виртуальный клуб Суть времени

Хроника вторжения. Третий десяток лет ЮЮ в России.

Аватар пользователя Михаил Левченко

Николай Петрович Сельцин
участник рабочей группы "Юридический фронт"

Уже давно стало очевидным отсутствие концептуального взгляда на проблему ювенальной юстиции в Российской Федерации. Нет, у некоторых такой взгляд имеется, но подавляющее большинство граждан воспринимает эту проблему «плоско». Люди понимают, что угроза появления детской юстиции на нашей Родине не выдумана и относятся к ней именно как к угрозе, что не может не радовать. Но вот с конкретикой сплошь и рядом возникают проблемы, о причинах возникновения которых тут рассуждать я не стану.

К сожалению даже среди товарищей, состоящих в активе ячеек СВ наблюдается отсутствие единого концептуального взгляда на проблему ювенальной юстиции в России. И уж тем более отсутствие обоснованного исследованием юридической базы концептуального подхода. Это подтверждается, например, результатами дебатов на тему «Ювенальная юстиция в России», где зрители поделили свои мнения и половину голосов отдали команде, выступающей за ЮЮ. Учитывая изначальную предвзятость зрителей (все они крайне негативно относятся к ЮЮ) можно сделать тревожные выводы.
Именно отсутствие концепции в данном вопросе не позволяет отстоять свою позицию в споре с серьезным противником.
И я берусь ее сформировать, хотя и не обещаю простоты изложения.
Не стану заставлять читателя томиться в ожидании главных тезисов статьи и выделю их сразу, по возможности лаконичнее:
1. До 1990 г. в СССР имелась система регулирования области семьи и детства (кратко назовем ее СРОС). Основными функциями системы являлись оказание помощи проблемным семьям на пути исправления и контроль этого процесса.
2. С 1990 г. по 2012 г. в России фактически формируется (путем юридического реформирования СРОС СССР) система ювенальной юстиции (кратко назовем ее ЮЮ). Государство не признает факт реформирования.
3. В 2012 г. можно говорить о том, что система ЮЮ в России принимает оформленный вид, как система, контролирующая семью только на предмет обеспечения прав и законных интересов несовершеннолетнего.
4. На 2012 г. наметилась тенденция на внедрение базисных элементов и ценностей (весьма далеких от русской культуры) европейской системы ЮЮ в российскую систему ЮЮ.
5. Выступление движения СВ против принятия законопроектов №42197-6 (О социальном патронате) и №3138-6 (Об общественном контроле) пресекло очередной шаг неявной юридической и фактической реформации российской ЮЮ в 2012 г., направленный на внедрение в нее базисных элементов и ценностей европейской системы ЮЮ.

Выделенные мной пять пунктов являются концепцией позиции в вопросе продвижения системы ЮЮ в России. Разберем каждый из пунктов подробнее.

ПУНКТ 1.
В 1969—70 в союзных республиках были приняты семейные кодексы, в целом воспроизводящие и развивающие принципиальные положения общесоюзного акта — Основ законодательства Союза ССР и союзных республик о браке и семье. В задачи этих кодексов, как и всего советского семейного права, входит дальнейшее укрепление советской семьи на основе принципов коммунистической морали, всемерное укрепление интересов матери и детей… Стоит прочитать только начало данного документа, чтобы убедиться, что СРОС СССР и ЮЮ России совершенно разные системы, с разными подходами и разными ценностями. Эти строки, перенесенные и в Кодекс о браке и семье РСФСР, я считаю необходимым процитировать:
«Задачами… являются: дальнейшее укрепление советской семьи, основанной на принципах коммунистической морали; построение семейных отношений на добровольном брачном союзе женщины и мужчины, на свободных от материальных расчетов чувствах взаимной любви, дружбы и уважения всех членов семьи; воспитание детей семьей в органическом сочетании с общественным воспитанием в духе преданности Родине, Моральный кодекс строителя коммунизма, в духе которого следует воспитывать ребенка – это есть ни что иное, как приоритет воспитания ребенка в нужном направлении над его «правами и интересами».
Конечно, специальные нормы Кодекса посвящены вопросам семьи, в том числе… правам и обязанностям родителей по воспитанию детей, но вся совокупность законодательства в области семьи времен СССР не делает ударения на обеспечение прав ребенка. Оно делает ударение на воспитание этого ребенка, что отлично видно хотя бы из цитаты.
Одним из трех основных правовых актов тех времен можно назвать и Положение о комиссии по делам несовершеннолетних (для краткости будем называть их КДН) от 1969 года. Данный документ тоже «пропитан» заботой о воспитании молодого человека, ребенка «в духе преданности к Родине», а не защитой его «прав и законных интересов» - согласитесь, разные подходы. Положение, например, обязывает трудоустраивать несовершеннолетнего, закончившего обучение в специальном детском доме в течении 10 дней. В отличие от нынешнего законодательства, где подобная помощь может оказываться по личному заявлению «трудного» воспитанника о трудоустройстве.
Отдельной строкой хочется сказать «об общественном контроле».
Именно в тот исторический период и был сформирован полноценный общественный контроль над государственным функционированием и работой специалистов в данной сфере. Очень интересными в этой связи мне кажутся следующие цитаты и моменты:
- «Статья 6. Деятельность комиссий по делам несовершеннолетних осуществляется при широком участии советской общественности.
К работе комиссий привлекаются представители фабрично-заводских и местных комитетов профсоюзов, комитетов комсомола, родительских комитетов при школах, попечительских советов детских домов, школ-интернатов и специальных школ, добровольных народных дружин, уличных, домовых комитетов и других представителей общественности.
Комиссии из числа актива, привлеченного к работе, выделяют общественных инспекторов и общественных воспитателей по работе среди несовершеннолетних.
Комиссии по делам несовершеннолетних по всем вопросам, отнесенным к их компетенции, взаимодействуют с постоянными комиссиями Советов депутатов трудящихся» (Цитата из Положения о КДН от 1969 года),

- Указ Президиума Верховного Совета РСФСР от 1 октября 1985 г. N 1527-XI "О внесении изменений и дополнений в положения о комиссиях по делам несовершеннолетних и об общественных воспитателях несовершеннолетних"
Тут следует пояснить, что в те времена государство имело право вмешаться во внутреннюю жизнь семьи, если она «выбивалась из колеи» (что любят ставить в укор советскому строю особо «свободолюбивые» граждане). Если семья не работала и таким образом не обеспечивала интересов ребенка на полноценное питание, или не занималась обучением ребенка, или не готовила его к жизни в духе преданности к Родине, проживала в антисанитарии… Это считалось «выбиванием из колеи». Так вот, в этом случае государство вмешивалось в жизнь семьи, дабы исправить положение вещей, а в случае неудачи изъять ребенка через суд и поместить в детский дом. Но это вмешательство проходило именно на уровне КДН, механизм работы которой контролировался общественностью.
Хотя было бы неверным умолчать и о ст. 122 Кодекса, в которой оговариваются обязанности предприятий по своевременной передаче информации о проблемных случаях в органы опеки и попечительства (для краткости будем называть их ООиП). Вспоминая роль производства в СССР и рабочих коллективов в жизни отдельного гражданина, невозможно не прийти к выводу о глубочайшем общественном контроле.
Кроме того, следует обратить особое внимание на заключительные положения Кодекса (ст. 169) и Основ законодательства (ст. 39). Данные статьи ясным образом дают нам понять, что « Применение иностранных законов о браке и семье или признание основанных на этих законах актов гражданского состояния не может иметь места, если такое применение или признание противоречило бы основам советского строя». Иными словами, был создан механизм, не допускающий проникновения в правовую сферу семьи и детства иностранных культурных норм, чуждых нормам коренных народов СССР. В этом моменте состоит очередное корневое отличие СРОС СССР от ЮЮ России 2012 г.

ПУНКТ 2.
Так каким же образом идет реформирование советской системы в российскую, СРОС в ЮЮ?
Реформирование, можно сказать, проходит «по краю». Таким образом, когда поверхностно присматриваясь к отдельно взятому законодательному акту, невозможно рассмотреть почти ничего плохого, но лишь хорошее. Я приведу некоторые и далеко не все доказательства тому, что реформирование идет и что идет оно именно по пути становления ЮЮ. Итак, приступим.
1990 год, 22 мая. <a href="http://docs.cntd.ru/document/901700239">Закон СССР № 1501-1 , пункт 8, вносящий изменения в ст. 19 Основ законодательства Союза ССР и союзных республик о браке и семье. С того момента в 19 пункте появилась фраза:
«В исключительных случаях, при непосредственной угрозе жизни или здоровью ребенка, орган опеки и попечительства вправе принять решение о немедленном отобрании ребенка у родителей или других лиц, на воспитании которых он фактически находится. В этих случаях орган опеки и попечительства обязан немедленно уведомить прокурора и в семидневный срок после принятия решения обратиться в суд с иском о лишении родителей или одного из них родительских прав или об отобрании ребенка».
Другими словами, в СССР до 1990 года, с юридической точки зрения, было невозможно изъять ребенка из семьи без решения суда. Согласитесь, это серьезное ограничение вмешательства государства в жизнь отдельной семьи. С 1990 года «немедленное отобрание» ребенка у семьи стало возможным без суда «в исключительных случаях». Еще раз повторимся, это стало возможным с того момента и возможность эта существует на данный момент. Возможностью этой ООиП пользуются при необходимости.
Если в Кодексе о браке и семье РСФСР не было соответствующей статьи, то в Семейном Кодексе РФ 1995 года эта статья (77) появилась, и чиновники ООиП получили право отбирать детей из семьи без суда.
Далее рассмотрим Постановление Совета министров РСФСР от 30 апреля 1986 г. N 175 «ОБ УТВЕРЖДЕНИИ ПОЛОЖЕНИЯ ОБ ОРГАНАХ ОПЕКИ И ПОПЕЧИТЕЛЬСТВА РСФСР».
В соответствии с этим документом все вопросы, связанные с детьми – «Осуществление функций по опеке и попечительству возлагается на отделы народного образования» - возлагались на… школу! Другими словами, в случае необходимости отобрания ребенка, представитель опеки (никто иной, как представитель исполнительного комитета совета народных депутатов) совместно со школьными учителями, воспитателями и директором в срочном порядке отправлялись в суд! И только после решения суда ребенок отбирался у родителей.
«…Кроме функций, перечисленных в пункте 6 настоящего Положения,…отделы народного образования… возбуждают в судах дела о лишении родительских прав, об отобрании ребенка без лишения родителей родительских прав…». Фактически в СССР отделов опеки и попечительства не существовало, как отдельных органов. Существовал правовой институт опеки и попечительства, а отдельные функции возлагались на народных депутатов, отделы образования, отделы по делам несовершеннолетних в милиции. Однако еще в 1919 году по предложению В.И. Ленина был создан государственный союз защиты детей, который спустя десятилетия оформился в комиссии по делам несовершеннолетних. Именно КДН, как отдельные органы, наделенные специфическими функциями, имели место в СССР совместно с институтом опеки и попечительства. По сути КДН занимались предупреждением безнадзорности детей, контролем детей, совершивших преступление, контролем над детьми, которые уклоняются от обучения или работы (после 16 лет). Ведь с 16 лет ребенок в СССР уже был «мягко» обязан либо работать, либо учиться – это был возраст его трудоспособности. В первую очередь ребенок имел обязанность работать (в случае нежелания учиться), а во вторую очередь имел право на сокращенный рабочий день и многие другие льготы. И так было практически во всем, в разумных пределах: приоритет обязанностей перед семьей и обществом над приоритетом прав и интересов самого ребенка. Положение о КДН времен СССР буквально «пестрит» заботой о воспитании ребенка полезным членом общества, упоминая его права и интересы.

В 1999 году был принят Федеральный закон № 120-ФЗ "Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних". В этом законе, в частности, КДН переименовывается в «Комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав» (КДНиЗП). Я думаю, что это уже само по себе говорит о многом. Скажу вкратце о том, что после вступления данного закона в силу изменилось и правовое положение о КДНиЗП. Теперь там стало меньше «воспитания» и больше «обеспечения законных прав и интересов» ребенка. Никто уже не станет обязательно трудоустраивать несовершеннолетнего после выхода из детского дома, а лишь только по его собственному письменному обращению будет оказывать содействие. Приоритет прав ребенка…
Более подробно остановимся на самом федеральном законе № 120. По сути, этот закон был первым шагом на пути формировании системы ЮЮ (ювенальная – детская, а юстиция является сферой неделимого правового поля, образованного человеком — как субъектом первичного права). Закон собирал в единое целое ряд организаций, занимающихся вопросом семьи и детства, предлагал новые механизмы взаимодействия, ставил ударения на правах и умалял обязанности несовершеннолетних, трансформировал имеющиеся органы и организации (как КДН в КДНиЗП) и даже формировал новые (аппарат Уполномоченного по правам ребенка в РФ). Кроме того, данный закон отменяет массу законодательных актов времен СССР. В частности закон отменяет очень интересный Указ Президиума Верховного Совета РСФСР от 13 декабря 1967 года "Об утверждении Положения об общественных воспитателях несовершеннолетних", что является одной из «деталей» механизма общественного контроля. Далее. Закон имеет статью 3, которая объясняет, что работа в области семьи и детства, наряду с Конституцией РФ, будет основываться и на «общепризнанных нормах международного права» и это принципиально «свежий» момент.
Итак, описан механизм реформирования СРОС СССР в ЮЮ РФ. Теперь следует поговорить о том, почему именно сложившуюся к 2012 году систему я называю системой ЮЮ.

ПУНКТ 3.

Автор данной работы считает, (для большинства читателей это не является секретом), что на просторах Родины идет информационная и идеологическая война. Примем это за точку отсчета.
Когда-то, в замечательном «Послании «евангелисту» Демьяну» Сергей Есенин сказал:
«…Я не из тех, кто признает попов,
Кто безотчетно верит в Бога,
Кто лоб свой расшибить готов,
Молясь у каждого церковного порога.

Я не люблю религию раба,
Покорного от века и до века,
И вера у меня в чудесное слаба -
Я верю в знание и силу человека.

Я знаю, что, стремясь по чудному пути,
Здесь, на земле, не расставаясь с телом,
Не мы, так кто-нибудь ведь должен же дойти
Воистину к божественным пределам…»
Я рекомендую прочесть послание полностью. В нем Есенин выступает за сам дух православного христианства, которым дышит русский народ, пресекая этим любые попытки разжигания религиозной розни. Вопрос метафизики православия я тут обсуждать не стану, лишь порекомендую прослушать цикл лекций С.Е. Кургиняна, где он оговаривает и этот вопрос. Остановимся на том, что коренные культурные «склонности», заметные в данном отрывке, прослеживаются и в идее советского коммунизма, чего я тоже не стану доказывать в данной работе. Примем это за данность и продолжим. Именно данным обстоятельством обусловлено функционирование правового аппарата РСФСР и СССР в области семьи и детства. Вся нормативная база СРОС «пропитана» стремлением воспитать каждую семью и ребенка в этой семье в определенных идеалах. Стремлением к тому, чтобы семья самостоятельно стала воспитывать ребенка сообразно этим, конкретным идеалам. Напомню читателю о Моральном Кодексе строителя коммунизма и закончим разговор о самих идеалах, тут все понятно.
Я могу со всей ответственностью заявлять, что в правовых актах 1990 года уже проявилась тенденция на отмену данных идеалов. Именно это было доказано в первых пунктах работы. При этом использовалась простая, но неочевидная схема: если вы отрицаете СССР, то логично отрицать и все его идеалы. Я не буду разбирать принципиальной порочности данной схемы и продолжу.
Если идеалы, имеющие место, не верны, то их следует заменить. Меняют обычно на противоположность, а противоположность честности, совести, смелости… даже в те времена всеобщего отрицания не была бы принята людьми. Поэтому их просто заменили на идеалы иного характера, тем более, что они имели место быть в СРОС СССР.
Этими новыми идеалами стали «законные права и интересы» ребенка. И если вопросы воспитания, по сути, нивелировались, оставаясь скудными пустыми фразами (которые пропадали от одного акта к другому все больше) в законодательных актах, то количество ссылок на «права и интересы» увеличивалось, а смысловое ударение ставилось именно на них. И как-то «сама собой» стала понятна их материальность и меркантильность. Тем более, что данная подмена находила и находит отражение в действительности. Если вся страна меняет идеальное на «чечевичную похлебку», то почему в этой сфере должно быть не так?
Тем более, что новый идеальный ориентир – Европа – всячески культивирует именно правовой институт защиты «прав и законных интересов» несовершеннолетних. Именно в материальном контексте. Смотрите Конвенцию о правах ребенка. Привожу ссылку (подобных статей в Конвенции много) на пункт 2, ст. 2 данного документа:
«…Государства-участники принимают все необходимые меры для обеспечения защиты ребенка от всех форм дискриминации или наказания на основе статуса, деятельности, выражаемых взглядов или убеждений ребенка, родителей ребенка, законных опекунов или иных членов семьи…» - фактически, вы не имеете права применять все доступные средства воспитания, вы обязаны оглядываться на механизмы, которые будут это контролировать. А если, не дай Бог, ребенок захочет «ориентироваться» «нетрадиционно» в половой сфере?
Конечно, это один из крайних примеров. Но в данном направлении вы можете провести свое личное исследование, прочтя Конвенцию. И конечно в ней будут упоминания и о воспитании, но процентная доля их будет много меньше процентной доли «прав и интересов», касающихся материальной жизни.
Статья 56 СК РФ (да и 57 и множество других). Право ребенка на защиту: «…Ребенок имеет право на защиту от злоупотреблений со стороны родителей. При нарушении прав и законных интересов ребенка, в том числе при невыполнении или при ненадлежащем выполнении родителями обязанностей по воспитанию, образованию ребенка либо при злоупотреблении родительскими правами, ребенок вправе самостоятельно обращаться за их защитой в орган опеки и попечительства, а по достижении возраста четырнадцати лет в суд…»
Ребенком я рос в условиях ужасного всплеска детской наркомании и алкоголизма. В компании, которую я посещал каждый вечер, курили коноплю. Мне предлагали неоднократно, и даже сложилась такая «добрая» традиция – «уламывать» меня. Помешали «причаститься» мне книги, которые подсовывал отец. Но даже больше книг – его слова: «Если узнаю, а я обязательно узнаю, сяду на «ГАЗон» и раздавлю тебя на фиг! Я тебя породил, я тебя и убью!»
Что это было в тех условиях? Необходимость или «злоупотребление со стороны родителей»? Создана система ЮЮ (и продолжает «совершенствоваться»), которая запрещает нам решать этот вопрос самостоятельно, исходя из собственных (есенинских, русских, восточных и др.) культурных норм, по которым жили наши деды.
Произошла подмена. Приоритет от нравственного и духовного воспитания молодого человека перешел к обеспечению его прав и законных интересов.
Таким образом, на уровне права, СРОС СССР реформировалась в ЮЮ РФ. Создавалась совокупность организаций, органов и отделов, занимающаяся только «детскими» вопросами. Мне могут сказать, что ЮЮ - это, прежде всего, специализированный детский суд, которого в РФ нет. На это я возражу: есть возможность на свое усмотрение, без всяческого суда (по 77 ст. СК РФ) изъять ребенка из семьи. И практика говорит о том, что подобные изъятия суд утверждает. Что это, если не суд, действующий по своим законам? Суд, главными «судьями» в котором являются работники специализированной совокупности организаций и органов. Разговор о том, что подобные экстренные изъятия бывают необходимыми, мы не ведем – это очевидно (но надо создавать механизм, который будет лежать в правовых рамках, а не переносить его в рамки принятия решений на уровне отдельных людей). Нам важно то, что зачатки специализированного детского суда в РФ есть фактически…
А на уровне информационной и идеологической войн по СРОС СССР был нанесен сильнейший удар, имеющий целью ее полное разрушение. К чести наших граждан и работников еще тех далеких времен СРОС СССР, надо сказать, что они не пали полностью под этим ударом. На местах очень часто и повсеместно игнорируются новые «нормы» ЮЮ. Люди руководствуются в своей работе профессиональной этикой СРОС СССР (хотя и пострадавшей значительно), совестью и осознанием того, что они сами являются родителями таких же детей.
Но капля точит камень. И новые «нормы» все чаще берут верх в сознании людей. Особенно, если учесть, что война в этом направлении не прекращается до сих пор. И об этом наш разговор пойдет дальше.

ПУНКТ 4.
На дворе 2012 год. На рассмотрении в Думе два законопроекта, которые у всех на слуху. Для краткости будем называть их «О соц. патронате» и «Об общественном контроле».
В этом пункте, вначале, приведу минимально необходимое обоснование тому, что скажу в конце.
Вкратце рассмотрим некоторые (только важнейшие в контексте работы) положения законопроектов. Некоторые – потому что незаконных, антиконституционных пунктов в них много, о чем замечательно сказали другие. Итак, законопроект «О соц. патронате».
Ст. 2 Закона, пункт «б»: "…социальный патронат – форма… работы, направленной на предотвращение утраты родительского попечения путем оказания семье…помощи, реализации и защите прав несовершеннолетнего";
Смотрим далее по тексту: «…К составлению плана организации социального патроната органом опеки и попечительства привлекаются… или иные организации, в том числе…»
А теперь, осознав в полной мере смысл цитированного, прочтите Ст. 121 СК РФ: «…Деятельность других, кроме органов опеки и попечительства, юридических и физических лиц по выявлению и устройству детей, оставшихся без попечения родителей, не допускается…»
Как вы можете видеть, в этой успокоительной фразе ничего не говориться о том, что «иные организации» не могут быть допущены к осуществлению и ведению социального патроната. Конечно, потому что в тот момент, когда составлялся кодекс, не было понятия «социальный патронат». Иными словами появляется противоречие в законодательстве, которое может использоваться. Действительно, если опека установила социальный патронат над семьей, а «иная организация» (деятельность которой не ограничена СК РФ) допущена «составлять план организации социального патроната», то эта же организация будет приходить к Вам в дом, осуществлять этот патронат и проводить «мониторинг» его осуществления… на протяжении двух лет.
Конечно, исходя из проекта закона, заключить договор о социальном патронате можно (в том числе), имея согласие родителя. Однако, есть пункт № 4, который позволяет установить тот же патронат через суд принудительно. Иными словами, если ваш ребенок пошел в опеку (или сосед сообщил о вас) и вам предложили заключить фактически с «иной организацией» договор о социальном патронате - у вас нет выхода. Ведь даже если вы откажетесь, специалисты опеки имеют право подать исковое заявление о лишении родительских прав. Если же оно не будет удовлетворено судом, то они вправе требовать принудительного заключения того же договора.
Данный законопроект уже сам по себе является документом, приводящим систему ЮЮ «в порядок». Но главное зло его не в этом.
Переходим к проекту закона «Об общественном контроле». Я не стану утомлять читателя подробным рассмотрением данного законопроекта, каждый желающий может прочесть его самостоятельно. Он довольно прозрачен. Приведу те цитаты, которые позволят нам сделать определенный вывод:
«Настоящим Федеральным законом устанавливаются организационные и правовые основы осуществления общественного контроля за обеспечением прав детей-сирот… постоянно находящихся или временно пребывающих в организациях для детей-сирот… определяются порядок и условия оказания общественными объединениями и иными негосударственными некоммерческими организациями содействия…».
«…Правовое регулирование в области общественного контроля за обеспечением прав детей…осуществляется в соответствии с Конституцией Российской Федерации, Конвенцией ООН о правах ребенка, иными общепризнанными принципами и нормами международного права…».
Так чем же, по сути, является появление этих двух законов в 2012 году?
Появление этих законов означает, что система ЮЮ в РФ создана полностью, оформлена и приняла свой конечный вид, который в будущем будет только «шлифоваться». Появление этих законов значит, что теперь пришло время «наполнять» систему ЮЮ смыслами. И для этого появляются законопроекты обеспечивающие внедрение в российскую систему ЮЮ базисных европейских ценностей. Все просто.
По СК РФ «иные», кроме государственных, организации не допускались к решению вопросов детства. По законопроекту «О соц. патронате» они могут допускаться к вопросам социального патроната, руководствуясь при этом нормами «международного права». А законопроект «Об общественном контроле» является «первой ласточкой» приветствия иностранных общественных организаций. И пусть, они будут наблюдать только за детьми уже находящимися в детских домах, но рядом есть другой законопроект…
Что же делать простым гражданам в этой ситуации? Об этом мы продолжим разговор далее.

ПУНКТ 5.
Недавно автор данной работы вел разговор на тему ЮЮ в России с активистом движения «Суть времени». Активист высказал мысль, которую автор «пережил» сам: «За своих детей я убью. Я буду мстить!».
Обдумывая ситуацию и находясь в самом начале исследования вопроса, автор имел такую мысль. Но в то же время он имел и опыт работы в системе опеки, попечительства и патронажа одного из московских районов. Это позволило понять, что бороться с подобными проявлениями системы на уровне одиночки невозможно. Поправлюсь: полноценно бороться невозможно. Что бы вы не сделали, система всегда будет эффективней по определению, а жизнь вашей семьи из более или менее счастливой превратится в не счастливую. В то время, как система добьется необходимого ей результата почти в любом случае.
Но тогда, подумал автор, имеется возможность «по-тихому» жить так, как привыкли. Зная систему изнутри, автор далек от мысли о том, что детей будут забирать поголовно за то, что в холодильнике не три вида колбасы, а два. Цель у ЮЮ в России иная. И тогда автор задумался, в чем она…
Цель в том, чтобы разорвать культурные связи между старым поколением и новым. И со следующим тоже. А потом еще. И еще.
Грубо говоря, с одной стороны будет происходить дальнейшая подмена ценностей. Учителя в школах будут ограничены в морально-нравственных оценках различных процессов. Понятие хорошо и плохо, норма и ненормальность будут регламентироваться все попускающими «правами и законными интересами», на страже которых будут стоять конкретные «специалисты» ЮЮ, законодательные нормы и правоприменительная практика. Для контрастного примера опишу ситуацию появления в школах половых меньшинств, которые «имеют законное право». Ведь многие родители уже сталкиваются с тем, что неадекватных, необучаемых, аморальных и склонных к преступным деяниям детей «нельзя» (на самом деле пока еще можно, но для этого надо приложить массу усилий самим родителям) исключить из школы. Причем эта невоспитанность (а в большинстве случаев это именно невоспитанность) не является полноценным поводом для вмешательства в семью с точки зрении ЮЮ. А вот если тот же ребенок будет вести себя хорошо, но расскажет «специалисту», что отец «всыпал ему ремня» накануне, то для «специалиста» ЮЮ это станет своеобразным звонком. Это уже наша действительность, а дальше – больше. Дальше в школах появляются дети с «нетрадиционной половой ориентацией».
Итак, с одной стороны подмена ценностей, а с другой стороны те ценности, которые еще останутся в сознании родителей, будут очень осторожно, с оглядкой, «прививаться» ребенку. Сначала с оглядкой все, потом некоторые из них будут исключены (капля точит камень), потом те, которые прививались «по-тихому» в семье, «отвалятся» под воздействием реальности.
Это очень интересно и одновременно страшно наблюдать на конкретных примерах. Возьмем норму гетеросексуализма. Она будет интересна нам с той точки зрения, что еще не утратила характера массовой ценности, но уже подвергается изменениям. Контрастный, яркий пример.
Во времена СССР данная проблема почти не поднималась в среде неспециалистов, а одиночные примеры подвергались строгой и однозначной критике, как примеры болезни разума и душевного расстройства. В нынешние времена первичности «прав и законных интересов» человека, данная проблема смело поднимается всеми. Более того – это и не проблема уже! Ведь в РФ, в отличие от СССР, «секс есть». И есть даже такой. А раз так, то осуждать человека мы не имеем права. И осуждать ребенка – тем более. Таковой стала официальная позиция общественности. Педагог в школе не может позволить себе высказывание о «душевном расстройстве», объясняя данное обстоятельство, и просто игнорирует проблему.
Но родитель ребенка школьного возраста не может себе позволить подобное игнорирование. В тот момент, когда происходит передача нравственной нормы ребенку, взрослый опирается на свое представление, на культуру своего народа. Вот тут и возникает конфликт. С одной стороны это явно плохо, а с другой, сказать так в школе уже нельзя. И родитель, по сути, принимает решение прививать данную нравственную норму «по-тихому». Ребенок понимает, что это вроде бы плохо, но об этом не говорят в обществе. Не только не говорят, но по факту поддерживают молчаливо (если бы все молчаливо осуждали, то это не появилось бы на «голубых» экранах). И постепенно «капля» реальности (позиция педагогов, СМИ, конкретные примеры) начинает точить «камень» полученной от родителя нормы. В результате имеем факт утраты конкретной нравственной нормы за время смены нескольких поколений.
Именно на страже этого процесса и призвана стоять ЮЮ РФ, наполненная западным содержанием. Чем глубже проникнут «иные» организации и «международные нормы» в нашу систему ЮЮ, тем более абсурдным с точки зрения исконной нравственности и культуры будут деяния этой системы. Весь ужас происходящего сводится к тому, что просто исчезнут люди, способные оценивать жизнь с позиций исконной нравственности, как ее видим мы. Будут либо полностью заменены нравственные нормы, либо эти нормы изменятся до неузнаваемости.
Так что «по-тихому» саботировать ситуацию у нас тоже не получится.
Единственный возможный выход в современных условиях – это четкое понимание проблемы и политические действия, направленные против «наполнения» российской ЮЮ европейскими «нормами». А политические действия возможны только в группе единомышленников.
Единственная организация, способная дать минимально адекватный ответ на фронте ЮЮ, – Суть времени.
И она дала этот ответ, получив результат.
Второе чтение по данным законопроектам отложено «в долгий ящик». Это не победа в войне за наших детей, но победа в битве.
С чем я вас и поздравляю.

Обсудить на форуме

Вход в аккаунт

Навигация