виртуальный клуб Суть времени

Отчёт о митингах против Ювенальной юстиции в Германии

Аватар пользователя Maxim_Zhilenkov
Деятельность: 
Социальная деятельность

Как мы писали ранее, 20 сентября в нескольких крупных городах Германии прошли акции протеста против главного немецкого органа ювенальной юстиции – Агентства по делам молодежи (Jugendamt, Югентамт). 

Немецкая ячейка готовилась к этому мероприятию уже с августа. Было установлен контакт с организаторами, составлен пошаговый план действий, чтобы координированно поучаствовать в митингах во всех городах, и список вопросов, подготовленный для организаторов и участников.

Буквально за несколько дней до нашего боевого задания выяснилось, что мы смогли бы помочь Сергею Ервандовичу и нашему движению, если бы успели переслать фотографии с немецких митингов в Москву перед слушаниями о ювенальной юстиции в Госдуме, которые проходили в тот же день, что и митинги в Германии, и в которых участвовал Сергей Ервандович.  Забегая вперёд скажем, что мы смогли технически и организационно осуществить данную пересылку (сложность организации заключалась в разнице в часовых поясах и времени начала слушаний). В итоге Сергей Ервандович в своём выступлении в государственной думе сумел продемонстрировать фотографии с данных митингов и разрушить аргумент сторонников ЮЮ о том, что вся Европа в восторге от такой семейной политики.

Также мы вовремя переслали фото- и видео материалы нашим товарищам из Ленинградской ячейки, которые провели в этот день в Санкт-Петербурге серию одиночных пикетов в поддержку выступления граждан Германии против института Ювенальной юстиции.

Ниже представлено описание митингов в каждом городе.

Берлин

В 9:50 активисты немецкой ячейки из Берлина стояли перед Бранденбургскими воротами и ждали начала акции. Несколько автобусов с полицией уже были на месте для обеспечения порядка.

Довольно доброжелательный полицейский сообщил, что о демонстрации действительно было заявлено, но организаторы пока не появлялись, и показал место, где она должна была начаться. Буквально через несколько минут появился первый демонстрант-одиночка с рупором и двумя плакатами, на которых были надписи «Детям нужны и Папа и Мама» и «Равные Права». 

В то время как наши активисты знакомились с ним  и задавали вопросы о митинге, в центре улицы собралась группа манифестантов численностью примерно в 15 человек. Несколько женщин раздавали всем желающим буклеты и свистки, а вокруг ходила активист партии «Пиратов», помахивая флагом.

Наши ребята начали общаться с манифестантами, представляться и спрашивать разрешения делать фотоснимки. В итоге удалось сделать пару панорамных фотографий, и часть наших активистов удалилась в близлежащее кафе пересылать их в ЭТЦ, чтобы Сергей Ервандович успел показать их в Госдуме.
В это время демонстранты начали шествие по улицам Берлинам. По ходу шествия наши активисты взяли видео-интервью у трех человек, составили примерный список манифестантов с их контактными данными, записали название организации, помогающей родителям, пострадавшим от Югендамта и договорились об интервью с представительницей партии «Пиратов» Лидией. 

Франкфурт

Надо знать специфику города Франкфурт-на-Майне, чтобы заранее не обольщаться надеждой на многолюдность манифестации против существующей системы надзора за воспитанием детей. Для финансовой и деловой столицы это настолько не достойная внимания тема, что «быки» и «медведи» в единой упряжке с техническим прогрессом не обращают на неё внимания уже хотя бы потому, что в отлаженном государственном механизме ей давно отведено место – и точка.

В городе царил полный порядок, несмотря на Международный День Ребёнка, к которому были приурочены протестные мероприятия (не путать с интернациональным 1 июня), открытие Праздника Урожая - Erntedankfest,  а также многочисленные ремонтно-строительные работы.

Единственным мероприятием, грозящим нарушить привычный ритм, был запланированный ещё за полгода организаторами движений «Betroffene Eltern» («Пострадавшие родители») и «Eltern ohne Rechte» («Родители без прав»), марш протеста.
Но...

С присущей системе методичностью за два дня до мероприятия полицейский президиум присылал организатору манифестации во Франкфурте письмо, в котором оповещалось об изменении, в связи с празднествами (как будто о них не было известно давным-давно), не только маршрута шествия, который ещё и сократили почти втрое, но и места сбора манифестантов!  Кто хоть раз занимался организацией митингов, может себе представить последствия такого выпада властей, особенно, если нет мобильной организации на местах, а участники протеста рассредоточены по всей стране...

Кроме всего прочего, чуть более полугода во Франкфурте введён особый режим въезда для личного транспорта: в целях «газовой безопасности» иногородним автомобилям разрешено въезжать только при наличии зелёного значка на лобовом стекле (т.е. только новым автомобилям)... Не удивительно, что даже активисты немецкой ячейки потратили немало времени на то, чтобы найти друг друга, и на поиски исходного места проведения митинга.

Вначале на вновь назначенном месте оказалось человек пять, не считая наряда полицейских, которые, убедившись, что количество демонстрантов сокращено до минимума, уехали, оставив только двух своих коллег.

Уже давно минуло время старта, когда подтянулись ещё человек десять...


В таком «расширенном» составе решено было продолжить марш и демонстрация двинулась по закоулкам города в обход центра (где в ожидании больших прибылей уже разбили свои палатки счастливые частники), чтобы только в конце маршрута выйти на главную площадь города Römerberg.

Надо отдать должное организаторам, которые, не смотря на экстремальные условия, не сдались и продолжили с удвоенной энергией нести свою нелёгкую службу. Нас поразило то обстоятельство, как те искренние чувства, которые изначально обуревали и сподвигли каждого из организаторов, лично переживающих трагедию потери ребёнка, на создание целого движения, переросли в гражданскую смелость, обрели почти профессиональные качества, благодаря которым они смогли создать необходимый накал страстей, неизменно привлекающий внимание случайных прохожих и любопытствующих туристов. Этому не мешало бы нам у них поучиться – превращать стихию чувств в до предела эмоционально окрашенный протест!

Единственной их ошибкой было, что они понадеялись на соратников и не имели в запасе заготовленных транспарантов, где, хотя бы коротко было обозначено: за что и против кого они выступают. На полотне, которое они несли впереди нестройной «колонны», были прикреплены только портреты детей – жертв «ювенальной юстиции» (к сожалению, этот термин не известен немцам), с заклеенными белым скотчем глазами... А усиленные мегафоном возгласы тонули в обилии информации, выплёскивающейся на голову шарахающейся в сторону публики.

Как ни странно, новый маршрут пролегал мимо знаменитой Франкфуртской биржи – «колыбели капитализма», фасад здания которой сплошь увит скульптурками счастливых жирненьких то ли ангелочков, то ли детишек...  Организаторы не преминули воспользоваться возможностью высказать нескольким, вышедшим, очевидно, на перекур клеркам, гневные слова о том, какие бешеные суммы выбрасываются государством на «содержание» отнятых у них детей вместо того, чтобы передать эти деньги семьям, у которых из-за отсутствия достаточного дохода изымают детей.

Примерно через час после начала шествия, мы прибыли на главную площадь Франкфурта, где перед городской Ратушей состоялся небольшой митинг. Здесь стояли заранее заготовленные столик, заменявший трибуну, и стенд для плакатов. Быстро завесив «художественное» оформление, организатор митинга Илдико объявила, не снижая темпа и силы голоса, об открытии митинга и стала зачитывать один за другим приготовленные документы.

Уличные музыканты из уважения к протесту отложили инструменты, туристы с любопытством нацелили свои камеры, прохожие останавливались, чтобы разобраться в сути происходящего – всё как положено. Из Ратуши не без волнения наблюдали за происходящим, когда же страсти зашкаливали, особенно в те моменты, когда одна из особо пострадавших из Гамбурга (у неё отобрали четырёх детей) начинала своим звучным голосом взывать к гражданским чувствам присутствующих, подскакивали секьюрити из Ратуши с предупреждениями.

Примерно через час на площадь неожиданно въехал огромный санитарный автомобиль, оснащённый по последнему слову новейшей медицинской техники и, вместо того, чтобы подъехать к крыльцу Ратуши, встал прямо перед нашей «трибуной», загородив всех участников от остальной площади. Выскочившие молодые санитары неспешно, без какого-либо снаряжения, проследовали внутрь здания, а минут через пятнадцать также спокойно вернулись, сели в машину и уехал с площади. Однако организаторы не стали предпринимать резких движений и использовали эту вынужденную паузу для передышки, а самые заинтересовавшиеся проблематикой слушатели подошли за необходимыми разъяснениями, так что всё это обернулось как нельзя лучше.

После вынужденной паузы организатор скромно объявила о закрытии митинга и предоставила нам заключительное слово. Максим, координатор немецкой ячейки, зачитал заготовленное на немецком языке письмо поддержки от «Сути времени», которое было радостно встречено, т.к. организаторы подобных митингов привыкли к тому, что на их проблемы предпочитают закрывать глаза, и им никто не оказывает поддержки.

После митинга, мы также взяли интервью у одной из её участниц – Жаннин – которая также была героиней нашего первого ролика о произволе ювенальной юстиции в Германии. К сожалению, за полтора года, которые прошли с момента репортажа о её беде, ничего не изменилось – она до сих пор лишена своих детей и может только изредка навещать их.

Кёльн

Демонстрация в Кёльне проводится впервые, но в дальнейшем планируется проводить её каждый год. Начало демонстрации было назначено на 10:30 на площади Рудольфсплатц в центре Кёльна.

В 10 часов на месте ещё никого не было, но минут через 10 подошёл организатор демонстрации Джини с мужем и ребёнком. Как выяснялось, первоначально организатором демонстрации была другая женщина, но из-за проблем с Югентамтом (ЮА), она вынуждена была срочно покинуть Германию и сейчас находится в другой стране, поэтому ведение демонстрации пришлось перенять Джини.

К 10:30 подъехала полиция на машинах и мотоциклах, полицейских довольно много – человек 8, поначалу больше чем демонстрантов. Но со временем люди потихоньку подтягивались. Один из участников демонстрации исполнил песню о семьях, пострадавших от ЮЮ.

Всего в демонстрации приняло участие 15 человек. Демонстранты прошли по центральным улицам Кёльна, двое полицейских, один пешком, второй на велосипеде сопровождали демонстрацию всю дорогу, благодаря чему участники имели возможность свободно передвигаться, пересекать проезжую часть.

Шествие завершилось на привокзальной площади рядом с Кёльнским собором, демонстрация продолжалась до 14 часов.

Мы также хотели бы пересказать несколько историй, которыми  поделились c нами участники и организаторы демонстраций в Кёльне.

Ведущая демонстрации - жертва ЮЮ. Она сама была ребёнком, находившимся под опекой. Её приёмный отец – шеф Югентамта в одном из городов Германии. До 12 лет она росла в семье приёмных родителей, потом родители развелись и мать с девочкой уехала в Португалию. Отец, чтобы насолить бывшей жене, заявил об исчезновении ребёнка в полицию. Девочку отобрали у матери и передали отцу, при этом доставляли её одну с полицией через всю Европу и никто из доставлявших её чиновников не говорил по-немецки, что было для ребёнка настоящим шоком. Сам приёмный отец – шеф Югенатамта - допускал телесные наказания, сексуальные домогательства, и дочь была вынуждена заявить на него в полицию, после чего была помещена в приют, к счастью, хороший. Позже, когда ей было 18 лет и она была беременна своим первым ребёнком, приёмный отец не оставил её в покое, он пытался выставить свою приёмную дочь психически больной алкоголичкой. В результате его доноса она лишилась своего первого ребёнка. Чтобы покончить с преследованиями, Джини переехала в другой город. У неё родились трое детей, жизнь шла своим чередом, пока не случилось несчастье: сгорел дом, в котором они жили всей семьёй и погиб её друг, отец детей. Находясь в такой тяжёлой ситуации, не имея близких, к которым бы она могла обратиться за помощью, ей ничего не оставалось делать, как попросить о помощи Югентамт. И Югентамт помог – забрал детей и поместил в приют. После судов, освидетельствования психиатров о том, что она здорова и «способна к воспитанию детей»,  детей вернули. Снова переезд, а вскоре после него неожиданное вторжение полиции с оружием и очередной отъём детей. Как позже выяснилось, в Югентамте по новому месту жительства были переданы дела на детей из старого ЮА и там, не разобравшись или не захотев разобраться, поспешили детей забрать. Этот шок не прошёл для детей бесследно: один ребёнок отказывался несколько недель от еды, а другой ребёнок-школьник забыл все буквы и не мог читать и писать какое-то время. Сейчас Джини воспитывает оставшуюся у неё девочку и борется со своим мужем за то, чтобы вернуть своих детей. Она намерена дойти до суда по правам человека в Страсбурге.

Вся эта история выглядит как страшный сон, но люди вынуждены жить так годами. Создаётся такое впечатления, что однажды попав в жернова машины Югентамта, потом семье не так-то просто из всего этого вырваться, даже если родители ни в чём не виноваты, заботятся о своих детях и эксперты признают их «способными к воспитанию».

Другая участница демонстрации – Александра. У неё забрали 2 детей, им сейчас 1,5 года и 14 лет. При этом младшего ребёнка забрали прямо из роддома, объявив мать психически больной, другому ребёнку было 2,5 года, когда его передали под опеку в другую семью. Старшей дочери Александры 20 лет. Девушка уже окончила школу и получила профессию. Для большинства людей это явилось бы доказательством того, что мать способна на воспитание детей, но не для немецких ювенальщиков. Александра считает, что подобные случаи отъёма детей происходят из-за денежных интересов Югентамта. Александра чувствует себя родильной машиной для государства. По её мнению, все законы ЮЮ должны быть отменены, а дети возвращены в семьи.
 
На демонстрации также был предприниматель из Израиля. У него Югентамт отнял двух детей. По причине своей предпринимательской деятельности он находился часто в Европе, дети были рождены в Германии, во время его очередного отъезда по делам, жена заболела, социальные работники поначалу помогали ей, а потом сообщили в Югентамт, и детей забрали. Мужчина хочет вернуть детей и уехать к себе на родину, где у него есть свой дом, работа, но пока ему это не удаётся.

Из всех этих историй видно, что Югентамт получает доступ в семью, когда в семье имеется какая-то проблема, и цинично пользуется этим в своих интересах.

Все, с кем нам удалось поговорить, считают, что отъём детей очень часто происходит из-за финансовой заинтересованности ЮА, и служб, с ним связанных. Многие отмечают, что дети с момента рождения принадлежат государству, а не  матерям, семьям.  Но мысли о том, что откуда-то сверху идёт целенаправленное разрушение института семьи, никто не высказал.

Люди откровенно делятся своими трагическими историями в личной беседе, но на камеру говорить боятся, даже на общие темы о системе ЮЮ, демонстрации, что и понятно.

Мюнхен

Утро 20 сентября в Мюнхене выдалось ясное и свежее. В этот день в 10:00 должна была начаться демонстрация, организованная родительскими комитетами Германии против произвола Агентства по Делам Молодёжи (Jugendamt) и Судов по Делам Семьи (Familiengericht). По отзывам в Facebook организаторы ожидали собрать в Мюнхене около 200 человек. На фоне ожиданий в других крупных городах, включая Берлин, это стало бы заметным событием.

Площадь Одеонсплатц была в 8:30 немноголюдна. Но уже в это время на краю площади припарковалась первая машина организаторов. Мужчина и женщина, оба где-то за 50, начали постепенно разгружать груженый демонстрационным материалом трейлер. Судя по давно пожелтевшим плакатам и выцветшим надписям на боках транспортного средства, оно пережило таких демонстраций не один десяток.

Решив, что пока не собралось слишком много народа, и надо действовать, наш активист, Дмитрий, подошел к организаторам и представил себя и нашу Организацию Суть Времени в общих чертах. Он заручился доверием собеседников, рассказав о готовящихся на сегодня же пикетах в поддержку протестах против ювенальной юстиции в России.

Собеседники охотно делились своими историями. Всё было похоже – у обоих при разводе другая «половина» отняла детей. Все проходило как под копирку – обвинения бывшего супруга/супруги в разгульном/легком образе жизни, в пьянстве, в рукоприкладстве, в отсутствии средств к существованию. У рассказчиков присутствовала стойкая убежденность в коррумпированности и продажности всей системы «по защите прав ребенка». Суды нижних инстанций все решения принимали только на основании справок из местных Jugеndamt‘ов,  любые жалобы на необъективность которых спускались на проверку в те же самые Jugendamt’ы.


К девяти часам утра подтянулись главные организаторы на машине с номерами из города Карлсруэ. Кстати, хотя участников демонстрации на машинах было немного, практическим все номера были не из Мюнхена. Это навело на мысль, что Мюнхен оттянул на себя часть протестующих из других городов и деревень. Карлсруэ, например, расположен в 300 км. То есть люди целенаправленно ехали такое расстояние ради демонстрации.

Удалось взять интервью у главного организатора митинга Тома. Он создал впечатление человека энергичного и целенаправленного. Для движения такая фигура очень важна, так как без активного вожака любые общественные начинания быстро затухают и сходят на нет. 

К часам десяти на площади собралось народа человек 40 – 50. В основном это были люди среднего и старшего возраста. Изредка были видны молодые лица. У одного юноши, создавшего о себе очень благоприятное впечатление, удалось взять интервью.

Как рассказал этот молодой человек – у него есть личный опыт, связанный с  Агентством по делам молодёжи.  Этот молодой человек из патронатной семьи, куда его передал Югентамт. Он считает, что чиновники из агентства не предпринимают активных действий – только тогда, когда дело идёт об их личной выгоде, чтобы «продать» детей в патронатные семьи.  Молодой человек также заметил, что вся система данного министерства нуждается в существенном пересмотре, и что целью данного митинга является привлечение внимание прессы и граждан, потому что немцы об этой проблеме не хотят слышать, и она ещё и сильно замалчивается.

Своих плакатов и транспарантов у участников демонстрации было мало. В основном все было привезено на машинах Тома и других организаторов. Разнообразием они не сильно отличались, но были заметны издалека из-за ярко-розового цвета.

Большинство людей были на эмоциональном подъеме и оживленно беседовали друг с другом. В то же самое время среди них находились участники митинга  в очень подавленном состоянии. Видно было, что депрессия их насчитывает не один год. Из разговоров я узнал, что некоторые пытаются вернуть детей уже по 15 лет. И ладно бы вернуть! Получить хотя бы право увидеться с ними. Какие бы ошибки в жизни не совершал человек (за исключением, возможно, какого-то совершенно изуверского обращения с ребенком),  лишить его пожизненного права видеться с собственными детьми может только совершенно бессердечный, мстительный и мелочный человек.

Многие участники митинга несли на себе печать нужды и жизненной трагедии. Некоторые выглядят совсем запущенно, другие несут совершенно очевидные признаки душевного нездоровья. И тут очень трудно сказать уверенно – что является причиной, а что следствием. Да и среди нас, обычных людей, незатронутых вниманием ювенальной юстиции, немного найдется с иголочки одетых франтов. К тому же, многие пострадавшие за долгие годы тяжб потеряли и деньги и работу.

К 11 часам митинг снялся с места и нестройной колонной потянулся в круговой обход учреждений власти, причастных к страданиям собравшихся, по всему городу. В этот момент колонна насчитывала около 40-50 участников. Один из организаторов митинга, делая общую фотографию двинувшейся колонны, удовлетворенно сказал: «Очень неплохая посещаемость сегодня! Весьма недурно!»
О том, как проходило это шествие можно узнать из ролика, сделанного организаторами:

Падерборн

В Падерборне группа граждан во главе с организатором и священником из Хубертус Гроппе (Hubertus Groppe www.missionszentrale.org) прошла с шествием по самой оживленной улице небольшого города Падерборн, население которого насчитывает примерно 150 тысяч человек. В основном это люди, которые в своей жизни столкнулись и, увы, продолжают сталкиваться с системой ЮЮ.
      
 
К сожалению, приглашенный на это мероприятие адвокат, с которым многие из присутствующих знакомы лично, не смог прибыть, хотя до последней минуты, его с нетерпением ожидали наши демонстранты.

Перед началом шествия девушка с фотокамерой - корреспондент региональной газеты - взяла интервью у организаторов и участников демонстрации, сделала групповое фото и быстро удалилась.

Шествие началось от кольцевой дороги вокруг центральной части города по рыночной улице Вестернштрассе, которая является основной рыночной улицей в Падерборне, в направлении Ратуши.  Несмотря на разгар буднего дня (четверг 11:00-13:00), на улице было довольно оживленно.
 
Реакция прохожих была неоднозначна. Самым удивительным результатом, этого мероприятия было то, что дважды во время шествия к активистам подходили женщины, которые сказали, что они как раз в этот момент находятся в состоянии борьбы с чиновниками из Югентамта и даже не подозревали, что в городе существует, пусть и небольшая, организация таких же товарищей по несчастью, которые оказывают по мере сил помощь друг другу. Обе спешили куда-то по своим делами и не могли присоединиться к шествию, но было хорошо заметно волнение, с которым они уносили в руках контакты организаторов.

Что ещё впечатлило во время митинга? Реакция представителей Каритас (органа Католической церкви, отвечающий за благотворительность - аналог красного креста), которые по случайности расположились со своей палаткой возле входа в Ратушу. Ни кто из них даже не вышел из своей палатки… Оно и понятно - наёмные работники, работающие за жалование; благотворительность строго в рамках служебных обязанностей; сострадание регламентировано.

Реакция горожан, в целом была предсказуема. Немного любопытства, немного напускного равнодушия, немного настоящего равнодушия.

Штутгарт
 

К сожалению, в последний момент из-за проблем с организацией демонстрация в Штутгарте была отменена. Не смотря на это, активистам немецкой ячейки удалось связаться с ответственным за борьбу с ЮЮ в Штутгарте – Вернером. Он же по совместительству был организатором несостоявшегося митинга.  Во время личной встречи мы попытались выяснить, как обстоят дела с ЮЮ в Германии,  и что этому могут противопоставить ее противники. Вернер привёл статистику по количеству изъятых детей в Германии за последние пять лет [1][2].

Год              Количество изъятых детей         Количество рождённых детей    
                        (под опеку
Jugendamt)
2005                             25 664                                                        685 795
2007                             28 200                                                            -
2008                             32 300                                                            -
2009                             33 700                                                            -
2010                             36 343                                                       677 947
2011                             38 500                                                            -

 

Эти данные показывают, что на 2010 год за год изымается 5,36% детей от общего числа рождённых в этот год. Также, судя по приведенной статистике, Югендамт развернулся в Германии, да и в Европе вообще, уже очень серьезно. Ежегодно количество изъятий детей из семей растет, и за прошлый 2011 год было зарегистрировано более 38 тысяч случаев отъема детей из семей. Это огромная цифра, и нас очень удивляет столь малое количество людей, готовых выразить свой протест, особенно если брать во внимание то, как много, например, было различных акций, как за, так и против проекта перестройки вокзала и изменения железнодорожных развязок.

Вернер отметил следующие характеристики создавшейся ситуации:
- люди надеются, что, действуя через государственные органы и суды, можно отстоять свои права.
- молодежь, в большинстве своем, не имеет и не хочет детей, для них эта тема даже не интересна
- многие из уже пострадавших от Югендамта побаиваются активно выступать против него, т.к. еще надеются вернуть детей стандартными средствами.

Кроме того, он признал что ЮЮ по сути является параллельной и новой системой права, с презумпцией виновности родителей, фактическим отбором у родителей права воспитывать и т.д.

Выводы

Анализируя ситуацию с демонстрациями в Германии, мы хотим выделить следующее:

1. Проблема ЮЮ в Германии однозначно имеется (свидетельство этому цифры, множество случаев вмешательства в нормальные семьи, а также мнения немецких экспертов).

2. Данная проблема пока не касается большинства немцев, хотя количество изъятых детей уже составляет более 5% от общего числа рождённых в один год и неуклонно растёт.

3. Часто Югентамт получает доступ в семью, когда в семье имеется какая-то проблема, и цинично пользуется этим в своих интересах.

4. Многие из тех, кто сталкивается с ЮЮ впервые (а также кто с этим ещё не столкнулся) - не знают, что Югентамт - это такая порочная система, а списывают всё на единичные случаи (т.к. не обладают должной информацией). Только когда они находят в интернете множество подобных историй и получают статистику и информацию, которую не показывают по центральным СМИ, то включаются в протестное движение.

5. СМИ в целом стоят на стороне Югентамта – только иногда показывая случаи перегиба. Поэтому обычные бюргеры считают, что детей отбирают только у крайне неблагоприятных родителей (например, наркоманов), что не соответствует действительности.

6. Прошедшие выступления и демонстрации в Германии - не освещались СМИ (если не считать региональной газеты).

7. Многие из уже пострадавших от ЮЮ в Германии побаиваются активно выступать против Югентамта, т.к. еще надеются вернуть детей стандартными средствами.

8. Организация демонстраций была не во всех городах на должном уровне. Также время проведения мероприятия (утро рабочего дня) не позволяет собрать не только сочувствующих, но и всех, кого проблема ЮЮ непосредственно касается.

9. В целом и организаторы, и участники митинга нацелены на борьбу с ЮЮ и выражают готовность сотрудничать и обмениваться информацией, а главное, - чувствуют в ЮЮ угрозу своей стране. 
 


[1] Федеральное Статистическое Управление Германии: «Количество предварительных защитных мер в отношении детей и подростков», по состоянию на 2012 год, www.destatis.de/DE/ZahlenFakten/GesellschaftStaat/Soziales/Sozialleistungen/KinderJugendhilfe/Tabellen/Schutzmassnahmen.html
// согласно Социальному Закону Германии (SGB) предварительной защитной мерой является изъятие ребёнка из семьи и помещение его под опеку Югентамта.

[2] Федеральное Статистическое Управление Германии: «Рождаемость в Германии», 2012, www.destatis.de/DE/Publikationen/Thematisch/Bevoelkerung/Bevoelkerungsbewegung/BroschuereGeburtenDeutschland0120007129004.pdf?__blob=publicationFile
 

Вход в аккаунт

Навигация