов безответственным и безнравственным представителям так называемого Меньшинства. Которых на пушечный выстрел нельзя подпускать к тому, что касается воспитания и образования наших детей.
Повторим еще раз, что стремясь противопоставить экстремизму Меньшинства свою предельную терпимость и толерантность, Большинство готово согласиться на то, чтобы Меньшинство обучало своих детей сообразно своим стандартам. Но руки прочь от наших детей и от нашего, вам ненавистного, духа! Если Ланины не уймутся, если власть не уймет их, будет бездействовать или перейдет на их сторону, – то все, что нам остается, это спокойно и достойно реализовать наше право на гражданское сопротивление. И теперь понятно, чему именно мы сопротивляемся.
Мы сопротивляемся Меньшинству как «легиону Четвертого Рима».
Мы сопротивляемся самому этому «Четвертому постмодернистскому Риму».
Мы сопротивляемся его духу, несовместимому с нашим духом.
И мы сопротивляемся ставленникам «Четвертого Рима» во властных структурах, действиям власти, совершаемым под тем или иным (буквальным, политическим, идеологическим, психологическим и так далее) давлением иноземного «Четвертого Рима» и нашего ревностно служащего ему, по сути, полицайского Меньшинства.
 

XIV.

Оберегая общественный мир и спокойствие, мы не хотели апеллировать к данному праву. Но нас подталкивает к этому двусмысленная позиция власти и нарастающая наглость Меньшинства, ведущего себя по отношению к Большинству как сообщество «прогрессоров», «пасущих» туземных, жалких и беспомощных, недоумков. Мы никоим образом не намерены задевать Меньшинство. Но мы не позволим ему третировать Большинство. И разрушать нашу величайшую ценность – образование, ссылаясь на необходимость искоренения советской педагогики, советского образовательного подхода.
Между тем, классическое советское образование наследовало прекрасные традиции досоветского образования. И его величайшее достижение состояло в том, что оно соединило эти традиции с общедоступностью. На этой основе мы в кратчайшие сроки стали самой образованной страной мира. Это вызвало панику наших врагов. Американцы копировали наши подходы, пытались нас догнать, объявили наше образование главной опасностью для себя. Нас уважали, нами восхищались. Теперь же нас презирают.
Почему необходимо идти подобной дорогой? Как это сочетаемо с достойным местом России в XXI столетии? В чем тут вообще какой-либо образовательный смысл? Мы утверждаем, что этого смысла нет. Что «церковь покаяния», прихожанами которой является Меньшинство, действует в сфере образования, исходя из одного принципа – «добить гадину». При этом гадиной является не коммунистическая идеология и не советское общество, а ненавидимый этой «Антицерковью» дух.
Меньшинство жаждет беспощадного разбирательства с нашим духом и идентичностью. Оно требует от Большинства добровольного согласия на продажу себя и своих детей в рабство «Четвертому постмодернистскому Риму». Именно поэтому оно поддерживает преступный «акт Магнитского». Именно поэтому ему ненавистна сама идея о том, что мы начнем вести себя в вопросе о детях так, как страны первого мира, – то есть перестанем вывозить сирот за рубеж.
Однако если бы все сводилось к действиям этого Меньшинства, то ситуация была бы поправима. Но чем занята власть? Да, она приняла «закон Димы Яковлева», который не может не поддержать любой патриот России. Но при этом вдруг оказалось, что к данному закону подцеплены все ювенальные законопроекты, против которых протестует народ. Народ России категорически не приемлет внедрение ювенальных технологий – они чужды нашему менталитету, они опасны для семьи, и они уже дали очень скверные результаты на Западе, что хорошо известно.
Нами был организован сбор подписей под письмом протеста против ювенальной юстиции. 25 сентября 2012 года, после большой манифестации в Москве мы передали в приемную Президента РФ 141 428 живых, реальных подписей, собранных по всей России тысячами людей за много месяцев. Этот подвижнический гражданский труд был осуществлен именно потому, что Большинство все еще верит в способность власти перейти к последовательной патриотической политике.
И что же? В Президентском Указе №1688 от 28 декабря 2012 года рекомендовано в кратчайшие сроки, то есть без обсуждения, принять именно те законы, против которых выступили граждане, поверившие предвыборным обещаниям президента, выдвинутому им принципу активного права. Результатом передачи этих писем в приемную Президента РФ была лишь серия формальных бюрократических отписок.
Между тем, вторжение в семью нарастает. Наша ювенальная бюрократия ведет возмутительную охоту на детей. Эта охота вызывает крайнее возмущение широких народных масс. Мы все чаще слышим: «Нам нечего терять, кроме своих детей, но их мы не отдадим».
Со всей страны к нам поступают тревожные сигналы о том, что детей отбирают из абсолютно здоровых семей под предельно лживыми предлогами. Что предлогами могут стать любая царапина или синяк, разбросанные игрушки, отсутствие в холодильнике продуктов (необходимый список которых произволен) и многое другое. Наиболее подударными при такой охоте на детей оказываются малоимущие и многодетные семьи. Граждане возмущены, что за их деньги, деньги российских налогоплательщиков, массовыми тиражами выпускаются агитационные материалы, в которых детей учат доносить на родителей и учителей.
Налицо фактические набеги на семью, которые впору сравнить с набегами татаро-монгольских и иных завоевателей, уводивших детей в полон. В ответ на это даже официальные представители Русской Православной Церкви начинают говорить пастве: «Пора браться за оружие».
Нам абсолютно ясно, чем именно занимается «четверторимское» Меньшинство, устраивая подобные провокации.
Во-первых, оно хочет добивать наш дух через вторжение в семью.
Во-вторых, оно желает быть «двуликим Янусом». Один лик этого Януса – оскаленная антивластность с завываниями по поводу «людоедов», «подлецов», «царя Ирода» и так далее. А другой лик того же Януса – подлый чиновный курс, проводимый в интересах Меньшинства и сопровождаемый оскорблениями Большинства. На вполне корректном, научном языке именно это называется «политический саботаж».
Такая ситуация не может продолжаться вечно. Большинство не будет вечно безмолвствовать.
Убедившись в том, что бюрократия – образовательная, семейная и иная, – действует вразрез с его интересами...
Убедившись в том, что на его деньги финансируются издевательские начинания, позорящие музейное дело и фальсифицирующие историю, дабы навязать народу комплекс неполноценности…
Убедившись в том, что культурная политика проводится властью в интересах господ типа Гельмана…
Убедившись в том, что в отношении него проводится осмысленная политика изъятия детей, большинство реализует свое законное право на ГРАЖДАНСКОЕ СОПРОТИВЛЕНИЕ.
В ситуации властного бездействия и бюрократических действий в интересах Меньшинства мы как патриоты России не имеем права передать это гражданское сопротивление в руки представителей Меньшинства. Ведь именно это произошло в годы так называемой перестройки и обернулось крахом нашей страны.
Представители Меньшинства требуют повторения тех же процессов, организации второй геополитической катастрофы. Они, открыто призывая к осуществлению перестройки-2, публично выдвигают в качестве необходимых ее слагаемых расчленение страны и иноземную оккупацию.
 

ХV.

Политический кризис нарастает. Отсутствие гражданской активности со стороны патриотических сил приведет к тому, что этот кризис, став системным, обернется окончательным крахом России. Но Россия – не вотчина начальства ювенального, образовательного, культурного и иного. Это НАША страна. И мы, реализуя свое право и свой патриотический долг, будем отстаивать ее вне зависимости от того, как поведет себя «административная вертикаль».
В основе нашей политики полное отсутствие каких-либо политических амбиций, карьерных и иных замыслов. Все, чего мы хотим – это изменение стратегического курса в интересах народа.
Мы не узурпируем право выступать от общенародного имени. Мы всего лишь настаиваем на необходимости полноценного диалога между властью и представителями тех патриотических оппозиционных сил, которые получили реальную поддержку Большинства. Мы настаиваем именно на ПОЛНОЦЕННОСТИ подобного диалога. Эта полноценность не имеет ничего общего с отписками, уклончивостью, оскорбительными адресациями к чьей-то якобы «маргинальности».
«Маргинальности»? Кроме массового протеста против ювенальных по духу законопроектов – а это на сегодняшний день уже около 200 000 подписей, – в газете «Известия» 6 июля 2012 года был опубликован призыв виднейших деятелей нашей науки и культуры. Там сформулирована та же позиция, что отстаиваем мы, – о сокрушительности для русской культуры ювенальных начинаний властей. Сотни выдающихся людей России – ученые, видные деятели культуры, военные – это они-то маргиналы?..
«Маргинальности»?!! Такие апелляции к маргинальности были бы с возмущением отвергнуты в любой западной стране и в любой стране мира. Потому что в основе этих апелляций отрицание права на компетентность простого человека в вопросе о его судьбе и жизненных интересах. А вне этого права нет и не может быть никакой демократии. Вы попробуйте сказать американскому фермеру: «Ваше суждение по жизненно важному вопросу, касающемуся судьбы ваших детей, – маргинально, и потому не должно быть учтено»! Вы попробуйте сказать об этом французскому рабочему. Или английскому мелкому лавочнику.
Почему этот номер, который не может пройти нигде, до сих пор проходит у нас? Причем в исполнении записных ревнителей демократии?
 

XVI.

Западному «Четвертому постмодернистскому Риму» и его здешнему «легиону», этому самому Меньшинству с большой буквы, нужна не отечественная полноценная демократия, а псевдодемократия неоколониального типа.
Но что же власть? Она бездействует, ведет себя, уподобляясь кролику, взирающему на западного удава. Вчера Хусейн, Мубарак и Каддафи. Сегодня – Асад. Разве непонятно, кто следующий? Неужели власть боится увидеть эту очевидную правду? И предпочитает до последнего момента оставаться в неведении? Но ведь «Четвертый Рим» вознамерился посягнуть не только на власть, а на Россию! И потому мы обязаны выполнить свой патриотический долг, заявив о нашем гражданском сопротивлении всем силам, жаждущим конца российской истории.
Подчеркнув конституционность этого сопротивления, нашу твердую решимость вести его законными методами, мы приступаем к действию.
Зимой 2012 года белоленточники (они же пресловутый «креативный класс») вывалились на улицу. И стали навязывать нации стратегию, несовместимую с жизнью страны и целостностью государства. Тогда мы, лицезрея, как прячутся, разбегаются, перебегают на сторону оранжевых многие из тех, кто вертелся рядом с властью в предыдущий период, – исполнили свой гражданский долг.
Мы защищали не власть, а Родину. И сколь бы ни были тяжелы грядущие испытания, мы неуклонно будем идти по этому, нами выбранному, тернистому оппозиционно-патриотическому пути.
 

XVII.

Изложенная нами платформа патриотической оппозиции не имеет ничего общего с политическим ультиматумом. Наше сопротивление является противодействием опасным тенденциям, противодействием разрушению страны. Ради спасения страны мы всегда готовы вступить в полноценный диалог и содействовать такому развитию событий, при котором новая разрушительная перестройка станет невозможна, а мы и наши потомки будем жить в великом и благом Государстве Российском.
 

ХVIII.

Мы во всеуслышанье заявляем о своем намерении полностью реализовать право граждан на патриотическое сопротивление разрушению страны и истреблению того завещанного нам предками великого духа, без которого нет ни страны, ни общества.
Ради этого мы собираем 9 февраля 2013 года в Колонном зале Дома Союзов Съезд родителей России. И учреждаем Родительское Всероссийское Сопротивление.
Мы заявляем о том, что Большинство не будет безгласным и безразличным к судьбе Отечества. Что оно даст отпор Меньшинству, посягающему на историческую судьбу и суверенитет России.
Мы заявляем также о том, что будем впредь поддерживать любые патриотические действия власти. Но будем противостоять другим ее действиям. Ювенальным и образовательным, в том числе.
Мы надеемся, что патриотический подход в итоге возобладает. И что это произойдет своевременно. В противном случае «Четвертый Рим», соблазненный непоследовательностью нашей власти и оранжевым нахрапом своей осатаневшей пятой колонны, посягнет на суверенитет, национальную независимость, территориальную целостность России.
 
От имени движения «Суть времени»

– руководитель движения Сергей Кургинян 

 
Москва, 31 января 2013 года
 
Предлагаем всем патриотическим силам, разделяющим эту платформу, приступить к выработке стратегии совместных действий.

Вход в аккаунт

Навигация