виртуальный клуб Суть времени

СМИ

Разведка съездом, или Месть труса за испытанный страх

Со статьей Ю.С. Крижанской "Разведка съездом, или Месть труса за испытанный страх" можно ознакомиться здесь: http://gazeta.eot.su/article/%D1%80%D0%B0%D0%B7%D0...

РВС: шесть шагов навстречу семье

Аватар пользователя etz

Участники родительского сопротивления — это люди самых разных профессий, которых объединяет воля к изменению сложившейся ситуации, опасной для будущего их семей и их детей. Начав с выяснения сущности ювенальной юстиции, продолжив масштабным сбором подписей против неё (а такой сбор невозможен без разъяснительной работы с согражданами), Родительское всероссийское сопротивление доросло до этапа своего оформления. Впереди — новые задачи, и важнейшей из них является конкретная помощь семьям. Внимание власти к проблеме сохранения и поддержки кровной семьи проявилось совсем недавно, и полного отказа от ювенальных технологий в России пока не произошло. Печальные случаи в нашей области наглядно иллюстрируют это.

В июне 2012 года службой опеки города Бердска из родной семьи был отобран Оскар Низамутдинов семи лет, проживавший ранее с мамой и бабушкой. Вскоре после его рождения мать перенесла тяжёлое лечение, которое привело к инвалидности. Поэтому бабушка стала опекуном внука. Спустя шесть лет органы опеки забрали мальчика в приют, лишив бабушку опекунских прав. В момент отнятия Оскар был вместе с матерью, которая после операции не слышит. Основные причины изъятия: «ребенок находится без законного представителя, ненадлежащие условия проживания и содержания ребенка». В ноябре 2012 года опека подала в суд на мать об ограничении её в родительских правах и взыскании алиментов. Выигрыш дела позволил бы узаконить пребывание мальчика в интернате. На примере этого случая можно понять, какова может быть роль родительского сопротивления в конкретной помощи семьям. Пока мы выделили шесть ключевых шагов...

Шаг первый: выехать на место, установить хорошие отношения с семьёй и детально вникнуть в ситуацию. Казалось бы, что может быть проще? Однако для сотрудников опеки даже первый доброжелательный контакт с семьёй порой невозможен. Что за «стеклянная стена» стоит между чиновником и семьёй, — это отдельный вопрос. Но важно понять, что только доверительные отношения с семьёй помогут прояснить дело.

Необходимо заранее выяснить всякого рода печальные обстоятельства: случаи насилия и суицида, социальные заболевания, учёт у психиатра или нарколога, судимости, включая погашенные и т.п. Подобные факты ни в коем случае не означают реального неблагополучия семьи. Считать так — глубокое заблуждение. Но чтобы помочь семье (например, в суде или даже в информационной войне), знать о подобных обстоятельствах необходимо заранее.

Отметим, что в деле Низамутдиновых нас поразило именно полное отсутствие социального неблагополучия в его обычном смысле (алкоголизм, психиатрия, проблемы с законом и пр.). Разве можно считать инвалидность молодой матери фактором опасности для ребёнка?

Шаг второй: подготовить медийное пространство. При создании своих публикаций важны фото и видео-съёмка: с наглядными материалами публикации и пресс-релизы не выглядят голословно. Здесь есть свои подводные камни: поспешные выводы, ярлыки и тенденциозность. Но если первые публикации и релизы составлены грамотно и ставят больше вопросов, чем дают ответов, — они помогут ускорить разрешение вопроса и задействовать серьёзные силы. Сообщения в самых периферийных медийных источниках могут дать широкий отклик, вплоть до центральных каналов ТВ, как это и произошло в деле Низамутдиновых. В результате городские и областные власти озаботилась по-настоящему.

Имеет смысл взять на себя координацию работы с прессой, поскольку семье в тяжелый момент может быть не до того, чтобы договариваться с каждым журналистом и организовывать съёмки. В случае с Низамутдиновыми внимание прессы оказалось колоссальным. За несколько дней семью посетило несколько съёмочных групп и журналистов, в том числе с Первого канала и канала Россия 1. Такое количество интервью — большая нагрузка для членов семьи (особенно для ребёнка, которого непременно желают показать все СМИ), поэтому организационная помощь в этом деле очень полезна. К тому же активисты РВС могут дать важные комментарии по концептуальной стороне дела, а также вписать его во всероссийский контекст.

Шаг третий: консультации с юристами — обязательны. Несмотря на то, что нас в первую очередь волнует морально-этическая сторона вопроса, мы обязаны досконально изучить правовые аспекты дела. Зачастую от этого зависит судьба ребёнка и его семьи. Очень важно сделать это до привлечения прессы: ведь журналисты сразу кинутся к семье и попросят комментариев. Публичные заявления могут серьёзно повлиять на ход судебных дел, так что проконсультировать семью о деталях её общения с прессой — необходимо. В данном случае оказалось, что мама Оскара посещала судебные заседания без адвоката. Консультации с юристами прояснили перспективы процесса. До сих пор, несмотря на возврат ребёнка в семью, точка в судебном деле ещё не поставлена.

Шаг четвёртый: диалог с опекой. Делать из опеки жупел для информационных расправ — дело недостойное. Права опека или не права, выяснить её позицию нужно непременно. Даже если обстоятельства указывают на ошибки чиновников, вражду надо замещать осмысленной дискуссией или полноценным судебным разбирательством. Другого пути к разрешению конфликта — нет. Важно помнить, что мы боремся не с опекой, а с ювенальными практиками по отношению к семье. Профессиональные и заинтересованные работники опеки хорошо различают и отвергают ювенальные подходы. Но так происходит не всегда.

В случае с семьёй Оскара диалог был налажен. После разговора Низамутдиновых и активистов РВС с представителями опеки, мать Оскара написала заявление на имя мэра Бердска Ильи Потапова с просьбой вернуть ей сына. Мы с Кристиной привезли Оскара из интерната домой на следующий день.

Шаг пятый: помощь семье с непременным уважением к её решениям. Что действительно поднимает дух, так это реальная помощь. Она может быть самой разной: организационной, материальной, моральной (что очень важно!). Скажем, мы сопровождали Кристину на судмедэкспертизу в учреждение на другом краю города. Порой близким ребёнка трудно разобраться в справках, заявлениях, выписках и других бумагах. В случае конфликта семьи с чиновниками «канцелярская просвещённость» последних может стать чуть ли не оружием в противостоянии.

Означает ли наша помощь семье, что семья — не самостоятельна в принятии решений и нуждается в постоянной опеке? Разумеется, нет. Точно также и помощь государства обычно требуется в виде пособий, социальной защиты и возможностей для развития детей, а не в форме навязывания семье каких-либо решений. Сейчас решается вопрос о том, в какой школе будет учиться Оскар, и тут важнее всего мнение семьи. Что же касается какой-либо материальной помощи семьям, то афишировать её стоит далеко не всегда.

Шаг шестой: определение границ публичности. В заключение отметим, что важно не только развернуть процесс медиа-поддержки семьи, но и вовремя свернуть его, когда семья воссоединится. Мы идем на освещение вопиющих случаев для того, чтобы ускорить помощь ребёнку и семье. Других целей быть не должно, ведь внимание прессы имеет свои издержки и тяготит семью и ребёнка. Точно также в диалоге с опекой мы отделяли благо ребёнка (скорейшее возвращение домой) от чувства праведной мести (затянуть и выиграть процесс).

На примере истории с семьёй Оскара мы видим, как деятельность РВС складывается в единую картину. Лишь сбор реальных подписей возмущённых граждан по всей стране позволил предъявить власти законные и массовые требования. Усилия по организации и консолидации антиювенальных сил дали результат: власть была вынуждена прислушаться к обществу, наметился общефедеральный тренд на сохранение и защиту кровной семьи. Именно поэтому дело семьи Оскара разрешилось сейчас настолько оперативно, хотя ребёнок прожил в отрыве от семьи более полугода. Деятельность РВС — это поле, на котором замыкаются, усиливая друг друга, серьёзные политические шаги, широкое низовое движение и адресная помощь людям.

Девятый вал ювенального безумия

Аватар пользователя etz

Мы все слышали о технологиях управления общественным сознанием. Любой мало-мальски значимый вопрос, поднимаемый на государственном уровне, всегда сопровождается тем или иным воздействием на информационное пространство. Примеров можно привести сколько угодно, от вооруженного конфликта в Грузии до принятия «закона Димы Яковлева». Не стал исключением и вопрос о введении так называемых ювенальных технологий в России, который бурно обсуждался с лета прошлого года.

В середине февраля новосибирская «Студия 49» выпустила телепередачу с участием активистов «Сути Времени». Наши соратники продемонстрировали там результаты исследования информационного пространства Новосибирска за два последних года. Сейчас мы предлагаем вашему вниманию расширенный анализ этих результатов с нашими комментариями.

Целью данного исследования было выяснить, с какой интенсивностью осуществляется «про-ювенальное» информационное воздействие на Новосибирск и область через региональные СМИ.

Мгновенно возникший вопрос — что анализировать? — был решён достаточно очевидным образом. В качестве источников данных использовались интернет-порталы с самым высоким уровнем цитирования в регионе. Список таких порталов мы получили из рейтинга «Медиалогии».

Для анализа отбирались сообщения, затрагивающие отношения родителей с детьми, воспитание детей, происшествия с детьми (кроме обстоятельств непреодолимой силы), и тому подобное. Выбор критериев отбора очевиден — именно такими сообщениями в обществе формируются настроения «Ох, да что же у нас творится-то! Может, и правда стоит изымать детей из проблемных семей?».

Законы «о соц. патронате» и «об общественном контроле» были внесены на рассмотрение в марте 2012 и в конце декабря 2011 соответственно. Можно ли увидеть разницу в статистике между 2011 и 2012 годом? Если да, то «естественная» ситуация в 2011 году, до раскрутки темы семейного насилия, станет фоном для ситуации 2011 года.

Для начала считаем полное количество подобных сообщений в 2011 и 2012 годах:

Разница более чем в три раза! Неужели число трагических проишествий скачкообразно выросло за единственный год?

Рассмотрим годовую статистику более детально, по месяцам.



синие треугольники — количество сообщений по месяцам 2011 года
красные квадраты — количество сообщений по месяцам 2012 года

Если в 2011 году публикации распределены более-менее равномерно, то в 2012 наблюдается отчётливый рост публикаций к концу года. То есть не только количество публикаций увеличилось, а есть и тенденция к такому увеличению: чем дальше, тем больше.

Это был простой количественный подсчёт. А как оценить влияние публикаций в разных источниках на читателей? Ведь разные СМИ по-разному популярны, по-разному цитируются другими изданиями и по-разному пересказываются официальными лицами. Для этого — воспользуемся медиарейтингом, с помощью которого отобрали источники.

Мы усреднили показатели по источникам за два года, чтобы краткосрочные изменения того или иного медиарейтинга не оказывали существенного влияния на общую картину. Вот значения рейтинга для рассматриваемых источников:

Название

Рейтинг

tayga.info

80,15

ngs.ru

24,42

sib.fm

10,65

sibkray.ru

7,42

academ.info

1,74

sibnet.ru

1,20

ksonline.ru

0,91

kurer-sreda.ru     

0,77

Медиарейтинг и есть мера популярности. То есть, условно говоря, одно и то же сообщение, опубликованное и на academ.info, и на sibrkay.ru, будет в 4 раза популярнее, чем если бы оно было опубликовано только на academ.info.

Оценить популярность точнее, чем просто суммой количества сообщений, можно, если при сложении использовать коэффициент, пропорциональный рейтингу источника. То есть спользовать медиарейтинг в качестве веса сообщения. Так получается, что более весомый вклад в медийную раскрутку событий дадут источники с более высоким рейтингом.

Медиарейтинг в виде диаграммы:

new-pic3-ves

На диаграмме вес нормирован, то есть приведён к виду, когда сумма вкладов отдельных источников равна единице.

Чтобы представить динамику веса сообщений о несчастных случаях в семьях, сообщения от каждого из наших источников просуммированы помесячно с учётом веса. Можно назвать получившуюся величину «Индексом „ювенального безумия“». Абсолютные значения индекса особого значения не имеют, а вот динамика в течение года — интересна.



синие треугольники — значения индекса по месяцам 2011 года
красные квадраты — значения индекса по месяцам 2012 года

Что мы видим на этом графике? Публикации за 2011 год по-прежнему распределены равномерно, а скорость увеличения индекса в 2012 году только возросла. Это значит, что в начале 2012 года информационными вбросами «ювенального безумия» занимались менее весомые источники, а уже к концу 2012 подключились источники с более высоким рейтингом.

Рассмотренная нами статистика позволяет количественно оценить лишь состояние информационного поля в целом. Указать конкретно, какие из отобранных сообщений являются результатом заказа, а какие — всего лишь попыткой «оседлать волну», можно только после расследования иного рода. Но его результаты вряд ли могут быть когда-либо опубликованы.

Пока мы можем указать на медиаволну, которая не потопила наших усилий по борьбе с ювенальной юстицией, и приготовиться преодолевать новые — то ли ещё будет!

Разведка съездом, или это, конечно, атас!

Как и положено было в советские времена, после съезда состоялся концерт. И не какой-нибудь там маленький, незаметный, а грандиозный! Концерт — по собственному почину! Бесплатно! — устроили наши доблестные средства массовой информации и примкнувшая к ним блогосфера

 

Разведка съездом, или Это, конечно, атас!

Съезд родителей России, который Движение «Суть времени» организовало и провело 9 февраля с. г. в Москве, в Колонном зале Дома Союзов, оказался во всех отношениях выдающимся событием.
И потому, что проведя этот съезд, «Суть времени» смогла продемонстрировать свое не только идейное, но организационное взросление.
И потому, что это был действительно съезд неравнодушных родителей и организаций, их представляющих.
И потому, что на нем была учреждена новая Общероссийская общественная организация РВС — «Родительское Всероссийское Сопротивление».
И потому, что была образована Коалиция родительских общественных движений, Декларацию которой подписали, помимо РВС, еще 8 организаций, договорившиеся вместе бороться за светлое будущее детей России.
И потому, что в докладе С. Е. Кургиняна съезду было во всеуслышание заявлено, как именно «Суть времени» понимает и позиционирует «детские» и «родительские» проблемы современной России среди других проблем и на фоне политического курса и власти, и оппозиции.
И — главное — потому, что на этом съезде появилась надежда, что многомесячные усилия активистов «Сути времени», АРКС, других родительских организаций, боровшихся против принятия законов, продвигающих в нашу страну западные ювенальные технологии, приведут, наконец, к успеху. Эту надежду породило неожиданное для всех появление на съезде Президента России В. Путина — впечатленного собранными и переданными ему десятками тысяч подписей граждан — и руководителя его администрации С. Иванова. То, что Президент не смог и не захотел проигнорировать обращенные к нему письма десятков тысяч россиян, а наоборот, «посчитал своим долгом встретиться с вами и объяснить свою собственную позицию по этим вопросам, позицию руководства страны», согласитесь, само по себе внушает некоторую надежду. То, что Президент фактически пообещал, что «мнение общества, безусловно, будет услышано и, безусловно, будет учтено», эту надежду только укрепляет.
Все вместе эти достижения не могут не радовать, и ощущение значительности происходящего на наших глазах и созданного нашими руками большого политического события было буквально разлито в воздухе Колонного зала. Казалось, что все сложилось как нельзя лучше.
Но... выяснилось, что все сложилось еще лучше, чем нам всем казалось. Как и положено было в советские времена, после съезда состоялся концерт. И не какой-нибудь там маленький, незаметный, а грандиозный! Концерт — по собственному почину! Бесплатно! — устроили наши доблестные средства массовой информации и примкнувшая к ним блогосфера. В нем приняли участие практически все звезды отечественной эстрады политической журналистики и большинство известных блогеров.
Причем оказалось, что концерт начался еще до завершения работы съезда. И продолжается он до сих пор (а сегодня мы переживаем 19 февраля 2013 г., то есть со дня съезда прошло ровно 10 дней).
Названием этого концерта вполне может служить реплика К. Лариной, журналистки «Эха Москвы», которая в перерыве передачи «Культурный шок», которую она вела днем 9 февраля, услышала в новостях о том, что на Съезд родителей приехал Путин. «Это, конечно, атас» — завыла сказала она.
 «Это, конечно, атас» — отличное название для концерта, не правда ли? Можно было бы, конечно, назвать его и более привычно (особенно для жителей интернета) — «Как страшно жыть», например, и это название тоже будет в какой-то степени отражать содержание концерта. Но, пожалуй, оно будет не так оригинально, как «Это, конечно, атас», да и не так точно соответствовать эмоциональному накалу и интеллектуальному уровню этого удивительного явления, устроенного для нас вскладчину нашей болотно-либерально-оп-позиционной журналистикой. Исчерпывающий анализ произошедшего, произведенный журналисткой Лариной в этой фразе (вариант: «Это вообще атас, конечно»), удивительным образом совпадает по глубине и выразительности с «аналитикой» съезда и связанных с ним событий, которой обогатили отечественную журналистику другие участники концерта.
Нас как зрителей (слушателей, читателей) необыкновенно поразило именно вот это единодушие и единомыслие почти всех участников (согласитесь, не так часто свойственное нашим СМИ): большинство визжало и стонало высказывалось очень громко, эмоционально и определенно — но... как-то безотносительно к содержанию события. Практически никого не интересовало (и об этом мало упоминали, в основном для проформы), что же произошло на нашем съезде, что этому предшествовало, что за этим последует, чего съезд хотел добиться и чего добился... Вместо этого все говорили о своем — о том, что им показалось, привиделось, подумалось, придумалось...
Более всего это напоминало групповое прохождение проективного теста. Среди методов исследования личности в психологии есть так называемый проективный метод. «Проективный метод (от лат. projectio — выбрасывание вперед) характеризуется созданием экспериментальной ситуации, допускающей множественность возможных интерпретаций при восприятии ее испытуемыми. За каждой такой интерпретацией вырисовывается уникальная система личностных смыслов и особенностей когнитивного стиля субъекта. Метод обеспечивается совокупностью проективных методик (называемых также проективными тестами), среди которых различают: ассоциативные (например, тест Роршаха, тест Хольцмана, в которых испытуемые создают образы по стимулам — пятнам; тест завершения неоконченных предложений); интерпретационные (например, тематический апперцепционный текст, в котором требуется истолковать социальную ситуацию, изображенную на картине); экспрессивные (психодрама, тест рисунка человека, тест рисунка несуществующего животного) и др. Проективные методики обладают значительными возможностями в исследовании индивидуальности... » Так вот, исполнители концерта очень напоминали испытуемых, исследуемых с помощью проективного теста, которым стал для них Съезд родителей. Они не могли спокойно воспринять, оценить и проанализировать то, что произошло в реальности, — они могли воспринимать и оценивать только собственные фантазии, страхи и вожделения, а затем их нервически озвучивать.
Поняв это, мы вспомнили о нашем высшем психологическом образовании, а также о том, что «проективные методики обладают значительными возможностями в исследовании...». И решили эти «значительные возможности» использовать: когда предоставляется такой прекрасный шанс исследовать противника, узнать о нем даже то, что он сам о себе не очень знает, было бы недальновидно этот шанс не использовать, не правда ли? В некотором смысле, это ведь разведка. Трудно воевать, плохо представляя себя противника. А успешные военные действия без разведки практически невозможны. Энциклопедия Кольера определяет разведку как «комплекс мероприятий по получению и обработке данных о действующем или вероятном противнике, его военных ресурсах, боевых возможностях и уязвимости, а также о театре военных действий». В той войне, которая нам предстоит, разведка нужна не меньше, чем в настоящей, классической. Как известно, есть такой метод разведки, как «разведка боем». Ну, а у нас получилась «разведка съездом». И, как оказалось, очень эффективная.
В общем, мы провели контент-анализ публикаций, посвященных Съезду родителей. Сразу оговорим, что «публикацией» мы считали только относительно большие тексты (не реплики и не комментарии), специально посвященные Съезду родителей и опубликованные в газетах, в интернет-СМИ, в блогах, в радиопередачах. Таких публикаций оказалось 83.
 
Сначала был подведен общий «баланс» отношения СМИ (положительного, нейтрального или отрицательного) к Съезду — к его содержательным «трем китам» — ювенальной юстиции, «закону Димы Яковлева» и новым образовательным стандартам, а также к его главным «действующим лицам»: «Сути времени», РВС, С. Е. Кургиняну и В. В. Путину. Получилось вот что:

Рис. 1. Оценки Съезда и элементов по сумме публикаций
Необходимое отступление и — благодарности.
Хотим особо подчеркнуть, что в дальнейший анализ не попали публикации, авторы которых не присоединились к «концерту», а написали статьи по существу дела. Они не во всем нас поддерживают, а мы не всегда с ними согласны, однако они сделали свою журналистскую работу качественно и профессионально, что вызывает только уважение.
К сожалению, мы не сможем подробно анализировать здесь их статьи — такова уж судьба тех, кто при тестировании показывает «нормальные» результаты: гораздо интереснее и познавательнее с военной и медицинской точки зрения анализировать данные испытуемых с явной патологией. Поэтому мы только поблагодарим авторов «Российской газеты», «Известий», «МК» «Комсомольской правды», газеты «Завтра», интернет-сайтов «Однако», «Русская Народная Линия», «Pravda.ru», «Подмосковье», «Мнения.ру» — А. Артюха, А. Вассермана, А. Гришина, А. Проханова, А. Юнашева, Б. Клина, В. Лебедева, В. Мараховского, В. Павленко, Д. Терехова, К. Латухину, М. Шевченко, Н. Козлову, С. Сметанину, М. Верного — и вернемся к нашим... участникам концерта.
Что ж, из диаграммы каждый может видеть, что «в среднем по больнице», положительно наши — в большинстве либеральные — СМИ относятся только к ювенальной юстиции (!). Хотя в целом ювенальную юстицию обсуждали мало, а большинство вообще обошло эту тему стороной, тем не менее, общий баланс — положительный. Что тут скажешь?
Неверно было бы думать, что либеральная общественность настолько ослабела интеллектуально, что не в состоянии прочесть что-то о ювенальных технологиях и понять, чем они грозят нашим семьям. Скорее дело в том, что эта общественность (и ее представители в СМИ) думает, что ювенальная юстиция угрожает только именно нашим — а не их — семьям и детям. Более того, в угрозе нашим с вами детям эта общественность ничего плохого не видит, потому как она нас презирает и ненавидит изо всех сил.
Вот, например, что пишет А. Колесников из «Новой газеты»: «Родители из «Всероссийского родительского сопротивления» — сопротивляются. Их пытают бигмаками и кока-колой заокеанские супостаты, у них постоянно кто-то хочет отнять детей, тень ювенальной юстиции накрыла счастливую жизнь ячейки общества, которая за небольшую плату внезапно увеличила показатели рождаемости». Чувствуете? Если нет, мы переведем. Автор «Новой газеты» говорит вам: «Это у вас в семье не дети, а показатели рождаемости. Чего так волноваться по поводу ювенальной юстиции? Отнимут у вас детей — и правильно! А вы новых нарожаете — за небольшую плату». Это и есть эффект проективного метода: Колесников вроде хочет сказать что-то о ювенальной юстиции, а получается говорить только о своем, о главном и сокровенном — о том, как он ненавидит и презирает большинство людей, которые живут в «этой стране».
Дальше автор возмущается, что его позиция — а он ведь тоже родитель! — не была представлена на съезде. И опять полностью раскрывает свою позицию — правда, по совершенно другому вопросу. «Странное у нас какое-то представительство. Например, меня, простого российского гражданина с обычными (хочется спросить: для кого обычными?) либеральными взглядами, не представляет в российском парламенте вообще никто. При этом я не просил Сергея Ервандовича Кургиняна представлять мои интересы как отца троих детей. Мне совершенно в этом качестве некому «сопротивляться». Разве что самому Сергею Кургиняну и той странной публике, которую собрал Колонный зал». Слышите? Сопротивляться нужно только Кургиняну и людям, которые собрались в Доме Союзов. Которые представляют большинство. То есть угроза для «простого российского гражданина с обычными либеральными взглядами» исходит только и исключительно от Большинства. И ведь не откажешь господину в логике — в чем-то он, безусловно, прав. Вот только статью он вроде не об этом писал...
«Закон Димы Яковлева» тоже упоминали немногие (примерно одна пятая всех написавших про съезд), но общий баланс оценок все же отрицательный. Надо отдать должное оппозиционным журналистам: все-таки они помнят, что совсем недавно, буквально вчера яростно протестовали против «закона Димы Яковлева», и когда сегодня им представили аргументы, от которых просто так не отмахнешься, они все же сочли более приличным пока явно не открещиваться от прежних позиций — это было бы уж совсем как-то беспринципно...
Но былого энтузиазма и уверенности не чувствуется уже. Так, довольно вялые и пустые отговорки в основном. Сказать что-то по существу вопроса решились совсем уж единицы, и высказывания их были несколько странноваты. Вот, например, В. Панюшкин в «Ведомостях» пишет: «И точно так же я понимаю, что иностранное усыновление — это позор для нас». Казалось бы, все в порядке, человек думает правильно. Но дальше он прибавляет: «Но что же делать с сиротами-инвалидами, которых здесь не вылечишь и не воспитаешь?». Почему? Что это значит? Кто сказал Панюшкину, что у нас инвалидов нельзя вылечить и воспитать? Помогут ли Панюшкину знания о том, как у нас лечат, усыновляют, воспитывают детей-инвалидов? Или, быть может, его уверенность в невозможности этого не зависит от знаний, да и вообще от реальности? И что делать с тем, что наши сироты, усыновленные за границей, подвергаются там насилию и издевательствам, а некоторые погибают? Смириться? Панюшкин эти вопросы себе не задает. Пока. Но некое безусловное ослабление позиций либеральных СМИ по вопросу о «законе Димы Яковлева» все-таки произошло. И в этом тоже — результат Съезда.
А вот новые образовательные стандарты даже либеральным журналистам большей частью не нравятся: хоть их обсуждал, в лучшем случае, только каждый пятый, но в среднем отношение к ним слабо отрицательное. Однако и по этому вопросу многие «испытуемые» высказываются в исключительно «проективном» ключе. То есть совершенно не о том, хороши стандарты или плохи, стоит обязывать школьников читать Эппеля или не стоит. Нет. Они опять всё о том же, своем, заветном... В редакционной статье «Ведомостей» от 11 февраля читаем: «Владимир Путин становится равен своему «путинскому большинству». Теперь ему приходится не генерировать свою, а поддерживать повестку этого большинства — с соответствующим уровнем компетенции...
Субботние слушатели Путина вряд ли подробно знакомы с обычным или экспериментальным курсом литературы и вряд ли специалисты в ювенальной юстиции. Речь президента показывает, что государство отказалось от предписанной ему Александром Пушкиным роли «единственного европейца», воспитывающего и облагораживающего косные народные массы. Чтобы оседлать поднявшуюся с мая 2012 г. консервативную волну, оно готово тиражировать и подпитывать заблуждения и предрассудки консервативно настроенных обывателей, поддерживать их враждебность в отношении новых культурных, социальных и политических веяний».
Все вроде ясно как день. Большинство «с соответствующим уровнем компетенции» — не компетентно ни в чем: ни в курсе литературы, ни в ювенальной юстиции. Большинство — это «косные народные массы», требующие воспитания и облагораживания... Большинство — это обыватели с комплектом заблуждений и предрассудков, всегда враждебные в отношении «новых культурных, социальных и политических веяний» (вероятно, имеются в виду новые стандарты по литературе, выставки Гельмана, ювенальные технологии и раздел России вместе с РПЦ на удельные княжества?). И кто же должен воспитывать это косное, темное большинство? А как вы думаете? — меньшинство, конечно. Которое, конечно, компетентно во всех вопросах, не имеет предрассудков и всегда открыто всему новому, даже если это новые способы самоубийства. И тут — та-та-та-там! — меньшинство обнаруживает, что его предали! Кто же? Это государство в лице Путина. Раньше-то Путин был на стороне меньшинства, он «генерировал свою повестку» дня, независимую от чаяний большинства. А теперь — ужас-ужас-ужас! — он вроде переходит на сторону большинства, перестает играть в «европейца»... Рятуйте, граждане! Прогрессивное меньшинство остается без руководящей роли и поддержки государства! А-а-а-а!
Думаете, мы слегка перебираем? А вот нам так не кажется. Потому что весь этот описываемый нами концерт — это и есть один сплошной крик «А-а-а-а!». И повод к панике — тоже один: Путин повернулся лицом к Большинству и даже в чем-то его услышал и с ним согласился. Это ли не трагедия для Меньшинства? Которое привыкло чувствовать себя полновластным хозяином в стране, с Большинством не считаться и вытирать об него ноги?
Этот мотив сквозит в большинстве (67%) негативных публикаций о Съезде. Но точнее всего его выразил один из прошлогодних лидеров Болота Сергей Пархоменко, который в 14 часов 42 минуты 9 февраля (то есть когда еще не закончилась первая половина Съезда) опубликовал на сайте «Эхо Москвы» довольно-таки панический пост, контрапунктом которого была фраза: «Это они новую «Поклонную гору» устраивают, только гораздо, гораааааздо, большего масштаба. И не одноразовую, а долгоиграющую». То есть прямо проводит аналогию между митингом на Поклонной горе и Съездом в Колонном зале. А что такое был митинг на Поклонной горе? Это было первое за последние годы и пока единственное явление стране Большинства — оказавшееся совершенно неожиданным для меньшинства. Пархоменко усматривает в Съезде родителей нечто подобное Поклонной — то есть опять явление ненавидимого Большинства. И ведь вряд ли он повторяет за С. Е. Кургиняна? — нет, это он сам увидел. Увидел — и испугался. И все они увидели — и испугались. Некоторые — до судорог.
Конечно, они испугались не самого по себе Большинства, которое они презирают, считают быдлом, анчоусами и пр. Они испугались того, что у Большинства появился голос — в лице С. Е. Кургиняна и Движения «Суть времени», и что к Большинству начала очень медленно, понемногу, но поворачиваться власть — в лице В. В. Путина. Одновременно — в силу физических законов — отворачиваясь от меньшинства. А что может меньшинство без поддержки власти? Вы правильно догадались!
Вот очередной истошный крик: некто Иван Черкасов, представляющийся как «партнер фонда Hermitage Capital» пишет в блоге на «Эхе Москвы» «Кургинян — это кричащее внутреннее «я» сегодняшнего Путина. Он высказывает вслух то, что сам Путин пока сказать громко не решается. Но скоро и это пройдет. Поэтому стоит вслушаться в то, что вещает этот человек, так похожий внешне на Берию».
Надеюсь, все понимают, что господин Черкасов вряд ли так хорошо знает Путина, чтобы судить о его внутреннем «я». Это и есть проекция — когда свои (в данном случае) страхи человек приписывает другому. Безумный страх этого Черкасова в том, что Путин повернется к Большинству (а значит, и к Кургиняну). И он этот страх «вешает» на Путина. А уж всплывающая внутри этого кошмара господина Черкасова фигура Л. П. Берии (с намеком на репрессии, естественно) — это, наверное, что-то личное, глубоко интимное из жизни партнера фонда Hermitage Capital. Но компот получается неплохой: тут тебе и страшный Путин большинства, говорящий через Кургиняна, и Берия с репрессиями... Ужас!
В некотором смысле апофеозом (у нас в школе в таких случаях говорили «апофи-геем») всей этой истерики может выступать публикация в Le Monde: «Появление «национального лидера» в Доме Союзов подводит черту под обещанной модернизацией. Отвернувшись от креативного класса, стремящегося к справедливости и свободе, правящая военно-политическая элита сделала ставку на ханжество, замкнутость и ненависть ко всему иностранному». А? То-то и оно!
Вернемся опять к результатам нашего небольшого контент-аналитического исследования. Следующей по степени неприятия после новых образовательных стандартов в нашем рейтинге идет РВС. Созданное на Съезде «Родительское Всероссийское Сопротивление» очень мало обсуждается в исследованных публикациях. Наверное, это в какой-то степени оправданно: организация только создана, обсуждать еще, по сути, нечего. Однако общий баланс-то — отрицательный! Не правда ли, интересно?
Отрицательный баланс складывается потому, что все силы пишущей и комментирующей братии сосредоточены на том, чтобы как можно быстрее и ярче опорочить новую организацию. А как опорочить то, чего еще нет? Но для креативного класса это не проблема. Ведь для борьбы со смертельным врагом все средства хороши, не правда ли? И нам торжественно открывают «страшную тайну» о родственных связях между лидером «Сути времени» и РВС, нам бесконечно воют просвещают о том, что родители, собравшиеся на съезде, никого (а точнее, родителей из меньшинства) не представляли... Нам рассказывают высосанные из пальца страшилки про то, что РВС создана, оказывается, для того, чтобы под ее прикрытием протащить-таки ювенальную юстицию...
Что ж, все это может производить на кого-то впечатление, наверное, но только до того момента, как РВС не заработает в полную силу. В конце концов, нам не привыкать — точно так же выли и поводу «Сути времени» два года назад. А сейчас — мы провели Съезд родителей России, который вызвал совершенно реальную панику и истошные вопли в рядах белоленточников и всей либеральной тусовки. Потому что теперь «Суть времени» — сила. Еще не очень мощная, но уже очень страшная для врагов. Так же будет и с РВС.
Кстати, следующим пунктом в нашем анализе идет сама «Суть времени». Ой, как ее не любят... Но рассказать об этом придется в следующий раз.
 
Юлия Крижанская, Андрей Сверчков

СВ-Нск в «Студии 49»

Аватар пользователя etz


«Что такое ювенальная юстиция и почему ее введение в России вызывает столько споров в обществе?»

Прямые ссылки на фрагменты телепередачи:

(интервью С.Е. в Однако) От родительского сопротивления к гражданской демократии

О том, как создавать гражданские движения, как быть настоящей оппозицией и почему с ней начинает разговаривать российская власть, в беседе с корреспондентом «Однако» Андреем Каменецким размышляет основатель и лидер движения «Суть времени», организатор «Всероссийского родительского сопротивления» Сергей КУРГИНЯН.

(интервью С.Е. в Известиях) Мы сделаем так, чтобы ювенальная юстиция провалилась

Лидер патриотической оппозиции — о консерватизме Путина и прозападности Медведева

Неожиданное появление президента России Владимира Путина на съезде Родительского всероссийского сопротивления вызвал бурную реакцию общественности. Идейный вдохновитель движения Сергей Кургинян рассказал корреспонденту «Известий», что обращение главы государства к участникам съезда не стоит расценивать как покровительство Кремля.

Пресс-конференция РВС в Новосибирске

Аватар пользователя etz

В понедельник, 2 февраля в КП-Новосибирск прошла пресс-конференция «„Закон Димы Яковлева“ и ювенальная юстиция в контексте современной политики защиты детства», посвящённая созданию «Родительского Всероссийского Сопротивления». Отвечали на вопросы журналистов делегаты съезда 9 февраля РВС из Новосибирска и председатель новосибирского отделения. Анализ «закона Димы Яковлева», оценка политики российской власти в защите детства, создание РВС как оформление гражданского протеста — вот краткий перечень обсуждавшихся тем.


Новосибирское отделение РВС было учреждено 2 февраля. Председателем регионального отделения стал кандидат педагогических наук Константин Юрьев. На первом собрании выбраны 14 делегатов, которые представят наш город на съезде РВС в Москве.

00112-0-00-05-098

На пресс-конференции выступили участники РВС: Константин Юрьев, Марина Вдовик, Лена Васильева и Марина Волкова. Из прессы присутствовали: Аргументы и Факты — Новосибирск, АСИ-Москва, Авторадио, ОТС, Новосибирские новости и Комсомольская правда.

СМИ о новосибирских акциях РВС

Аватар пользователя etz

В поддержку закона Димы Яковлева выступили жители Новосибирска

На митинг в Первомайском сквере участники пришли с флагами и фотографиями российских детей, погибших в американских семьях. По мнению пикетчиков, необходимо возродить советскую систему защиты детства. Кроме того участники акции — «за» налог на роскошь, эти деньги можно направить на лечение детей-инвалидов. Основной же темой пикета стал протест против принятия «ювенальных законов».

Елена Васильева, активист Родительского Всероссийского сопротивления: «Мы против того, чтобы тончайший, сложнейший механизм социализации, вочеловечивания наших детей, включения их в русскую культуру, в российскую культуру, он нарушался грубейшим образом с помощью законов, с размытыми формулировками или создания чиновничьих структур, которые будут вмешиваться в воспитание детей внутри семьи».

«Вести Новосибирск»




В Новосибирске протестуют против усыновления детей американцами

Свою позицию активисты высказали на пикете в Первомайском сквере. По их мнению, отдавать российских сирот иностранным усыновителям опасно. Особенно, если речь идет об американцах. В США законодательство не позволяет россиянам отследить судьбу ребенка после его усыновления. А, значит, существует угроза насилия над малышом и даже его смерти.

Протестуют активисты и против ювенальной системы, которую планируют внедрять в нашей стране. Пикетчики считают, что это разрушит семейные ценности.

«Телеканал ОТС»




Прошли акции в поддержку «антимагнитского» закона

Вчера в ряде российских городов прошли пикеты общественного движения «Суть времени» Сергея Кургиняна в поддержку принятого Госдумой «антимагнитского» закона (в частности, запрещает американцам усыновлять российских сирот). Во Владивостоке в акции приняли участие около десяти человек. Они выступили за запрет на усыновление российских сирот не только американцами, но и гражданами других стран, за исключением бывших республик СССР. Митингующие в Нижнем Новгороде и Дзержинске потребовали распространить запрет на усыновление на всех иностранцев. Пикетчики также собирали подписи против реформы образования, критикуя, к примеру, список литературы, рекомендованной к обязательному прочтению школьниками. Около 50 человек, которые вышли на акцию движения «Суть времени» в Новосибирске, предложили для лечения российских детей-инвалидов ввести целевой прогрессивный налог для богатых. На митинге были размещены информационные стенды, касающиеся вопросов зарубежного усыновления, а также новых образовательных стандартов, разрабатываемых в России. Как сообщила «Ъ» пресс-секретарь местного отделения движения Марина Вдовик, за один час пикета было собрано 170 подписей против принятия в России «ювенальных» (по вопросам детства и социальной защиты несовершеннолетних) технологий и 60 подписей — против новых стандартов Минобрнауки РФ. Вышедшие на митинг в Екатеринбурге требовали не только ужесточения «антимагнитского» закона, но и создания максимально удобных условий для усыновленных детей в России.

«Коммерсантъ»




Новосибирцы поддержали «закон Димы Яковлева»

3 февраля в Первомайском сквере прошел пикет против принятия «ювенальных» законов, новых стандартов Минобразования и РАО, в поддержку «закона Яковлева» и за возрождение советской системы защиты детства. В акции приняло участие 70 человек. Были представлены информационные щиты по каждой проблеме, а также участники пикета выступили за целевой прогрессивный налог на богатых для лечения российских детей-инвалидов.

«У нас нет возможности проследить, кто из наших детей в США действительно счастлив в новой семье, а кто нуждается в защите, — говорят об отношении к „закону Яковлева“ организаторы пикета. — В США до сих пор нет законодательства по международному усыновлению, а значит — нет и ответственности. Хуже всего, когда насилие ненаказуемо, а именно такая ситуация возникает в США с детьми, усыновлёнными из-за рубежа».

Прохожие очень живо реагировали на поднятые проблемы, большинство высказывало поддержку участникам пикета. Все желающие могли подписаться против ювенальных законопроектов (ФЗ № 3138-6 и ФЗ № 42197-6), а также против реформ образования.

«Metro»




Пикет в поддержку «закона Димы Яковлева» прошел в Новосибирске

Пикет против принятия «ювенальных» законов, против новых стандартов Минобразования и РАО, в поддержку «закона Димы Яковлева» и за возрождение советской системы защиты детства, организованный движением «Суть времени» Сергея Кургиняна, прошел в Первомайском сквере столицы Сибири 3 февраля.

По сообщению представителей этого движения в Новосибирске, в акции приняло участие около 70 человек. Участники пикета также выступили за целевой прогрессивный налог на богатых для лечения российских детей-инвалидов.

«У нас нет возможности проследить, кто из наших детей в США действительно счастлив в новой семье, а кто нуждается в защите, — говорят организаторы мероприятия. — В США до сих пор нет законодательства по международному усыновлению, а значит — нет и ответственности. Хуже всего, когда насилие ненаказуемо, а именно такая ситуация возникает в США с детьми, усыновлёнными из-за рубежа».

В Новосибирске уже собрано 500 подписей против ювенальных законопроектов, и 300 — против реформ образования. На 9 февраля представителями движения «Суть времени» запланирована уличная выставка социального плаката.

Василий Акимов, «Новосибирские новости»

Juvenile injustice - Статья Тима Кирби

Ювенальное неправосудие
Опубликовано: 1 октября 2012, 15:11
Отредактировано: 04 октября 2012, 16:12
 
Недавно я принял участие в протесте против нового законодательства, благодаря которому забирать детей у родителей станет очень легко.
На митинг вышли  всего 2 000 человек, что не говорит ни о его успехе, ни о провале. Главным было то, о чем  лидер движения "Суть времени" Сергей Кургинян сказал в начале своей речи, что они уже собрали немногим менее 135 000 подписей и готовы собрать миллион, если правительство не поставит крест на новом законе. Вот почему газетные фотографии не расскажут вам о реальном потенциале этого протеста. Но в чем именно этот протест заключается, против чего все эти подписи?
Они против ювенальной юстиции, которая, как американский «Патриотический акт» – красиво звучит, но делает нечто, прямо противоположное названию. Теоретически предполагается, что ювенальная юстиция (ЮЮ) продвигает Минимальные стандартные правила ООН, касающиеся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних (Пекинские правила) и с 2001 года экспериментальные ювенальные суды работают в Ростовской области без каких-либо серьезных проблем. На первый взгляд все выглядит хорошо, но интернет-портал JuvenileJustice.ru очень сжато суммирует угрозу новых законопроектов:
«Серьезной критике подверглись авторы проекта за то, что слишком широко трактуют понятие "ювенальная юстиция". Другие, наоборот, высказали мнение о том, что понятие "ювенальной юстиции" должно включать в себя не только систему судов, но и законодательство, которое бы регулировало проблемы материнства, детства, воспитания, образования, здорового образа жизни, профессиональной подготовки, законодательства в отношении родителей-правонарушителей».
Родители российских детей (включая меня) очень обеспокоены тем, что это даст большому количеству чиновников право отнимать детей без сколько-нибудь значительного повода. Одни боятся (и это то, что я чаще всего видел на плакатах и слышал на митинге), что новый закон позволит бюрократам забрать их детей, если в холодильнике не всегда есть свежие фрукты – требование, которое жителям России со средне-низкой зарплатой в размере 450 долларов в месяц, выполнить практически невозможно. Если ты запрещаешь ребенку делать то, что ему нравится (например, играть в компьютер) или заставляешь его делать повседневную работу по дому – это тоже может послужить причиной изъятия детей. Люди также боятся, что коррумпированные чиновники (а у среднестатистического россиянина нет к государственным чиновникам никакого доверия) будут использовать этот закон, чтобы забирать детей для получения «выкупа». 

Инфографика выше рассказывает о социальных связях и наглядно представляет проблему.
Любой закон, который всех автоматически превращает в нарушителей – это определение тирании, и, похоже, что ювенальная юстиция нас к тому и ведет. Дети рассказали учителю, что видели тебя с бокалом вина – ты злостный алкоголик. Психолог узнал, что ты шлепнул ребенка за какую-то очень опасную шалость – бац! и твой ребенок в детдоме. Интересно также, что либералов, продвигающих такие законы, хлебом не корми – дай рассказать об ужасах российских детских домов, но, несмотря на это, они, похоже, хотят наполнить их любой ценой. И, опять, если вы серьезно вникните в образ мыслей российского либерала, то в долгосрочной перспективе передача детей в детские дома может оказаться для них благотворной, ведь тогда дети могут быть вывезены для усыновления в «цивилизованные страны». Я сам участвовал в передаче российского телевидения, где обсуждался вопрос о том,  должна ли Россия прекратить иностранное усыновление. Большое количество российских детей исчезли или были избиты/убиты в США. Некоторые также обеспокоены, что ЮЮ может привести к экспорту «живого товара» из переполненных детских домов.
Дело в том, что эти новые законы ничего не улучшают. В России уже есть социальные работники и основания, по которым детей должны быть изъяты из семей вследствие жестокого обращения или недееспособности родителей. По существу, ЮЮ не дает ничего положительного, но повышает риск широкого распространения злоупотреблений этим законом. Это напоминает мне закон о преступлениях на почве ненависти, который также ничему не помогает, только перегружает законодательство большим количеством исключений. Я, по-прежнему, не вижу разницы между убийством из-за денег или из-за расовой ненависти, убийство – оно и есть убийство.
И, наконец, оставив в стороне конспирологию, что в действительности, предлагает закон? Не похоже, чтобы эта система хорошо работала.  В Англии и Норвегии, если ты не хочешь, чтобы приемные родители  уничтожали ТВОИХ детей!, то лучше не кормить их грудью или с ложечки, если государство это запретило. Что касается меня лично, то как американец, выросший без наказаний, могу сказать, что эта система не действует и пагубна для семьи, особенно если ты хочешь разрешить своим детям играть во дворе.
Этим законодательством можно добиться только тирании. Пусть Западная Европа и Штаты уничтожают семью.

Juvenile injustice

Recently I took part in a protest to prevent new legislation that would make it very easy for the government to take Russian children away from their parents.

The protest was only 2,000 strong, which is neither amazing nor a total flash in the pan. But the key thing that the leader of the ‘Essence of Time’ movement Sergei Kurginyan underscored at the start of his speech was that they have just under 135,000 official signatures and are willing to go for 1 million if the government won't shoot down the potential new law. So the protest has a lot more steam behind it than photos in newspapers may depict. But, what exactly is the protest and all those signatures against?

They are against “Juvenile Justice” which like America's “Patriot Act” has a lovely name and is probably the total opposite to what the law will actually do. Juvenile Justice (JJ) is in theory supposed to promote the UN’s Standard Minimum Rules for the Administration of Juvenile Justice and since 2001 there has been an experimental juvenile court working in the Rostov Oblast (region) without any major problems. This all looks okay at first glance, but website JuvenileJustice.ru sums up the threat of the potential new laws very succinctly…

“The serious criticism given to the authors (of the law) is that the ways that ‘Juvenile Justice’ can be interpreted are too broad. Some people think that JJ should include not only a system of courts but also legislation which would regulate problems concerning motherhood, childhood, parenting, education, “healthy lifestyle”, preparation for a career, and special legislation regarding parents who’ve been convicted of crimes.”

Parents of Russian children (myself included) are very concerned that this will give a large number of people in the government the power to take your children away for no substantial reason. One example of people’s fears (and the thing that I’ve seen written the most and heard at the protest) is that the new law would allow bureaucrats to take your children away for not having a constant supply of fresh fruit in the fridge. For Russians earning a low-average salary of $450 a month, this is virtually impossible. Also forbidding your child from doing what they like (like playing on the computer) or forcing them to do chores could also get them taken away. People also fear that corrupt officials (Remember the average Russian has zero faith in government bureaucrats) will purposely abuse this law to hold their children hostage as a means of earning “ransom” money.

The above infographic (translated by me) has been going around the social networks and sums up the issue well.

Infografic translated by Tim Kirby
Infografic translated by Tim Kirby

­Any law that makes everyone automatically guilty of something is the very definition of tyranny and this Juvenile Justice seems to be on that course. If a teacher finds out that your kids have seen you drink alcohol at least once, then you must be an abusive alcoholic. If some psychologist finds out that you spanked your child for doing something very dangerous then you are an abusive animal and bam your kids get to live in an orphanage. Interestingly enough the liberals who promote laws like these always make it a point to complain about how awful Russia’s orphanage system is and yet they seem to want to fill them up anyway. But then again if you get into the mind of a Russian liberal then getting kids into orphanages would be good for them in the long run because then they could be adopted and exported to people in “civilized countries”. I’ve actually been on a national TV show in Russia to discuss whether Russia should stop adoption. Numerous Russian children have disappeared or been beaten/killed in the USA. Some people are also concerned that JJ could lead to human exports from crowded orphanages.

The thing is that these new laws accomplish nothing. Russia already has social workers and standards by which children should be removed from homes due to excessive parental abuse or incompetence. JJ essentially gains nothing while risking wide spread abuse. This reminds me of hate crime legislation which also gained nothing while loading the law up with lots of special exceptions. I still don’t see the difference in killing someone for their wallet or race, they’re still just as dead.

So ultimately and conspiracy aside, what does this law actually offer? These policies don’t seem to work well in England and in Norway you’d better never feed your kids by hand or breast feed them after the government tells you to stop or foster parents will be making a killing off of YOUR kids! I can tell you personally as an American growing up in a no spanking, child is the master generation that these types of policies don’t work and are bad for the family especially if you like to let your kids play outside.

The only thing that could be gained by this legislation is tyranny. Let Western Europe and the States exterminate the family.

Источник: https://rt.com/community/blogs/tim-kirby/juvenile-...

Ленты новостей