виртуальный клуб Суть времени

03.04.2017. Сергей Кургинян в специальном выпуске программы "Вечер с Владимиром Соловьевым" на канале "Россия 1"

Аватар пользователя Анастасия Бушуева
03.04.2017 23:15
Европа/Москва

Стенограмма передачи (фрагменты):

Владимир Соловьев, ведущий: Сергей Ервандович.
Сергей Кургинян, лидер движения «Суть времени»: Задай вопрос.
Владимир Соловьев, ведущий: Задам вопрос. Мы тему обсуждаем, и вот что ужасно: мы понимаем, как завтра начнется раскручиваться эта истерика, что «Где же ваш Путин?», «Где же ваша стабильность?», «Где же ваши жизни?» и «Неважно, кто взорвал». И разные силы будут кричать... оппозиционеры будут кричать: «Это специально, ― уже сейчас они кричат, ― взорвал Кремль, потому что началась избирательная кампания и надо придумывать любой повод, чтобы затянуть гайки и не дать возможность народу проводить несанкционированные митинги, наступление на гражданские свободы...» То есть истерия уже вовсю выстраивается. Вот политически, как вы видите возможное развитие событий? Кому может быть выгоден этот теракт? Как грамотно с ним бороться?
Сергей Кургинян, лидер движения «Суть времени»: Я твердо понимаю, что он невыгоден Путину. Есть другое мнение? Вот давайте освободимся полностью от представлений, что «Путин — наша икона», «не трожьте нашего замечательного Путина»... Вот давайте рассмотрим, ему это выгодно или невыгодно? Вот ему абсолютно невыгодно. Вот по всем законам божьим, человеческим, меркантильным, каким угодно — ему абсолютно невыгодно. Это такая стабильность. Ему нужно, чтобы эта стабильность, этот «шоколад» продолжался более-менее, у него офигительный рейтинг, он на этом рейтинге просто проходит в президенты и всё. Значит, единственное, когда это было бы ему выгодно — это если бы у него был маленький рейтинг, шаткое положение, ему нужно было бы схватиться за эту безопасность ― еще можно было бы это обсуждать. Хотя все равно это гнусно, потому что это обсуждение версий на костях. Вот еще не остыли трупы ― уже всё это начинается.
Голос с места: Указания Президента протоколируются.
Сергей Кургинян, лидер движения «Суть времени»: Да, да... Дальше, вопрос заключается в том, что ему это невыгодно. Поэтому сказать об этом людям можно только рассчитывая, что они сойдут с ума. И уж совсем ему невыгодно приехать, и чтобы тут и взрывали. Просто эта версия, которую сейчас начали раскручивать, — бредовая. Она не отвечает ничему из чистой политической прагматики. А почему мы должны это обсуждать? Потому что расчет-то на что ― я говорил ― на то, что скорость этой следственной машины, прокуратуры, ФСБ и всего прочего — это такая ползущая черепаха, объективно. Потому что она хочет добыть факты и всё прочее. А скорость обсуждения версий в интернете — стремительна. Это разноскоростные машины. И к тому моменту, когда доползет правоохранительная система до какой-то истины, образы будут уже все сформированы — в интернете и где угодно. И поэтому не молчать надо, а создавать свою систему образов, прекрасно понимая, что война образов — это часть политической войны.
Мы вступили в политическую войну ― это выборы. Не могут дать Путину свободно выбраться, спокойно. Будет создаваться эта система, этот политический контекст — уличный, взрывов и всего чего угодно. И вот зачем его противникам это нужно, я очень хорошо понимаю. Вот тут всё понятно: стратегия напряженности, не может удержать стабильность... Вообще разогрев — любой разогрев — это возможность завтра двинуть еще больше людей в эту мясорубку.
Дальше опять — «давайте не обсуждать», что там этот идиот, прошу прощения, Навальный, сфабриковал с Медведевым. Ну, знаете, за 500 рублей профессионал может сфабриковать что-нибудь качественное. Этот фильм, «Димон» — это бред, с кроссовками и бог знает чем. Почему не обсуждаем? Почему не обсуждаем?
Саид Гафуров: А зачем мы его рекламируем? Зачем его обсуждать?
Сергей Кургинян, лидер движения «Суть времени»: А, вот «рекламируем». Вот это не формула эпохи информационного общества! Поймите, это хорошо, в принципе, когда… это как страус в песок голову: вот я не информирую, и ничего не будет. А вокруг идут соцсети, безумие, все эти оргии. И уже этому событию, которому цена в базарный день копейка, ― ему уже набита цена на миллионы долларов.
Армен Гаспарян: Сергей Ервандович, уже делали это в Советском Союзе, проиграли же!
Сергей Кургинян, лидер движения «Суть времени»: Вот. Я и говорю, что у Вас логика комитетчика, которые так и проиграли Советский Союз. Вот так его проиграли: «А мы не будем обсуждать, а мы ничего не будем».
[В ответ на чью-то реплику: «А вы смотрели этот фильм?»] Да, смотрел. Я не только его смотрел ― я его обсуждал у Караулова. Но заметьте, что Караулова сняли с эфира ровно тогда, когда эти расследования нужны, и теперь он это обсуждает в интернете. Значит, фактически, мы тоже видим комбинацию, при которой, вместо того чтобы взять информационную инициативу на себя и начать это всё уничтожать информационно, мы говорим: «Надо молчать, не надо раскручивать, у них будет расти рейтинг». Фигня всё это в 21 веке. Это первое.
Второе: выйти из моратория по смертной казни, приравнять тяжелейшие случаи коррупции к особо тяжким преступлениям, с расстрелом. И при этом сказать, что если будет собрано 200, 300 тысяч подписей за то, чтобы обсуждали это всё в открытом эфире, ― обсуждать. Но если это клевета ― 5 лет тюрьмы (показывает жестом 5). Вот если окажется после всех обсуждений, что это — клевета, 5 лет тюрьмы. Взялись делать открытое общество — давайте делать и побеждать. Вот в чем стратегия. Давайте одновременно это ужесточать, брать эту волну и идти дальше. Нет, вместо этого: не трогайте это, не трогайте. Видел я всё это при распаде Советского Союза! Очень хорошо понимаю, чем это кончается. И по крайней мере, твердо заявляю эту позицию: не надо замалчивать, открыто и в бой!
Владимир Соловьев, ведущий: Да, я согласен. Но теперь у нас день другой.
Сергей Кургинян, лидер движения «Суть времени»: Да, теперь теракты. Теракты — вот пусть всё будет, как есть. Вот мы живем как есть, и будем еще 10 лет жить как есть, и пусть там дальше молодежь что-то решает. Но вы подумайте, как быстро всё меняется. Вот, жил жирный, процветающий Донецк, спокойные такие люди, ля-ля, тополя. Раз — и автоматы. Вон, я был в Белграде: «Сергей, кава, джус», раз — и автоматы.
Про Душанбе ― мирный, светлый город ― не говорю. Мы же понимаем, что, по крайней мере, есть риск того, что точно то же может произойти у нас здесь. У нас здесь жены, дети, внуки. Если это политическая война, и этот теракт — часть этой войны, то тогда нас ведут в определенном направлении. Но тогда, извините, нужно и ответить по полной катушке.

...

Сергей Кургинян, лидер движения «Суть времени»: Я помню, был такой фильм «А если это любовь?». Я уже не помню его содержания ― помню название, какой-то советский фильм. Я говорю: а если это политическая война? Вот мы обсуждаем террор. Он же существует. И я не утверждаю, что это политическая война. Рассмотрим два сценария: это террор «в себе и для себя» (ин зих унд фюр зих), сам по себе, и это — политическая война (но это же абсолютно) другой сценарий. И все находящиеся здесь люди это понимают. Я помню Сатановского лет 25 тому назад, когда Биби Нетаньяху говорил: «Вы только все должны знать, что теперь Рим с нами!» И стоял Сатановский, более молодой, и кричал: «Идиот! Идиот! Что он говорит? Когда Рим может быть с нами?!»
Евгений Сатановский: Это было 15 лет назад.
Сергей Кургинян, лидер движения «Суть времени»: Да? 15? Ну неважно, 15. Значит, смысл заключается в том, что Израиль не является… в Израиле никто не использует террор как средство политической войны. А у меня нет гарантий, что это здесь — не так. Значит, если это так, всё, что мы обсуждаем — это абсолютно другая картина. Так давайте предуготовимся к двум картинам. Первое — это действительно террор, и тогда всё справедливо — и спонсоров надо душить, и законодательство жестче делать, и так далее. И второе — это политическая война. Дай Бог, чтобы это было не так! Но если это так, «а если это любовь», то тогда ведь всё по-другому, правильно?
(Говорят несколько человек одновременно, Сатановский говорит «Нет, те же тестикулы, вид сбоку»)
Тогда всё по-другому. Нет, это совсем разные вещи. Я просто объясню, насколько они разные. Если эту штуку делают террористы, там, не знаю, ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в России), то это надо душить и так далее. А если это часть политической композиции, то вы начнете этой рукой душить, а другая рука будет делать другое. И тогда (вот хотим мы или нет) выиграть эту войну можно только в условиях огромной информационной открытости, мобилизации и отсутствия неких иллюзий. Потому что вот вы говорите, «начиная с Елизаветы и так далее». А у нас же особая эпоха. Мы делаем всё, чтобы понравиться Западу, чтобы нас любили, и всё время верим, что если мы еще что-то...
Евгений Сатановский: [перебивает] Крым отдадим. Конечно, она (холодная война) уже идет.
Сергей Кургинян, лидер движения «Суть времени»: Крым — тоже считали, что холодной войны не будет. Я тебе говорю то, что точно знаю. Считалось, что холодной войны не будет. А я тебе говорю, а она уже есть, она идет, правильно. Так давайте правильно оформим ее, спокойно, корректно. И вместо того, чтобы шарахаться от неких иллюзий к чему-то похуже, чем холодная война.
Евгений Сатановский: Конечно, она уже идет, а как?
Сергей Кургинян, лидер движения «Суть времени»: Так давайте это скажем. И тогда — политика холодной войны, идеология холодной войны, выборы холодной войны, и всё другое. Но холодная война — это абсолютно не значит, что мы всем затыкаем рот. Возможно, нам придется выигрывать в условиях холодной войны и огромной информационной открытости. Одно не противоречит другому.
Армен Гаспарян: Сергей Ервандович, в годы холодной войны террор точно так же существовал и был ее частью. Составная часть политического процесса эпохи холодной войны.
Сергей Кургинян, лидер движения «Суть времени»: Только я тебе говорю, что в этом случае, если ты не делаешь определенных действий в области политики, то все действия твои в терроре — ничто. Смотрим на них и говорим: «Давайте бороться с международным терроризмом». А они говорят: «Идиоты, мы не хотим с ним бороться. Мы хотим его против вас применять».
Владимир Соловьев, ведущий: [Гаспаряну] Вы не спорите друг с другом, просто Сергей Ервандович говорит, что картину из двумерной надо переводить в трехмерное измерение, и учитывать это новое измерение.
Сергей Кургинян, лидер движения «Суть времени»: 3 Д.

Вход в аккаунт

Навигация