виртуальный клуб Суть времени

Альманах

Геополитический проект: сцена первая

 

http://terra-america.ru/geopoliticheskiy-proekt-scena-pervaya.aspx

11-12-05, Светлана Лурье

Геополитический проект: сцена первая

Вопрос вопросов – кто же стоит за «глобальным политическим пробуждением»?

Я начинаю писать эту статью, не имея ни малейшего понятия, к какому выводу приду в конце. Я хочу порассуждать и посмотреть, куда приведут эти рассуждения. Когда мы говорим о Ближнем Востоке и Северной Африке такой подход имеет смысл. Здесь важна именно цепочка рассуждения, а не доказательство тезиса. Потому что каждое мелкое и крупное событие в этом регионе вызывает один  большой вопрос – зачем?

Что произошло в Египте? Очевидно, что режим Хосни Мубарака был выгоден США. Он был стабилен, и на него всегда можно было опереться в решении очередного вопроса в  ключевой для Америки региональной проблеме – взаимоотношениях Израиля и Палестинской автономии. Зачем же было способствовать свержению такого надежного правителя? Чтобы получить более надежного союзника? Чтобы получить еще более стабильный Египет (хотя стабильнее, казалось, было некуда)? Чтобы добиться демократической формы правления? 

На смену Мубараку очевидно должны были прийти (а сейчас уже фактически пришли) «Братья-мусульмане». Ни союзничества, ни посредничества с учетом интересов Америки, ни стабильности, ни демократии при них вряд ли дождешься. Получается, что это почти враждебная США группировка. Зачем же это надо было США? 

Ответ может быть только один – Америке требовалось любой ценой расшатать обстановку в регионе. Попробуем понять, почему именно Египет? Может быть, там сложилась ситуация, вмешавшись в которую, можно было всколыхнуть весь регион? Но  ведь вполне можно было подождать, когда что-то подобное сложится в другой, менее дружественной США стране (или даже поспособствовать этому, чтобы это такая обстановка сложилась, например, в той же Сирии). Кстати, в Сирии напряжение к тому моменту было уже велико и особых усилий для ее расшатывания бы точно не требовалось. 

Более вероятной выглядит версия, что в Египте провернуть такой номер было «сподручнее», причем именно в тот конкретный момент. Мубарак постеснялся бы сильно упираться, да и демократии там было чуть-чуть побольше, чем в Сирии. Вероятно, Америка очень торопилась – она не затеяла свою авантюру раньше, не подготовила позиции в менее доброжелательной к ней стране. Почему Америка не могла подождать хотя бы несколько недель? Нет пока ответа. А забегая вперед, позволю себе усомниться, есть ли он в принципе. 

Что произошло в Ливии – тема отдельная. Каддафи давно никому не нравился, даже России, и вряд ли кто-то стал бы возражать против его мирного ухода. Но политические обстоятельства сложились так, что о его мирном уходе изначально не могло быть и речи. Все как-то забывают, что Каддафи в свое время отказался от военной ядерной программы. Одно это стоило того, чтобы пожизненно оставить его в неприкосновенности, да и  жить ему оставалось немного. 

В итоге конфликт в Ливии превратился в очень убедительный аргумент для других стран: надо вооружаться, добровольного разоружения никто не ценит. А если бы Ливия располагала ядерным оружием, то ее бы не тронули со стопроцентной вероятностью – как оставили в покое Северную Корею. 

Ливия была удобным местом для дальнейшей дестабилизации, еще более глубокой. Для чего нужна была дестабилизация? Для того чтобы нарушить – демонстративно нарушить –  международное право. Все остальное – следствия. 

Но есть еще одна деталь. Если бы все это делалось руками США и их ближайших приспешников, то это давало бы нам зацепку, в каком направлении мыслить – Америка, очевидно (и не в первый раз) хочет изменить мировой порядок. Но в операции непосредственное участие принимали не американцы, а французы, и другие европейцы, а также очень активно – итальянцы. Все они декларативно отстаивали международное право, и вроде как для них нет никакого смысла способствовать Америке в его нарушении просто «из любви к искусству», как французы и немцы отказались от этого в Ираке. 

Дополним общую картину фактом, который прошел мимо внимания большинства специалистов и неспециалистов. В июне закончился международный Минский процесс урегулирования в Нагорном Карабахе. В итоге стороны оказались предоставлены сами себе. Это было сделано с согласия трех стран: Америки (это понятно), Франции (совсем непонятно) и… России (понятно, так как Россия тоже хочет изменить структуру миропорядка, но с других, чем Америка, позиций). Значит, главный вопрос у нас остается один: что же произошло в конце весны-начале лета, что европейцы решились рушить систему международного права, международных процессов, да и вообще –  международного миропорядка? 

Оппозиционные группировки, которые провоцируют сирийское правительство, вооружают отнюдь не американцы (американцы, по сути, почти самоустранились), а в первую очередь европейцы: французы, немцы и итальянцы. Казалось бы, полный нонсенс. 

При этом дело двигается вроде как к холодной войне. Так ли? Россия делает очень решительные шаги, вооружая Сирию против атаки с моря. Она делает и вовсе, может быть, судьбоносные шаги, направляя в зону конфликта ядерный авианосец. Такое Советский Союз делал тогда, когда хотел продемонстрировать, что готов остановить действия Америки ценой применения ядерного оружия. Америка поступала аналогично. Язык держав был столь понятен, что срыва ни разу не произошло, ядерного конфликта не было. 

Теперь у границ Сирии будут плавать два авианосца – русский и американский. И, скорее всего, ничего не произойдет  – войны в Сирии не будет

На мой взгляд, Америке нет нужды два раза подряд нарушать международное право – всем и так стало очевидно, что Америка хочет перестроить мир. Если дело в этом. А если нет? 

Россия тоже сегодня не слишком дорожит международным правом, внешне выступая якобы его заступницей, но сугубо по своим причинам. Помните мир «от Ванкувера до Владивостока» или «Хельсинки-два»? Но почему в этом принимают участие европейцы,  причем вроде бы на стороне Америки? 

И почему тогда на этой неделе Франция приступила к строительству «Мистрелей» для России, а газетные заголовки пестрят объявлениями о воссоздании оси Москва-Берлин-Париж, ибо заработал газопровод Северный поток (что почти прошло мимо внимания мировой общественности), намертво связав Россию с Германией, а в перспективе и с Францией? 

То есть, никакой крупной ссоры между государствами аналогичной той, что была по поводу Ирака, не просматривается. Россия практически сдала Ливию. Голосуя за Резолюцию Совбеза ООН, она прекрасно понимала, что за ней последует. А значит, как и в случае Минского процесса, Россия была заинтересована как минимум в пробуксовке международного права. Сирию могут уступить России, если так надо для сатисфакции (якобы на фоне присутствия ядерного авианосца и с волной проклятий в адрес русских), если России не слишком самой важно нарушить международное право (с волной проклятий в адрес американцев). А европейцы, чьими руками все и делается, как и в случае Ливии, выйдут из воды почти сухими. 

Некоторые аналитики сравнивают ситуацию с той, что складывалась перед Первой мировой войной. Конфликты были там же, на Переднем Востоке, а большая война началась не там и не тогда, когда ее ждали. Дескать, в Сирии войны не будет, но будет большая война за передел мира. Внешне вроде бы похоже. Но кто и с кем будет воевать? 

На этот вопрос остроумнее всех ответил израильский аналитик Авраам Шмулевич («Известия», 30 ноября): «Политики и эксперты точно так же, как и сегодня, предрекали войны, но совсем не там и не тех масштабов, что разразились в итоге, в результате странных для непосвященных и не предсказанных никем союзов. Когда недавние враги — Россия и Япония — оказались союзниками. Болгария, обязанная России всем, воевала против своих вчерашних освободителей на стороне ненавидимой Турции. А русский царь под звуки антимонархической «Марсельезы» выступил против своего родственника кайзера и австрийского императора… Прошло сто лет — и очень похоже, что такая же закулисная подготовка нового передела мира происходит сегодня… и не исключено, что Израиль и Иран окажутся в ней по одну сторону линии неведомого пока фронта».  

Я сомневаюсь, что действительно будет большая война, уверена, что будет большая перетряска всего мира, и сравнение с Первой мировой вполне уместно. Тогда практиковалась форма организации пространства, которую мы с Левоном Казаряном в свое время назвали «проектной». Она подразумевает наличие у противоборствующих сторон грандиозных планов по переделу мира, которые выполняются фрагментарно, там и тогда, когда появляется возможность. Если целостных планов не знать (а их кроме особо посвященных никто и не знал), то действия держав выглядели хаотично. 

Конфликты вспыхивали то здесь, то там по совершенно непонятным поводам и вели к непонятным результатам. Но кирпичик за кирпичиком должна была складываться общая картина. Проекты разных держав конкурировали друг с другом, когда происходило их непосредственное столкновения, державы совершали, казалось бы, алогичные действия, например, высаживали войска где-то в пустыне. Только в одном державы-авторы конкурирующих проектов были едины – устоявшийся миропорядок им был ни к чему, связывал руки. 

Да, дело идет к большой перетряске, но какова она будет, сказать пока невозможно. А вопрос между кем и кем будет столкновение? Имеет ли он ответ? В этом ее отличие от Первой мировой, где среди европейских держав по крайней мере за 7 лет до ее начала можно было сказать, кто чей союзник. Кто может решиться бросить вызов Америке? Если кто-то через какое-то количество лет решится, то это может быть только Россия в союзе с Европой.

И тогда, исходя из анализа, под который подходят все факты, но очень гипотетического, нынешнюю игру на Ближнем Востоке и Северной Африке ведет Европа при поддержке России, а Америка глотает устаревшие стереотипы, из-за неискушенности в тонких внешнеполитических играх Барака Обамы и его администрации. Мол, если говорят, что за демократию, то Америка это и проглатывает. А русским и европейцам не жалко ни Мубарака, ни принципа нераспространения, которому свержение и гибель Кадаффи нанесли непоправимый удар. Надо будет – пожертвуют и Сирией. Потому что на кону большой проект – свержение с престола Соединенных Штатов Америки, выгодный как «старым европейцам», так и России. Не в этом ли ответ на загадку?

А Иран? А пока Иран в этом раскладе вообще ни при чем.   

Выпуск: 
№1

Репатрианты

 

Сергей Войтко

Репатрианты

Вот уже 20 лет, как на карте мира нет Советского Союза. Есть Российская Федерация (РФ) и 14 независимых от России стран бывшего СССР. Интересен ещё тот факт, что все 14 новых стран имеют названия, исходя из наличия там именно титульной нации: Латвия, Грузия, Узбекистан и т.д. Титульной нации как бы нет только в РФ.

Зато есть Ельцинский конституционный проект, внедрённый после печально известных событий 1993 года, согласно которому в РФ проживает некий “многонациональный российский народ” (МРН). Правда, этот МРН тоже состоит из коренных народов России, а не из каких-то там переселенцев. При этом 85% коренного российского населения составляют русские, и русский язык здесь государственный.

В новых постсоветских странах с 1991 года был взят курс на возрождение национального языка и культуры, становление национал-государственных ценностей, а главное, там были определены новые “национальные герои”. Правда, в предыдущие периоды нашей общей истории эти “нацгерои” считались врагами своих народов! Так, имена полевых командиров украинских банд формирований ХХ века Симона Петлюры и Степана Бандеры вызывают острые негативные реакции не только у них на родине, но и в других странах мира. И в нынешней РФ вышеупомянутые «джентльмены удачи» по-прежнему антигерои, т.к. само понятие “Россия” вызывало у них нездоровую аллергическую реакцию.

Но времена меняются. И вот национальными героями стали петлюровцы и бандеровцы на Украине, “лесные братья” в Прибалтике, басмачи в Средней Азии и разные абреки в Закавказье, т.е. те, которые “стрелялы и вешалы москалив и комуняк”, “рэзали гяуров”, а проще говоря, убивали русских и всех, кто был за русских, кто, по их мнению, олицетворял собой т.наз. “Империю Зла” – Россию или СССР.

После развала СССР за пределами РФ осталось 25 млн. этнических русских и тех, кто себя к ним относит (дети от смешанных браков и т.п.). Именно им там внушают комплекс вины за “преступления” их предков, якобы совершенные против коренных наций этих новых стран. На этой почве русским в новых странах создают ряд социальных и материальных проблем, преследуют их по национальному признаку, что делает для русских невыносимым проживание на земле, ставшей для них чужой с 1991 года.

Но главное здесь моральный фактор: комплекс вины, которой нет! Именно поэтому все эти 20 лет идет медленный, но верный исход русских с этих территорий в Российскую Федерацию, т.е. ту страну, которую русские люди считают своей. Исключение составляют разве что Белоруссия, Абхазия, Южная Осетия и непризнанные государства Приднестровье и Нагорный Карабах, откуда люди разных национальностей уезжают насовсем по другим причинам (но это уже другая тема).

Есть русские в новых странах, которым недолго осталось жить по возрасту – и уезжать уже как бы и не нужно. А есть и такие бывшие русские, которые согласились на ассимиляцию с местным населением и перестали быть русскими как таковыми. Таких я знал на Украине, но возможно, такие «русские» не только там. Осталось в новых постсоветских странах и довольно много русских, которые пытаются там отстаивать свои права, никуда не уезжая, либо чего-то ждут. Но речь здесь будет тоже не о них.

Всё дело в том, что более 1,5 миллиона русских уже давно вернулись в Россию из этих новых стран, и вернулись сюда навсегда! И уже много лет такие русские в своей стране России живут без паспорта, а значит, без возможности обустройства нормальной человеческой жизни. Т.е. уже в своей стране русские без паспорта (репатрианты) живут не лучше, а то и хуже, чем на старом месте. И, тем не менее, согласно русской пословице, эти русские люди готовы скорее умереть на своей земле, но не сойти с неё снова!

Последние несколько лет мне довелось общаться с репатриантами не только в Москве, но и в других городах России. Большинство русских репатриантов, как правило, находятся на грани физического выживания, почти бомжи или совсем бомжи.

Некоторым репатриантам всё-таки удаётся довольно сносно существовать, но в основном с помощью родных и друзей. Ведь для нынешнего российского государства эти люди официально не существуют. Эти репатрианты даже не попали в 2010 году во Всероссийскую перепись населения – у них нет паспорта!

Так кто они – эти русские без паспорта? Для многих как в России, так и за её пределами является спорной правомерность существования украинского государства и украинской “европэйской” нации. Это – тоже отдельная тема. Скажу только, что оставаться русским на Украине или опасно (западные области этой страны), или невыгодно.

Между тем, со слов пожилой женщины из Чернобыля Екатерины Ивановны мне известно, что в Рязанской области есть целые поселения “чернобыльцев” (русских людей из Чернобыля, прибывших в Россию ещё до развала СССР), до сих пор проживающих без российских паспортов). Они трудятся на местных предприятиях за мизерную плату, т.к. у них как бы нет российского гражданства. А рядом с этими репатриантами “граждане РФ” или “россияне” летом ездят в Турцию, а зимой – в Египет! И всё же ни “чернобыльцы”, ни та же Екатерина Ивановна не собираются уезжать из России. Украина для них чужая страна, т.к. они – русские!

Мне также известна молодая семья из Поволжья, где жена числится матерью-одиночкой, т.к. у мужа и отца её ребёнка, русского переселенца из Казахстана, нет паспорта. Т.е., его ребёнок официально не его ребёнок, а неизвестно от кого! Выходит, нынешнему российскому государству выгоднее платить пособие его жене как матери-одиночке, чем выдать главе семейства российский паспорт? И это не единственный случай в России, о таких вот “ матерях одиночках” при живых мужьях даже в российских СМИ не раз упоминалось! Вот такой абсурд!

В Оренбурге я знаю русских людей, которые приехали насовсем из соседнего Казахстана и живут без паспорта. Они устроились под “честное слово” работать на стройку или грузчиками. Среди этих репатриантов из Казахстана есть люди с высшим образованием, которое в России им – не понадобилось!

Русский бомж по имени Борис живёт на одном из вокзалов Москвы. В прошлом он был директором одного из крупных предприятий Советской Абхазии. Уехал от войны в 1993 году, бросив там квартиру. Теперь живёт на московском вокзале, без паспорта, конечно.

Этот печальный список может быть продолжен.

У многих здесь возникнут вопросы: а кому сейчас легко? А кто виноват в их проблемах, если не они сами? Что ж, пора объяснить. Дело в том, что большинство русских людей без паспорта проживают в России ещё с паспортами… бывшего СССР! Паспорт бывшего СССР давно вышел из обращения в связи с ликвидацией советской страны в 1991 году. Проживающие тогда в России граждане получили новые российские паспорта. Русские люди, которые прибыли в Россию из стран бывшего СССР как беженцы и без материальных средств, необходимых для оформления российских документов, – остались без новых паспортов.

А средства для этого нужны немалые! Но без нового российского паспорта русских репатриантов российские власти своими гражданами не признают! Не признают, прежде всего, тех, кто не родился в России и не был здесь в 1991 году. Таким образом, русских заставляют повторно принимать гражданство своей страны-России. А условия повторного принятия российского гражданства – не только дороги, но и унизительны. Русских заставляют пройти процедуру получения вида на жительство в РФ иностранного гражданина сроком на 5 лет. Но до этого надо получить разрешение на временное проживание (РВП) по определённому адресу с продлением раз в 3 года, как для любого иностранца. Т.е. русский должен просить разрешение “временно” пожить в своей стране! А потом что дальше, куда-то ехать? Или вернуться в бывшую союзную республику, где местные националисты ждут “с распростёртыми объятиями”?!

РВП ещё и дорого стоит не только материально, но и морально. Так, моей родственнице, прибывшей в Россию несколько лет назад с паспортом “лица без гражданства”, пришлось для получения РВП пройти “7 кругов ада” в очередях и кабинетах ФМС РФ (Федеральная миграционная служба), выслушать кучу оскорблений в свой адрес. И не только заплатить за это большие деньги, но еще и пожертвовать своим здоровьем – она в этих мытарствах “заработала” инсульт! Вопрос: российский паспорт такого стоит?

Кроме того, для получения РВП необходимо материальное поручительство родственников или людей, у которых русский репатриант остановился. Многие в таких случаях просто не могут поручиться по бедности. А бедных в России гораздо больше, чем богатых, да и средний класс тоже малочисленный.

Потом, необходимо открыть счёт в банке. А как это сделать по советскому паспорту? Это уже нереально. А если и денег нет для открытия счета, минимум 50 тыс. руб.? Далее, с получением РВП русскому переселенцу необходимо получить разрешение на работу. Это – еще 16 тыс. руб. в год. Если поменял работу – досрочно доплати!

Допустим, РВП все-таки получено. Получено ещё и путём заполнения анкеты с бестактными вопросами, на которые тоже надо ответить (и лучше не врать). Иначе РВП не будет. Только после получения РВП можно подавать документы на вид на жительство в РФ. И лишь через 5 лет после получения вида на жительства – можно, наконец, написать заявление о приёме в гражданство Российской Федерации!

И ещё не факт, что это заявление будет удовлетворено. А если ты – бедный? Здесь и своей нищеты хватает! Так и живи как иностранец! А лучше – уезжай!

Данные условия приемлемы для гастарбайтеров (иностранных рабочих), вполне материально обеспеченных и легально прибывших на территорию РФ. И не факт, что именно они приходят все перечисленные “круги ада” для получения российского паспорта. Всё покупается, всё продаётся!

А как быть тем русским людям, которым не на что «всё купить»? Кто прибыл в Россию пешком через границу как беженец? Хотя русские без паспорта – это не беженцы. Беженец бежит из своей страны в чужую, когда ему у себя на родине угрожает смертельная опасность. А русский в России не может быть ни беженцем, ни нелегальным мигрантом, т.к. он вернулся из чужой страны к себе домой! И вернулся вследствие крупной геополитической катастрофы конца ХХ века – развала Большой России по имени СССР. Ведь ни для кого не секрет, что СССР, по сути, был Великой Россией, только с другим названием. На Западе в те годы СССР так и называли “Россия”, а всех советских граждан – “русскими”.

Однако СССР официально давно нет. Отсюда и проблема репатриантов – людей, вернувшихся к себе на родину как беженцы. Но это – не беженцы! Есть русские репатрианты с паспортами новых стран, но и они не хотят заново получать российское гражданство на таких условиях. Назад им дороги нет, но и здесь жизни нет тоже. Легче выбросить ненавистный иностранный документ, чем терпеть издевательства чиновников ФМС!

Тем более что и сам российский паспорт – ещё не панацея от всех социальных бед, обрушившихся на Россию в связи с «капитализацией» жизни. Разве мало русских с паспортами, которые живут на улице, на помойках, в сараях? Разве мало выпивающих и вымирающих, не сводящих концы с концами?

Это – тоже предмет отдельного разговора. А у русских без паспорта свои беды – без амнистии и срока давности! Ведь если ты не поменял советский паспорт на российский или не смог оформить своё легальное проживание по иностранному паспорту, то ты не сможешь:

- поступить на работу;

- поступить на учёбу;

- жениться (выйти замуж);

- обвенчаться в церкви;

- оформить свидетельство о рождении своего ребёнка (случай назван выше);

- открыть счёт в банке;

- купить билет в кассе на пассажирский поезд по России;

- получить мед. страховку (значит, ты останешься без медицинской помощи);

- получать почтовые отправления, денежные переводы;

-много чего ещё нельзя!

Зато в любой момент можно быть задержанным полицией и посаженым в КПЗ на неопределённый срок! Могут выжить с места проживания, могут не защитить от криминала, могут не заплатить по месту временной работы. Для российских властей русские люди без паспорта – это нелегалы, за которых никто не обязан отвечать!

Таким образом, русских без паспорта приравнивают к нелегалам-иностранцам, которых в России тоже много. Только иностранца можно депортировать к себе домой, а куда отправить русского, если он – дома?

А ведь русские без паспорта – это люди самой большой коренной национальности Российской Федерации, носители родного для них государственного языка РФ!

Отсюда возникают совсем другие вопросы: а кому это выгодно? И кто за этим стоит?

Это вина российских властей, или кого-то ещё? Почему поощряется приток гастарбайтеров – и «в упор не замечается» рост вновь прибывающего коренного населения России (и не только русского)? Почему игнорируется бедственное положение русских репатриантов без паспорта, когда по результатам переписи 2010 года продолжается спад местного российского населения? И почему бы русским переселенцам и переселенцам других коренных российских национальностей (татарам, башкирам и т.д.) не предоставить официально статус репатрианта, с последующей немедленной и беспроблемной выдачей государственных документов и предоставлением всех равных с гражданами России, прав социальной защиты, жилья, мед. помощи?

Пока что ответ напрашивается отрицательный. Это нереально в нынешней РФ. Мне, как и всем русским репатриантам, остаётся верить в то, что времена меняются, и что Россия не всегда будет такой. Время национального унижения и позора не вечно. И это – пройдёт!

А русским без паспорта остается сделать всё для того, чтобы дожить до лучших времён. Дожить на своей земле, а не на чужой!

 

Выпуск: 
№1

Что сможет Народный конгресс на международной арене?

Антон Алексеев, Киевская ячейка «Суть времени»

Что сможет Народный конгресс на международной арене?

Последнее время из различных источников можно услышать призывы о необходимости усиления роли общественности в разработке и принятии решений международного, государственного и местного уровня. Об этом, в частности, свидетельствуют призывы к созданию таких объединений общественных организаций как Народный конгресс [9], Гражданская ассамблея Украины [10], Народный совет Украины [11] и так далее. Такие структуры ставят перед собой разные задачи, но всех их объединяет принадлежность к институтам гражданского общества и желание более активно участвовать в общественно-политической жизни. Возрастание активности институтов гражданского общества происходит не только на национальном, но и на международном уровне. Именно обсуждению роли и места гражданского общества на международной арене, ознакомлению с некоторыми возможностями, которые даёт институтам гражданского общества международное публичное право, посвящена эта статья.

Глобализация, усиление международных связей и современные технологии, способствующие быстрому распространению информации, оказывают огромное влияние на архитектуру международных отношений. Вместе с международными отношениями развивается и международное право, призванное регулировать эти отношения. Современная ситуация выводит на международную арену новые виды субъектов международных отношений – транснациональные образования. И хотя признание субъектности таких образований до сих пор является предметом споров представителей разных доктрин [8], факт усиления их роли и взаимодействия с такими классическими субъектами международных отношений как государства и международные организации не вызывает сомнений.

Как правило, транснациональные образования разделяют на два типа: транснациональные компании и неправительственные организации [8], первые создаются с целью извлечения прибыли, вторые являются неприбыльными. Такие неправительственные организации являются институтами гражданского общества на международном уровне. Их деятельность регулируется международным публичным правом, которое, стоит отметить, только начинает вырабатывать механизмы регулирования такого рода международных отношений.

Одной из площадок взаимодействия международных неправительственных организаций с классическими субъектами международных отношений является Организация объединённых наций (ООН). Отношения ООН с неправительственными организациями регулируются Уставом ООН [1] и резолюциями Экономического и социального совета ООН (ЭКОСОС)[6][7]. Этими документами определённые институты гражданского общества наделяются консультативным статусом при ЭКОСОС. Исходя из Резолюции ЭКОСОС 1996/31: «… соглашения о консультациях заключаются с двоякой целью: с одной стороны, для получения Советом или каким либо из его органов высокоавторитетной информации и заключений от организаций, специализирующихся по вопросам, в связи с которыми проводятся консультативные мероприятия, и, с другой стороны, для предоставления международным, региональным, субрегиональным и национальным организациям, представляющим значительные течения общественного мнения, возможности высказывать свои взгляды…» [7]. Важным принципом во взаимодействии неправительственных организаций и ЭКОСОС является справедливое, сбалансированное, эффективное и подлинное участие неправительственных организаций из всех регионов и районов мира [7]. Это указывает на признание неоднородности институтов гражданского общества, их различие в зависимости от региона. Тот факт, что за время работы ООН с неправительственными организациями это сотрудничество распространилось не только на международные организации [6], но и на национальные, субрегиональные и региональные организации [7], подчёркивает важность соблюдения принципа плюрализма и определяет направление развития взаимодействия ООН и неправительственных организаций.

Помимо консультативных отношений между ООН и неправительственными организациями, существует ряд организаций, которые имеют статус наблюдателей при ООН. Этот статус, который обычно предоставляется межправительственным организациям и государствам, имеют такие организации как: Международный комитет красного креста и красного полумесяца [2]; Международная федерация обществ красного креста и красного полумесяца [4]; Суверенный Мальтийский орден [3] и Святой престол [5] (которые по сути своей являются институтами гражданского общества). Обычной формулировкой при предоставлении такого статуса является наличие достижений организации в определённой сфере.

Статус наблюдателя при ООН наделяет организацию определённой правосубъектностью на международной арене, и хоть она и не тождественна правосубъектности классических субъектов международного права, она наделяет такие организации рядом возможных действий, таких как: налаживание дипломатический отношений с государствами (Святой престол, Мальтийский орден), участие в создании международных конвенций (Международный комитет красного креста и красного полумесяца), заключении договоров с классическими субъектами международного права.

Описанное выше, безусловно, не является полным перечнем сфер взаимодействия институтов гражданского общества с международными организациями и государствами. Однако эта информация даёт возможность оценить существующее сегодня положение институтов гражданского общества на международной арене. Из сказанного видно, что на сегодняшний день общественные организации активно взаимодействуют с ООН на разных уровнях (Генеральная ассамблея ООН, ЭКОСОС) и в разных качествах (консультативный статус, статус наблюдателя).

Институты гражданского общества, на международном уровне, позволяют гражданам вести диалог с межгосударственными структурами и государствами, принимать участие в разработке норм международного права и решении ряда задач международного уровня [7]. Эти выводы следует учесть как при создании общественных организаций, так и при создании объединений таких организаций, к которым, безусловно, будет относиться и Народный конгресс.

 

Список литературы:

1. Устав ООН (глава 10, статья 71) – URL: http://www.un.org/ru/documents/charter Дата обращения 07.11.2011.

2. Резолюция ГА ООН 45/6 – URL: http://daccess-dds-ny.un.org/doc/RESOLUTION/GEN/NR0/569/11/IMG/NR056911.pdf?OpenElement Дата обращения 07.11.2011.

3. Резолюция ГА ООН 48/265 – URL: http://daccess-dds-ny.un.org/doc/RESOLUTION/GEN/NR0/705/68/IMG/NR070568.pdf?OpenElement Дата обращения 07.11.2011.

4. Резолюция ГА ООН 49/2 – URL: http://daccess-dds-ny.un.org/doc/UNDOC/GEN/N94/600/11/PDF/N9460011.pdf?OpenElement Дата обращения 07.11.2011.

5. Резолюция ГА ООН 58/314 – URL http://www.undemocracy.com/A-RES-58-314.pdf  Дата обращения 23.11.2011.

6. Резолюция ЭКОСОС 1296 (XLIV) – URL: http://habitat.igc.org/ngo-rev/1296.html Дата обращения 07.11.2011.

7. Резолюция ЭКОСОС 1996/31 – URL: http://csonet.org/content/documents/199631.pdf Дата обращения 07.11.2011.

8. Нгуен К. Д. Международное публичное право: в 2 т. Т. 1. Кн. 2: Международное сообщество / Нгуен Куок Динь, П. Дайе, А. Пелле. – Киев: Сфера, 2000. – 440 с.

9. Виртуальный клуб «Суть времени» URL -  http://eot.su/node/8674 Дата обращения 23.11.2011.

10. Гражданская ассамблея Украины URL - http://gau.org.ua/about Дата обращения 23.11.2011.

11. Politiko.ua URL - http://politiko.ua/blogpost71690 Дата обращения 23.11.2011.

 

Выпуск: 
№1

Отчуждение. Понятие и точки зрения

Аватар пользователя shakh

 

Руслан Исфандияров

Отчуждение. Понятие и точки зрения

 

«Отчуждение»(нем. Entäußerung в русском языке по смыслу наиболее близко следующим значениям: "лишение", "отнимание", "отбирание", "изъятие", "отнятие", т.е. обратная сторона процесса присвоения – "отсвоение") – это объективное отделение субъекта от процесса его деятельности и ее результата, которые выходят из-под власти самого действующего субъекта и подчиняются внешней по отношению к субъекту силе. Такой внешней силой может быть только другой субъект и, таким образом, отчуждение есть то, что реализует господство одних субъектов над другими.

«Самоотчуждение»(нем. Entfremdung, в русском языке более всего соответствует значениям слов из синонимического ряда: "отчуждённость", "самоотрешенность", "самоотстраненность", "разобщённость", "отдаление", "размолвка", "отрыв от") – это особая форма отчуждения, наблюдаемая при взгляде внутрь субъекта, т.е. на то, какие изменения внешний объективный процесс и результат отчуждения оказывают на происходящее в самом субъекте. Самоотчуждение – это отделение, разобщенность, отрыв человека от своей сущности (иными словами, потеря субъектности) и, как следствие, от других людей (через отчуждение субъекта от своих отношений с другими субъектами) и в целом от всей системы (общества, человечества, мира, природы).

Примечание. В ранних переводах эти два термина (Entäußerung и Entfremdung) переводились на русский язык одним словом "отчуждение".

 

Отчуждение по Марксу

Введение понятия в оборот

Проблему отчуждения Маркс наиболее детально рассматривает в своей работе «Философско-экономические рукописи», написанной в 1844 г, но опубликованной только в 30-е годы XX века. Англоязычной публике эта работа и вовсе была неизвестна вплоть до 1959 года. [1, с. 375-414]. В своем труде Маркс фокусирует внимание на проблеме «отчужденного труда» как основной формы отчуждения, и показывает, что жизненная потребность участия в свободном, творческом труде есть важнейшая часть человеческой природы («родовой сущности»). Исходя из этого, следует вывод, что капитализм систематически разрушает эту потребность человека как чуждую своей специфике. [2]

Типы отчуждения

Отчуждение от результата труда

Продукт(результат) трудаестьтруд, закрепленныйвнекоторомпредмете(осуществленный, овеществленный в нем), т.е. опредмеченный. Такое опредмечивание позволяет обращаться с трудом как с товаром. При эксплуатации происходит как освоение этого предмета со стороны владельца средств производства, так и утрата рабочим предмета труда. Таким образом, получается, что предмет, производимый трудом рабочего, противостоит ему как некая чуждая сущность. Суть этого противостояния заключается в умалении рабочего: рабочий вкладывает в предмет свою жизнь, но отныне вложенная жизнь принадлежит не ему, а владельцу предмета, которым рабочий сам не является. Чем значительнее продукт, тем меньше сам рабочий, так как в рабочем уже нет того, что было вложено им в продукт труда. [3, с. 832-835]. Иными словами, рабочий в ходе труда по крайней мере частично «опустошается»за счет отчуждения от него направленного на труд усилия.

По Марксу, отчуждение от результата «подытоживает» отчуждение от процесса труда. [3, с. 836] Иными словами отчуждение от результата труда вторично по отношению к отчуждению от процесса труда.

Отчуждение от процесса труда

Маркс утверждает, что отчуждение проявляется не только в конечном результате, но и в самом процессе трудовой деятельности. Так как результат труда есть отчуждение, то и сам процесс труда есть не что иное, как деятельное отчуждение, которое лишь подытоживается в отчуждении результата труда.

Заключается это отчуждение в том, что такой труд является для рабочего чем-то внешним, не принадлежащим его сущности. Поэтому он в своем труде не утверждает себя, а отрицает, не развертывает свою духовную и физическую энергию, а изнуряет и разрушает свой дух, не реализует себя и свои устремления. В процессе труда он чувствует себя оторванным от самого себя, и только вовне процесса труда он чувствует себя самим собой.

Поэтому отчужденный труд есть труд не добровольный, а принудительный. Он есть не выражение потребности в труде, а средство для удовлетворения потребности где-то вне труда, там, где он может принадлежать сам себе. Но вне труда сосредоточена по большей части деятельность животного характера, т.е. такая, которая является лишь обеспечением жизнедеятельности: еда, питье, сон, половой акт, приведение в порядок жилища, украшение себя. [3, с.836-837] Таким образом, отчужденный труд есть низведение рабочего до уровня животного.

Первые два типа отчуждения (от процесса и от результата труда) вместе составляют такое явление, как эксплуатация. Является ли эксплуатацией отчуждение от результата труда без отчуждения от процесса или отчуждение от процесса без отчуждения от результата – вопрос дискуссионный. Однако первое больше похоже на ограбление, а второе на специфическую форму "опеки". Также предметом отдельного обсуждения может быть оценка устойчивости системы, в которой присутствует одна форма отчуждения и отсутствует другая.

Отчуждение от своей сущности

По Марксу, человек есть «родовая сущность» в том смысле, что творит и созидает себя (свой род) и окружающий мир (природу – свое неорганическое тело) в качестве универсальной и свободной сущности.

Отчужденный труд не дает выразиться «родовой сущности» человека, то есть тому, что в нем уже присутствует и требует быть реализованным. Отчужденный труд отсекает от человека трансцендентальное, которое может быть выражено по большей части в свободном творческом труде. Таким образом, человек, занимающийся отчуждаемым от него трудом, отделяется от своей творческой сущности, от того, что делает его человеком. В результате, эта сущность низводится до уровня средства к индивидуальному существованию. [3, с. 838-841] Другими словами, это потеря субъектности личности.

Отчуждение от окружающего мира (людей, природы)

Физическая и духовная жизнь человека неразрывно связана с природой, так как человек ее часть. Отчужденный труд человека, отчуждая от него творческую сущность, отчуждает также от него и то, к чему должно быть приложено это стремление – природу. Непосредственным следствием отчуждения человека от результата труда, от процесса труда и от своей сущности является отчуждение от других людей. Более того, любое отчуждение только и может быть выявлено не иначе как отношением человека к другим людям. В условиях отчужденного труда каждый человек рассматривает другого, руководствуясь положением (отношением), в котором находится он сам как работник. [3, с.841-843] Это приводит к появлению в социуме такого явления как «атомизация».

Отчуждение и частная собственность

Если результат труда не принадлежит рабочему, то должно быть то, чему он принадлежит. Аналогично, если деятельность (процесс труда) не принадлежит рабочему, то должно быть то, чему она принадлежит. По Марксу, этим чуждым существом может быть только другой человек (эксплуататор), а не бог и не природа сама по себе.

Отношение рабочего к отчужденному труду порождает отношение эксплуататора к этому же труду. Таким образом, частная собственность есть результат и необходимое следствие отчужденного труда, внешнего отношения рабочего к своей сущности и природе. Позднее это отношение отчужденного труда и частной собственности превращается в отношение взаимного воздействия. То есть в кульминационной стадии развития частной собственности частная собственность становится и продуктом отчуждения, и средством отчуждения. [3, с. 843-844]

Отчуждение с позиций социальной психологии (Эрих Фромм)

Фромм как социальный психолог исследует, прежде всего, типы самоотчуждения субъекта: от общества и от самого себя. Второе рассматривается не только как внутренний процесс, затрагивающий лишь индивидуума, но и во взаимосвязи с тем как этот процесс влияет на изменение общества как целого.

Потеря связей – есть обретение свободы от того, с чем эти связи соединяли. Но свобода индивида двойственна по своей природе, она может быть как позитивной, так и негативной. Если освобождение предусматривает решение проблемы отчуждения – то это позитивная свобода. Если освобождение не предусматривает преодоления отчуждения, а наоборот, усиливает отчуждение человека от общности (от мира, от людей, от природы) и от самого себя, то это есть негативная свобода.

Такая свобода является бременем для человека. Если человек не способен выдержать это бремя, он хочет убежать от свободы в новое рабство ради обретения общности с людьми. Однако такой путь, особенно ярко проявившийся в установлении фашистских режимов в континентально-европейских странах в период между двумя мировыми войнами, есть суррогат общности, – так как это попытка идти вспять, против движения истории. А это непродуктивно, как непродуктивна детская модель поведения для зрелого человека (регрессия).

Сброс феодальных оков и рождение лично свободного «индивида», который волен самостоятельно распоряжаться своей рабочей силой, есть освобождение. Но эта свобода была по сути своей негативной, потому что для большинства людей, не наделенных собственностью, столкновение с воздействием капиталистического характера производственных отношений обернулось крайней степенью усиления отчуждения и самоотчуждения при разрыве связей с какой-либо общностью. Человек стал изолирован и бессилен, стал орудием внешних целей, отчужденным от себя самого и от других людей.

Капитализм обусловил такой характер человеческих отношений, который усилил чувство изоляции и беспомощности человека. «Закон рынка» проник во все общественные и личные отношения настолько, что связи между людьми утратили человеческий смысл и приобрели характер манипуляций, при котором человек используется как средство. Отношения между людьми стали такими отношениями между конкурентами, которые должны основываться на безразличии. Таким же безразличием проникнуты и отношения между нанимателем и наемным работником, между производителем и потребителем. [4, с.118-119]

Отчуждение между людьми в силу утери человеческого характера отношений между ними привело к тому, что эти отношения выродились в отношения вещей. Но наиболее разрушительные последствия этого процесса связаны с проникновением отчуждения внутрь человека в форме его отношения к самому себе, как к вещи. Человек продает не только товары, он продает самого себя и ощущает себя товаром.

Рынок решает, сколько стоят те или иные человеческие качества, и даже определяет (диктует) само их существование. У человека нет никакой уверенности в собственной ценности, не зависящей от его популярности и рыночного успеха. Если на него есть спрос, то он считает себя "кем-то"; если же он непопулярен, он и в собственных глазах попросту никто. [4, с.119-120]

По Фромму, свобода тогда становится позитивной (то есть полностью реализующей способности индивида), когда она сопряжена со спонтанной активностью. Спонтанным поведением Фромм называет такое поведение, которое обусловлено внутренними побудительными мотивами, а не навязанными извне. Иными словами, это свободная творческая деятельность личности. «Спонтанность, утверждая индивидуальность личности, в то же время соединяет ее с людьми и природой. Основное противоречие, присущее свободе, – рождение индивидуальности и боль одиночества – разрешается спонтанностью всей жизни человека». [4, с.249]

Однако отчуждение и самоотчуждение является тем, что блокирует проявление какой-либо спонтанности. И, наоборот, при преодолении отчуждения спонтанная реализация вновь объединяет человека с миром и с самим собой. Фромм видит проявление спонтанной активности в основном в следующих сферах человеческой деятельности [4, с.248]:

Труд, который должен быть творчеством, соединяющим человека с природой в акте творения.

Любовь, которая является соединением с человеком без потери своей индивидуальности.

Так же, как Маркс утверждал, что отчуждение от результатов труда есть «подытоживание» отчуждения от процесса труда, тем самым указывая на вторичность результата по отношению к процессу, так и Фромм считает, что для человека «важна именно деятельность сама по себе, а не ее результат» [4, с.249]. Происходит это потому, что только те «качества, которые вытекают из нашей спонтанной активности, придают личности силу и тем самым формируют основу ее полноценности… При всякой спонтанной деятельности индивид сливается с миром. Но его личность не только сохраняется, она становится сильнее. Ибо личность сильна постольку, поскольку она деятельна». [4, с.249]

Вот как Э. Фромм описывает отчужденную и неотчужденную активность, связывая процессы отчуждения и самоотчуждения:

«В случае отчужденного труда я не ощущаю себя субъектом своей деятельности; скорее я считаю результат своего труда чем-то посторонним, стоящим выше меня и даже противоречащим мне. При отчужденной активности, в сущности, не я действую, действие совершается мною под влиянием внешних и внутренних сил. Но сам я отделен от результата своей деятельности». [5, с. 141-142]

«В случае неотчужденной активности я ощущаю самого себя субъектом своей деятельности. Неотчужденная активность – это процесс сотворения, созидания чего-то, и я сам являюсь творцом. Разумеется, моя активность есть проявление моих способностей, а сам я проявляю себя в своем труде, то есть я и моя деятельность едины. Такую неотчужденную активность я называю продуктивной («спонтанной» в более ранних работах – прим.) активностью».[5, с. 142]

Отчуждение и коммунистические идеи

Социалисты утверждали, что остановить экономическое развитие невозможно, но можно спасти общество от отчуждения, дегуманизации и подчинения машине. Единственно верный путь для этого — движение вперед, создание нового общества, освобожденного от эгоизма и алчности. [5, с.235].

Социализм оставался светским и атеистическим, но процесс освобождения не мог не сопрягаться с психологическими и антропологическими категориями (по сути, фундаментальными «религиозными» категориями). К ним обращается Маркс, рассуждая об отчуждении: «Частная собственность сделала нас столь глупыми и односторонними, что какой-нибудь предмет является нашим лишь тогда, когда мы им обладаем, т. е. когда он существует для нас как капитал или когда мы им непосредственно владеем, едим его, пьем, носим на своем теле, живем в нем и т.д., — одним словом, когда мы его потребляем... Поэтому на место всех физических и духовных чувств стало простое отчуждение всех этих чувств — чувство обладания» [6, с.120].

Для Маркса «коммунизм был не конечной целью, а лишь определенной ступенью исторического развития общества, призванной освободить людей от тех социально-экономических и политических условий, при которых они теряют человеческий облик и становятся рабами вещей, машин и собственной алчности». [5, с. 256].

Таким образом, социализм, как синтез религиозной традиции и одухотворенного и осмысленного научного и политического действия, предлагал комплексный путь спасения от отчуждения, которое, по Марксу, должно было пройти в четыре этапа [5, с. 256-257]:

- Помочь осознать рабочим (как представителям класса, наиболее страдающего от отчуждения) всю глубину их бедственного положения.

- Показать причины их страданий, которые коренятся в природе капитализма.

- Объяснить, что от страданий (отчуждения) можно избавиться, только уничтожив порождающие их условия.

- Открыть новый образ жизни, новую социальную систему, освобождающую общество и человека.

Рационализация М. Вебера и Отчуждение

Рационализация

Рационализация – это процесс проникновения расчета и управления во все сферы человеческих отношений, как то: политика, религия, экономическая организация и т.д.

Рационализация в представлении Вебера — ведущая историческая тенденция западного капиталистического общества. Понятие рационализации отражает веберовскую точку зрения на капиталистическое общество как на «железную клетку», в которой индивид, лишенный религиозного смысла и моральных ценностей, во все возрастающей степени подвергается государственному надзору и воздействию бюрократического регулирования.

Рационализация как процесс протекает в следующих сферах:

- В экономике

- В религии

- В праве

- В политике

- В моральном поведении

- В науке

- В обществе в целом

В экономической сфере рационализация проявляется в виде организации фабричного производства бюрократическими средствами и расчетов выгод с помощью оценивающих процедур. А в обществе в целом — в распространении бюрократических методов управления, государственного контроля и администрирования. [7, Глава 2.5.2. Идеальные типы социальных действий]

Сходство и различие во взглядах Маркса и Вебера на отчуждение

Марксово понятие отчуждения и рационализация Вебера довольно близкие понятия. Однако они близкие по смыслу явления действительности – описывают с разных позиций. Близость понятий рационализации и отчуждения проявляется в том, что они оба подразумевают отделение индивида от общины, семьи, церкви и его подчинение правовому политическому и экономическому регулированию на фабрике, в школе и в государстве.

Различие с Марксом в понимании отчуждения в том, что, по Веберу, отделение индивидуального рабочего от средств производства есть результат рационализации в экономической сфере (конкретнее, в части управления в условиях разделения труда).

Для эффективного управления деятельностью при разделении труда требуется, в частности, разделение на труд управляющего и труд оператора (по аналогии с программирующим и исполнительным трудом по Ф. Тейлору[1]). А такое разделение в целях рационализации управления возможно только при отчуждении рабочих от средств производства. Именно такое отчуждение предотвращает вмешательство рабочих в процесс управления. Это вмешательство есть, по Веберу, иррациональный фактор, хотя сам Вебер и не приветствует отчуждение как таковое и списывает это на сущностную иррациональность экономического порядка своего времени.

«По линии Вебера выходит, что чем большую свободу действий получают менеджеры, тем рациональнее организовано производство. Напротив, чем меньше у них свободы и чем сильнее ощущается вмешательство рабочих в процесс управления, тем больше технической и экономической иррациональности». [8, Глава 31. Отчуждение и формы его проявления]

Таким образом, мы видим, что Марксово отчуждение и Веберовская рационализация описывают одни и те же явления, но с разных позиций. Отличие Вебера от Маркса в том, что первый рассматривает эти процессы, исходя из задач управления, что есть, по Марксу, одна из функций «надстройки». Для Вебера же отчуждение на производстве лишь частное проявление рационализации в экономической сфере, которая, помимо этого, происходит и в других сферах. По Марксу, отчуждение людей друг от друга и от самих себя, а также в других сферах жизнедеятельности, есть следствие отчуждения от процесса труда и от его результата.

Это противоречие между Марксом и Вебером, на мой взгляд, есть противоречие между монистическими материализмом и идеализмом.

 

Список использованной литературы:

1.    Фромм Э. Марксова концепция человека. Сборник «Душа человека». М.: «Республика», 1992

2.    PhilGasper. Статья«Capitalism and alienation», ЖурналInternational Socialist Review, Выпуск74, November–December 2010

3.    Маркс К. Капитал: критика политической экономии. Т.1. – М. : Эксмо, 2011

4.    Фромм Э. Бегство от свободы – М.: АСТ: Астрель, 2011

5.    Фромм Э. Иметь или быть? – М.: АСТ: Астрель, 2011

6.    Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 42.

7.    Анурин В.Ф. Основы социологических знаний: Курс лекций по общей социологии. – Н. Новгород: НКИ, 1998

8.    Кравченко А.И. Социология Макса Вебера: труд и экономика. М.: На Воробьевых, 1997

 



[1]Ф. У. Тейлор "Принципы научного менеджмента", Глава 2. Основы научного управления. § 7. Четыре основных черты научной организации управления

Выпуск: 
№1

Предпринимательство при Сталине

 

http://airat-sharif.livejournal.com/285355.html

25 November 2011

А.К.Трубицин

Предпринимательство при Сталине

Наверное, если бы я сам прочитал лет пять-шесть назад такой заголовок, то сразу решил бы, что речь идет о ликвидации предпринимателей, как класса, перевоспитании на Беломорканале, наказаниях в ГУЛАГе и прочем «кошмарении малого бизнеса». Ну, как же может быть иначе – Сталин, строительство социализма, НЭП давно прикрыт, плановое хозяйство, – какое тут может быть частное предпринимательство? А оказалось – могло быть.

И очень даже мощно развивалось это предпринимательство при товарище Сталине, пока Хрущев в 1956 году не прикрыл и ликвидировал этот сектор народного хозяйства вместе с приусадебными участками (которые, кстати, при Сталине были до 1 гектара). Я впервые заинтересовался темой предпринимательства в сталинские времена, когда просматривал многотомное издание документов НКВД периода Великой Отечественной войны. Там был представлен рапорт старшего майора (было такое звание) НКВД о состоянии дел на заводе, выпускающем артиллерийские снаряды. Рапорт чисто статистический, столько-то тысяч готовых снарядов на складах, столько-то тысяч – в процессе производства, материалов для производства снарядов – столько-то, на такой-то период работы. Все понятно, рутинно, но неожиданным было то, кому принадлежит производство – производственной артели! А ведь речь шла о выпуске десятков тысяч снарядов, мощном производстве!

Мое детство прошло в хрущевское время, поэтому отношение к артелям было, как обычно в те времена, пренебрежительное: «Подумаешь, ширпотреб, подумаешь, артель «Красная синька», чепуха какая!». Вот государственное предприятие – это серьезно! А после прочтения этого рапорта начал интересоваться и старался понять – а каким же оно было, советское, сталинское предпринимательство, артельное производство? Первым делом вспомнилось – по прочитанным мемуарам оружейников-конструкторов и производственников – что в осажденном Ленинграде, например, знаменитые автоматы Судаева делались в артелях. А это значит, что артели располагали машинным парком, станками и прессами, сварочным оборудованием, достаточно высокой технологией. Потом начал искать сведения об артелях – и узнал удивительные вещи.

Оказалось, что при Сталине предпринимательство – в форме производственных и промысловых артелей – всячески и всемерно поддерживалось. Уже в первой пятилетке был запланирован рост численности членов артелей в 2,6 раза. В самом начале 1941 года Совнарком и ЦК ВКП(б) специальным постановлением «дали по рукам» ретивым начальникам, вмешивающимся в деятельность артелей, подчеркнули обязательную выборность руководства промкооперацией на всех уровнях, на два года предприятия освобождались от большинства налогов и госконтроля над розничным ценообразованием – единственным и обязательным условием было то, что розничные цены не должны были превышать государственные на аналогичную продукцию больше, чем на 10-13% (и это при том, что госпредприятия находились в более сложных условиях: льгот у них не было).

А чтобы у чиновников соблазна «прижать» артельщиков не было, государство определило и цены, по которым для артелей предоставлялось сырье, оборудование, места на складах, транспорт, торговые объекты: коррупция была в принципе невозможна. И даже в годы войны для артелей была сохранена половина налоговых льгот, а после войны их было предоставлено больше, чем в 41-м году, особенно артелям инвалидов, которых много стало после войны… В трудные послевоенные годы развитие артелей считалось важнейшей государственной задачей.

Я читал воспоминания своего ровесника об отце, руководителе крупной и успешной артели, коммунисте, фронтовике. Ему поручили организовать артель в небольшом поселке, где он жил. Он съездил в райцентр, за день решил все оргвопросы и вернулся домой с несколькими листками документов и печатью новорожденной артели. Вот так, без волокиты и проволочек решались при Сталине вопросы создания нового предприятия. Потом начал собирать друзей-знакомых, решать, что и как будут делать. Оказалось, что у одного есть телега с лошадью – он стал «начальником транспортного цеха». Другой раскопал под развалинами сатуратор – устройство для газирования воды – и собственноручно отремонтировал. Третий мог предоставить в распоряжение артели помещение у себя во дворе.

Вот так, с миру по нитке, начинали производство лимонада. Обсудили, договорились о производстве, сбыте, распределении паев – в соответствии с вкладом в общее дело и квалификацией – и приступили к работе. И пошло дело. Через некоторое время леденцы начали делать, потом колбасу, потом консервы научились выпускать – артель росла и развивалась. А через несколько лет ее председатель и орденом за ударный труд был награжден, и на районной доске почета красовался, – оказывается, при Сталине не делалось разницы между теми, кто трудился на государственных и частных предприятиях, всякий труд был почетен, и в законодательстве о правах, о трудовом стаже и прочем обязательно была формулировка «…или член артели промысловой кооперации».

И какое же наследство оставил стране товарищ Сталин в виде предпринимательского сектора экономики? Было 114 000 (сто четырнадцать тысяч!) мастерских и предприятий самых разных направлений – от пищепрома до металлообработки и от ювелирного дела до химической промышленности. На них работало около двух миллионов человек, которые производили почти 6% валовой продукции промышленности СССР, причем артелями и промкооперацией производилось 40% мебели, 70% металлической посуды, более трети всего трикотажа, почти все детские игрушки.

В предпринимательском секторе работало около сотни конструкторских бюро, 22 экспериментальных лаборатории и даже два научно-исследовательских института. Более того, в рамках этого сектора действовала своя, негосударственная, пенсионная система! Не говоря уже о том, что артели предоставляли своим членам ссуды на приобретение скота, инструмента и оборудования, строительство жилья.

Артели производили не только простейшие, но такие необходимые в быту вещи – в послевоенные годы в российской глубинке до 40% всех предметов, находящихся в доме (посуда, обувь, мебель и т.д.) было сделано артельщиками. Первые советские ламповые приемники (1930 г.), первые в СССР радиолы (1935 г.), первые телевизоры с электронно-лучевой трубкой (1939 г.) выпускала ленинградская артель «Прогресс-Радио».

Вот как развивалось предпринимательство при Сталине. Предпринимательство настоящее, производительное, а не спекулятивное. Предпринимательство со светлой головой и трудовыми руками, которое открывало полный простор инициативе и творчеству, и которое делало экономику сильнее, шло на пользу стране и народу. Предпринимательство, которое находилось под опекой и защитой государства – о таких реалиях «демократии», как рэкет, «крышевание», коррупция, в сталинские времена и не слыхал никто. И в этих условиях предпринимательство росло и крепло.

Ленинградская артель «Столяр-строитель», начав в 1923 году с саней, колес, хомутов и гробов, к 1955 году меняет название на «Радист» - у нее уже крупное производство мебели и радиооборудования. Якутская артель «Металлист», созданная в 1941 году, к середине 50-х располагала мощной заводской производственной базой. Вологодская артель «Красный партизан», начав производство смолы-живицы в 1934 году, к тому же времени производила ее три с половиной тысячи тонн, став крупным производством. Гатчинская артель «Юпитер», с 1924 года выпускавшая галантерейную мелочь, в 1944-м, сразу после освобождения Гатчины, делала остро необходимые в разрушенном городе гвозди, замки, фонари, лопаты, к началу 50-х выпускала алюминиевую посуду, стиральные машины, сверлильные станки и прессы. И таких примеров успеха – десятки тысяч.

Сталин и его команда решительно выступали против попыток огосударствить предпринимательский сектор. Во всесоюзной экономической дискуссии в 1951 году Д.Т. Шепилов, А.Н. Косыгин отстаивали и приусадебное хозяйство колхозников, и свободу артельного предпринимательства. Об этом же писал Сталин в своей последней – 1952 года – работе «Экономические проблемы социализма в СССР».

Но Сталин умер, на высший государственный пост пролез хитрый прощелыга, «оттепельщик» Хрущев. Вылил потоки грязи на Сталина, злопамятно припомнил Шепилову его выступления против хрущевских идиотических идеек (старшее поколение помнит хрущевскую формулу «и примкнувший к ним Шепилов»). И за пять лет разорил, растоптал и уничтожил то, что десятками лет заботливо, мудро и последовательно выращивал Сталин. В 1956 году он постановил к 1960-му полностью передать государству все артельные предприятия – исключение составляли только мелкие артели бытового обслуживания, художественных промыслов, и артели инвалидов, причем им запрещалось осуществлять регулярную розничную торговлю своей продукцией.

Разгром артельного предпринимательства был жестоким и несправедливым. Упомянутый выше «Радист» стал госзаводом. «Металлист» - Ремонтно-механическим заводом. «Красный партизан» - Канифольным заводом. «Юпитер» превратился в государственный завод «Буревестник». Артельная собственность отчуждалась безвозмездно. Пайщики теряли все взносы, кроме тех, что подлежали возврату по результатам 1956 года. Ссуды, выданные артелями своим членам, зачислялись в доход бюджета. Торговая сеть и предприятия общественного питания в городах отчуждались безвозмездно, в сельской местности за символическую плату.

Не вызывает сомнений справедливая национализация, проведенная после революции – все, что построено народом за века его ограбления и эксплуатации, при мерзкой и несправедливой системе распределения благ, безусловно должно было быть передано тому, кому все это принадлежит по праву – трудовому народу. Все, что нажито спекуляцией, ростовщичеством, обманом, аферами, финансовым или полицейским принуждением – должно быть возвращено народу и использоваться во благо всего народа.

Но собственность артелей, созданная и накопленная в советское время, в полном соответствии со справедливыми законами, собственность материальная, трудовая, не бумажные «ваучеры», «акции» и прочие бумажонки, являющиеся средствами и инструментами обмана и присвоения – собственность в виде станков, машин и помещений, которые зачастую собственноручно строились артельщиками – это собственность честная.

Это собственность, которая служит не эксплуатации одного человека другим, а созиданию благ для всех – и ее отнимать, как отнял Хрущев, нельзя. И сейчас, перед выборами, когда пропагандистская машина демиков беспощадно промывает мозги всем предпринимателям насчет того, что «придут злые сталинисты и все отберут», надо помнить, что именно Сталин сформировал и вырастил великолепно работающую систему предпринимательства – честного, производственного, не спекулятивно-ростовщического. И надежно защитил ее как от злоупотреблений и коррупции чиновников, так и от ростовщического, живущего на проценты, хищного капитала. Не смог только защитить от глупого и злобного Хрущева, горе-реформатора, предтечи нынешнего коррупционного режима, не отправил его вовремя в тот самый ГУЛАГ.

 

Выпуск: 
№1

Поколение индустриализации

 

http://www.from-ua.com/voice/8682d02cbf495.html

Поколение индустриализации

11-11-15-Антон Дальский

Уходят из жизни последние люди из великого поколения индустриализации. Поколение, которому путевку в жизнь выписала советская промышленная революция...

Поколение, которому в злобной зависти интеллигентствующих придурков, решительных в желании паразитировать на теле народа, отказано в собственной воле и разуме.

Ничего уже не переменить. Элита обманом заставила народ признать себя побежденным в холодной войне, потому горе ему – против него восстают все силы. Остается уповать на то, что оболганное прошлое может отомстить. Но для этого надо хранить благодарную память о своих отцах и дедах. Какими они были – люди, родившиеся в 20-х годах прошлого века?

Никакой отсебятины, слово их врагам и союзникам, без всякого ошельмованного либерастами «соцреализма».

Как воевало поколение индустриализации

Речи врагов, познавших на своей шкуре военные таланты сталинских воспитанников.

Генерал-майор танковых войск Фридрих фон Меллентин, усердно воевавший на Восточном фронте и получивший взбучку от поколения индустриализации, писал в своей книге «Танковые сражения 1939-1945 гг.»:

«Русский остается хорошим солдатом всюду и в любых условиях... Трудно представить границы его терпения и выносливости, он необычайно смел и отважен... Почти все комиссары являются жителями городов и выходцами из рабочего класса. Их отвага граничит с безрассудством; это люди очень умные и решительные. Им удалось создать в русской армии то, чего ей недоставало в Первую мировую войну, – железную дисциплину.

...Индустриализация Советского Союза, проводимая настойчиво и беспощадно, дала Красной Армии новую технику и большое число высококвалифицированных специалистов. Русские быстро научились использовать новые виды оружия и, как ни странно, показали себя способными вести боевые действия с применением сложной военной техники».

Небольшое пояснение. В 1940 году средний образовательный уровень красноармейца составлял всего 4 класса. Но уже в 1943 году он равнялся семи классам. В средних школах (семилетках) количество учащихся увеличилось с 3,5 млн. в 1930 г. до 20,7 млн. в 1939 г. С образованием воинов на уровне церковно-приходского всеобуча нельзя было рассчитывать на победу в войне моторов со всей континентальной Европой.

Танковый светоч Третьего рейха Гейнц Гудериан был неприятно удивлен прекрасным состоянием советских школ. В своих мемуарах «Воспоминание солдата» скромняга «панцер-женераль» пишет:

«Ночь я провел вместе Бюсингом и Кальденом в здании школы в Лохвице…

Школа находилась в прочном здании и была хорошо оборудована, как и все школы в Советской России, находившиеся почти повсюду в хорошем состоянии. Для школ, больниц, детских домов и спортивных площадок в России было сделано много. Эти учреждения содержались в чистоте и полном порядке».

Отто Кариус, командир танковой роты, воевавший и на Восточном, и на Западном фронтах:

«Мы не привыкли к противнику такому, как русские; мы были поражены контрастом. За всю войну я никогда не видел, чтобы солдаты разбегались так, что только пятки сверкали, хотя даже, по существу, ничего особенного не происходило… В конце концов, пятеро русских представляли большую опасность, чем тридцать американцев».

Гельмут Клаусман, ефрейтор 111-ой пехотной дивизии:

«Особенно угнетало то, что сбить русский штурмовик из стрелкового оружия было почти невозможно, хотя летал он очень низко... Летать на штурмовиках было очень опасно: среднее число вылетов штурмовика до гибели было равно 11, что в 6 раз меньше, чем у истребителей. Летчиков, способных так летать, у нас просто не было».

Генерал Типпельскирх о бойне, устроенной советской армией в болотах Белоруссии летом 1944 г.:

«...Результат длившегося теперь уже 10 дней сражения был потрясающим. Около 25 дивизий были уничтожены или окружены. Лишь немногие соединения, оборонявшиеся на южном фланге 2-й армии, оставались еще полноценными, избежавшие же уничтожения остатки практически полностью утратили свою боеспособность».

Заметим, никто из немецких генералов не рвал на арийской заднице волосы и не сучил чисто выбритыми пятками, объявляя белорусский кошмар позором Вермахта. В отличие от отечественных правдунов, специализирующихся исключительно на тяжелом отступлении 1941 года. Наши деды, говоря словами Толстого, наложили на фашистскую Европу руку сильнейшего духом противника. Гитлеровский успех лета 1941 года меркнет пред тем, что учинило в Белоруссии над «дойче зольдатен» поколение индустриализации.

Шок немецких «освободителей»

В гитлеровских агитках славянин – это практически бессловесная скотина, из-под комиссарской палки работающая в колхозах за «палочки». Темные, забитые, вечно голодные и подлые в своих желаниях доходяги.

Но вот в Германию на работы угнали 4,7 млн. славян. И после близкого знакомства с остарбайтерами и военнопленными с мест работы невольников в Берлин пошли тревожные сообщения.

«Из секретного документа Начальника Полиции Безопасности и СД;

управление III.

Берлин 17 августа 1942 года.

Представление населения о России.

Они совсем не выглядят голодающими. Наоборот, у них еще толстые щеки, и они, должно быть, жили хорошо».

Обратим внимание: это после, как минимум, недельного пребывания восточных рабов в вагонном заточении и кормежкой по принципу «лишь бы довезти».

«Меня фактически изумил хороший внешний вид работниц с востока. Наибольшее удивление вызвали зубы работниц, так как до сих пор я еще не обнаружил ни одного случая, чтобы у русской женщины были плохие зубы. В отличие от нас, немцев, они, должно быть, уделяют много внимания поддержанию зубов в порядке», – писал ошеломленный немецкий медик после осмотра невольниц.

Из Бреслау в Берлин летит докладная: «Фабрика кинопленки "Вольфен" сообщает, что при проведении на предприятии медосмотра было установлено, что 90% восточных работниц в возрасте с 17 до 29 лет были целомудренными. По мнению разных немецких представителей, складывается впечатление, что русский мужчина уделяет должное внимание русской женщине, что в конечном итоге находит отражение также в моральных аспектах жизни».

В том же ключе сообщение из Киля: «Вообще русская женщина в сексуальном отношении совсем не соответствует представлениям германской пропаганды. Половое распутство ей совсем неизвестно. В различных округах население рассказывает, что при проведении общего медицинского осмотра восточных работниц у всех девушек была установлена еще сохранившаяся девственность».

Немцы были шокированы разницей в том, что им сообщала их пропаганда, и тем, что они воочию увидели. И немчура зароптала. В полицию Безопасности сигнализировали с мест о том, что русские образованы, толковы и хорошо осведомлены в технических вопросах.

Из Байрёйта: «Наша пропаганда всегда преподносит русских как тупых и глупых. Но я здесь установил противоположное. Во время работы русские думают и совсем не выглядят такими глупыми. Для меня лучше иметь на работе 2 русских, чем 5 итальянцев».

Из Франкфурта-на-Одере: «В одном имении советский военнопленный разобрался в двигателе, с которым немецкие специалисты не знали что делать: в короткое время он запустил его в действие и обнаружил затем в коробке передач тягача повреждение, которое не было еще замечено немцами, обслуживающими тягач».

Из Штеттина: «По мнению многих немцев, нынешнее советское школьное образование значительно лучше, чем было во времена царизма. Сравнение мастерства русских и немецких сельскохозяйственных рабочих зачастую оказывается в пользу советских».

Из Берлина: «Многие считают, что большевизм вывел русских из ограниченности».

При этом цивилизованные рабовладельцы не без оснований думали, что имеют дело отнюдь не с самыми ценными советскими кадрами. Наиболее квалифицированных работников большевики успели эвакуировать на Урал.

Германцы полагали, что русские по-прежнему хлебают лаптями свои пустые щи. Однако сермяжный Иван уже в конце 1943 года превзошел цивилизованных гансов, янов, жанов и йоханов, за спиной которых было не менее 100 лет промышленного развития, в качестве и количестве выпускаемой военной продукции.

Европейская сволота до сих пор не может примириться с мыслью, что всю Европу вчистую заборол один «рус Иван». Вот козлины и придумывают себе оправдание, то в виде «генерала Мороза», то непролазной грязи, то свихнувшегося фюрера, не слушавшего гениальных полководцев. А укро-россиянские либерасты ещё блажат в хоре «Пятой колоны» про горы трупов, которыми завалили немцев. Да так, что те, бедные, руками пошевелить не могли, и рот опасно было раззявить о помощи, чтобы не захлебнуться в крови советской биомассы.

Колхозная одиссея Джона Стейнбека

Летом 1947 года Советский Союз посетил знаменитый американский писатель Джон Стейнбек, автор романа «Гроздья гнева» о бедствиях простых американцев во время Великой депрессии. Приехал по собственной инициативе. Надоело прозаику потреблять похлебку свободной прессы и загорелось самому ответить на вопросы: «Что там люди носят?», «Что они едят?», «Как русские любят, как умирают?», «О чем они говорят?», «Ходят ли дети в школу?».

Последний вопрос действительно говорит о совершенной неосведомленности Стейнбека о советской жизни.

О «колхозном ГУЛАГе» будущий нобелевский лауреат был премного наслышан, вот и зарулил в августе 1947 года в два колхоза центральной Украины. Т. к. оба хозяйства именовались одинаково – «Колхоз им. Шевченко», то в своей книге «Русский дневник» Стейнбек, дабы не путаться, пронумеровал их так: «Шевченко 1» и «Шевченко 2».

Ему слово:

«Колхоз «Шевченко 1» никогда не относился к числу лучших, потому что земли имел не самые хорошие, но до войны это была вполне зажиточная деревня с 362-мя домами…

После немцев в деревне осталось восемь домов, и даже у этих были сожжены крыши.

…Но после войны народ возвратился в деревню. Вырастали новые дома, а поскольку была уборочная пора, дома строили до работы и после, даже ночами при свете фонарей».

Описание обычной хаты колхозника: «В доме сени, которые служат кладовой и прихожей одновременно. Отсюда попадаешь на кухню, оштукатуренную и побеленную комнату с кирпичной печкой и подом для стряпни. Сам очаг отстоит на четыре фута от пола, и здесь пекут хлеб – гладкие темные буханки очень вкусного украинского хлеба.

За кухней расположена общая комната с обеденным столом и украшениями на стенах. Это гостиная с бумажными цветами, иконами и фотографиями убитых».

Вот тебе, бабушка, и Юрьев день! Нам-то 20 лет талдычат, что большевики все иконы попалили, а героических попов погрузили в баржи и утопили в Белом море.

Продолжим читать классика:

«Украинцы очень чистоплотны, и в домах у них идеальная чистота.

Нас всегда убеждали, что в колхозах люди живут в бараках. Это неправда. У каждой семьи есть свой дом, сад, цветник, большой огород и пасека. Площадь такого участка около акра(0,4 га. – Авт.). Поскольку немцы вырубили все фруктовые деревья, были посажены молодые яблони, груши и вишни.

…Село потеряло на войне пятьдесят военнообязанных, пятьдесят человек разных возрастов, здесь было много калек и инвалидов. У некоторых детей не было ног, другие потеряли зрение. И село, которое так отчаянно нуждалось в рабочих руках, старалось каждому человеку найти посильную для него работу. Инвалиды, которые хоть что-то могли делать, получили работу и почувствовали себя нужными, участвуя в жизни колхоза, поэтому неврастеников среди них было немного.

…Это был веселый, доброжелательный народ.

…И хотя женщины смеялись, болтали и заговаривали с нами, они не переставали работать, потому что урожай был хороший, – на семьдесят процентов выше, чем в прошлом году. Первый по-настоящему хороший урожай с 1941 года, и они возлагают большие надежды на него.

…Когда мы возвратились из России, чаще всего мы слышали слова: «Они вам устроили показуху. Они все организовали специально для вас. Того, что есть на самом деле, вам не показали». И эти колхозники действительно кое-что устроили для нас. Они устроили то, что устроил бы для гостей любой фермер из Канзаса. Они вели себя так, как ведут себя люди у нас на родине.

Наконец нас пригласили к столу. Украинский борщ, до того сытный, что им одним можно было наесться. Яичница с ветчиной, свежие помидоры и огурцы, нарезанный лук и горячие плоские ржаные лепешки с медом, фрукты, колбасы – все это поставили на стол сразу. Хозяин налил в стаканы водку с перцем – водка, которая настаивалась на горошках черного перца и переняла его аромат. Потом он позвал к столу жену и двух невесток – вдов его погибших сыновей…

Мать семейства произнесла тост первой. Она сказала:

– Пусть Бог ниспошлет вам добро.

И мы все выпили за это. Мы наелись до отвала, и все было очень вкусно».

 

http://from-ua.com/voice/bdf17e0178255.html

Поколение индустриализации. Часть 2

В другом украинском колхозе знаменитый американский писатель Джон Стейнбек пуще прежнего жалуется на постоянный желудочно-кишечный... дискомфорт от переедания.

«Колхоз «Шевченко-2» был из числа преуспевающих. Земля здесь плодородная и ровная… Мы пошли на пшеничное поле, где работала масса людей. Поле было очень большое, и повсюду мы видели, как люди жали пшеницу косами, ведь в колхозе была лишь одна маленькая жатвенная машина и трактор. Поэтому большую часть пшеницы жнут и вяжут вручную. Люди работали неистово. Они смеялись и перекликались, ни на секунду не переставая работать. И не только потому, что соревновались между собой, а и оттого, что впервые за долгое время получили прекрасный урожай и хотели собрать все зерно: ведь их доход целиком зависит от этого.

Совершенно очевидно, что эта деревня была богаче, чем «Шевченко-1». Даже икона была больше по размеру и покрыта светло-голубым кружевом в тон стен. Семья была не очень многочисленная. Один сын – его сильно увеличенная раскрашенная фотография висела на стене гостиной; о нем они упомянули лишь раз. Мать сказала:

– Окончил биохимический факультет в 1940 году(нам-то сейчас демократическая образованщина впаривает, что колхозники были беспаспортными, а посему не могли увильнуть от своей крепостной колхозной жизни. – Авт.), призван в армию в 1941-м, убит в 1941-м».

… Вскоре был готов обед.

Мамочка – одна из самых лучших и известных по всей деревне поварих. Приготовленная ею еда была необыкновенной. Ужин в тот вечер начался со стакана водки, а на закуску были соленья и домашний черный хлеб, а также украинский шашлык, который Мамочка очень вкусно сделала. Здесь же стояла большая миска с помидорами, огурцами и луком, подавались маленькие жареные пирожки с кислой вишней, которые надо было поливать медом – национальное кушанье и очень вкусное. Мы пили парное молоко, чай и снова водку. Мы объелись. Мы ели маленькие пирожки с вишней и медом, пока глаза не полезли на лоб».

Вечером американских гостей пригласили в клуб, в котором продемонстрировали театральные таланты колхозников.

«Клуб занимал довольно большое здание. Здесь была маленькая сцена, перед которой стояли столики с шахматными и шашечными досками, за ними – площадка для танцев, а дальше – скамейки для зрителей.

Стали сходиться люди: крепкие девушки с сияющими, чисто вымытыми лицами, молодых парней было совсем немного.

Девушки танцевали друг с другом. На них были яркие платья из набивных материй, на голове – цветные шелковые и шерстяные платки, но почти все были босоногие. Танцевали они лихо. Музыка играла быстро, барабан с тарелками отбивал ритм.

…Тем временем актеры, которые должны были участвовать в пьесе, готовили сцену, а Капа устанавливал свет для съемки.

Это была небольшая пропагандистская пьеска, наивная и очаровательная. Сюжет таков. На ферме живет девушка, но это ленивая девушка, она не хочет работать. Она хочет поехать в город, хочет красить ногти, мазать губы, быть деградированной декаденткой. По мере развития сюжета она вступает в конфликт с хорошей девушкой, девушкой-бригадиром, которая даже получила премию за свою работу в поле. Третий актер – это героический тракторист, и, что интересно, он тракторист и в жизни. Из-за него пришлось на полтора часа задержать спектакль, пока он чинил свой трактор, на котором целый день работал.

…Публика была в восторге.

…В два тридцать утра нам предложили следующее: опять водку в стаканах и соленые огурцы, жареную рыбу из деревенского озера, маленькие жареные пирожки, мед и превосходный картофельный суп.

Мы умирали от переедания…

…О завтраке нужно рассказать в подробностях, так как ничего похожего на свете я еще не видел. Для начала – стакан водки, затем каждому подали по яичнице из четырех яиц, две огромные жареные рыбы и по три стакана молока; после этого блюдо с соленьями, и стакан домашней вишневой наливки, и черный хлеб с маслом; потом полную чашку меда с двумя стаканами молока и, наконец, опять стакан водки. Звучит, конечно, невероятно, что все это мы съели на завтрак, но мы это действительно съели, все было очень вкусно, хотя потом желудки наши были переполнены и мы не очень хорошо себя чувствовали.

Мы считали, что встали рано, хотя вся деревня работала в поле с самого рассвета. Мы пошли в поле, где жали рожь. Мужчины, размахивая косами, шли в ряд, оставляя за собой широкие полосы скошенной ржи. За ними шли женщины, которые вязали снопы скрученными из соломы веревками, а за женщинами шли дети – они подбирали каждый колосок, каждое зернышко, чтобы ничего не пропало. Они работали на совесть: ведь время было самое горячее. Капа фотографировал, они смотрели в объектив, улыбались и продолжали работать.

…На краю деревни они строили кирпичный заводик. Местные жители мечтают строить кирпичные дома с черепичной крышей: их беспокоит опасность пожара от возгорания соломы на крыше. Они рады, что у них есть торф и глина, чтобы делать кирпичи. А когда их деревню застроят, они будут продавать кирпич соседям. Заводик будет достроен к зиме, и когда закончатся полевые работы, они перейдут на завод. Под навесом уже заготовлены горы торфа.

…В полдень мы навестили одну семью во время обеда; она состояла из жены, мужа и двоих ребятишек. Посреди стола стояла огромная миска супа из овощей и мяса; у каждого члена семьи была деревянная ложка, которой он черпал суп из миски. И еще была миска с нарезанными помидорами, большая гладкая буханка хлеба и кувшин с молоком. Эти люди очень хорошо ели, и мы видели, к чему приводит обильная еда: за несколько лет на кожаных ремнях мужчин прибавилось отверстий, теперь пояса удлинились на два, три, даже четыре дюйма...

На обратном пути в Киев мы заснули от усталости и переедания».

То, что описал Стейнбек, не лезет ни в какие «общечеловеческие ворота». Разве так можно глумиться над самым святым, что есть у демократической общественности – верой в то, что селяне значились узниками колхозного Гулага. Это уже неприкрытая гоголевщина: Пульхерия Ивановна Товстогубиха и её нескончаемые святки чревоугодия.

Спросил у своей матушки (ей скоро стукнет 81 год, но она пребывает в здравом уме и крепкой памяти, в отличие от юродствующих в демократии деятелей), было ли возможно такое в третье послевоенное лето. Она ответила, что, конечно, ежедневно они не питались столь обильно и разнообразно. Подобное изобилие надо отнести на хлебосольство хозяев. Однако жизнь их была далека от недоедания и угасания под неподъемной тяжестью колхозной работы. Мама с 1945-го (14-ти лет от роду) начала работать на пресловутые «палочки». И колхозные нормы ей не казались убийственными. О них я ещё скажу.

В домашнем хозяйстве моего деда в 1948 году водились куры (не менее двух-трех десятков), столько же уток, небольшое стадо коз (6 штук), корова, два кабанчика. Имелся огород – около 50 соток, разлапистый сад из фруктовых деревьев (вишни, сливы, яблони). Можно было припахать ещё 1,5 га, законы позволяли, но не позволяло количество имеющихся в семье рабочих рук. Семья состояла из отца, матери и трех несовершеннолетних детей. Старший сын погиб в 1945 год при штурме Кеннигсберга. Ещё двое взрослых детей к тому времени обзавелись семьями и стали вести самостоятельные хозяйства.

Жили в доме, вновь отстроенном после того, как в его угол летом 1942 года угодила немецкая бомба. Размер дома в плане примерно 8х8. В нем были две жилые комнаты, кухня с печью, прихожая, чулан, веранда. Во дворе имелся погреб, небольшая летняя кухня, сарай для живности. Почти обязательный атрибут крестьянской жизни – наличие в доме швейной машинки, прялки и ткацкого станочка. Мама говорит, что их семья не была зажиточной. Многие колхозники жили более «справно».

О трудоднях

Представление о трудоднях у нашей безрукой демократической общественности какое-то пещерное. Они безосновательно считают трудодень целым днем отработки – от темна до темна. На самом деле трудодень – это норма выработки. Скосить, вспахать, прополоть определенный участок. По трудодням колхозники в конце года распределяли доход колхозов.

Матушка 14-летней девчушкой, помогая родителям летом 1945 года, заработала 29 трудодней. Эта цифра врезалась ей в память, потому что когда пришло время оформлять пенсию и нужны были данные о трудовом стаже, то в колхозных гроссбухах обнаружила, что в тот год имела выработку, которой можно было не стыдиться.

Узаконенная норма колхозников до войны равнялась 60-90 трудодням в год. В войну её, естественно, увеличили до 100-150. Обычно колхозники в день зарабатывали по 2-3 трудодня. Передовики до 10-ти. Надо напомнить, если городской труженик должен был отработать 274 дня в году, то средний крестьянин работал в своем хозяйстве 92 дня в году.

На слух душещипательны повести о том, что кроме трудодней, на селянине висело ярмо денежного налога и обязательная продажа части продукции со своего участка по государственным закупочным ценам. Однако когда знакомишься со статистикой, то выясняется, что данные «поборы» не были удушающими.

В 1948 г. средний крестьянский двор продавал государству по твердым государственным ценам: молока – 9%, шерсти – 16%, овчин и козлин – 38%, мяса – 25%, яиц – 17%. Конечно, крестьянам-колхозникам, привыкшим усердно приторговывать своей продукцией, жалко было продавать по госценам, когда на базаре давали цену в 1,5-2 большую. Разве такую «обиду» забудешь?

Что до денежного налога, то и здесь всё далеко не так трагично, как нас обувают в лапти либеральные критики колхозов. В 1947 г. в России годовой налог составлял 374 рубля с хозяйства. Стоимость 1 кг картошки на базаре в тот год колебалась от 6 до 6,5 рубля. Реализуй на рынке два мешка картошки – и весь «душегубский» налог.

Не следует забывать, что колхозники «за палочки» отоваривались натурой в колхозных лабазах мукой, зерном, мясом, сахаром, солью, маслом и прочей сельхозпродукцией.

Конечно, я далек от мысли, что крестьянский труд легок. Тем более что с ним знаком не понаслышке. В лихие 90-е спасал свою семью от реформ «литератора» Кучмы ведением мелкого фермерского хозяйства, которое предусмотрительно купил с родителями перед самым развалом Советского Союза.

Про «беспаспорточных» колхозников

Нам все уши прожужжали про то, что колхозникам, дабы закрепостить их в колхозах и совхозах, власти не выдавали паспортов. Но пусть подумают многоумные человеколюбы над простым вопросом – каким образом многие миллионы колхозников оказались в городах при Иосифе Грозном?

После серьезной механизации сельского хозяйства, осуществленной за две первые пятилетки, не было нужды держать десятки миллионов крестьян в селах. Наоборот – индустриализация остро нуждалась в рабочих руках. С начала сталинского технологического рывка, беспрецедентного в истории человечества, и до войны в город переехало на постоянное место жительство более 20 млн. крестьян. Переезжали и устраивались на вновь открывшиеся предприятия в основном самотеком. Хотя существовал и целевой оргнабор. У колхозников (не все были таковыми) имелись в достатке свидетельские документы: удостоверения личности, книжки колхозника, справки, метрики. Желающий отчалить на стройки индустриализации брал документ из комода, выправлял справку у председателя колхоза или в сельсовете, и айда в пролетарии!

Конечно, как и сейчас, встречались начальники-самодуры (этих сейчас неизмеримо больше – капитализм, однако), которые из вредности не отпускали хлебороба из колхоза. Могли попросить и повременить с отъездом, если колхозник был ценным трудовым ресурсом. Думаю, и сейчас хозяин какой-нибудь частной конторы не сразу отпустит хорошего работника на вольные хлеба. Однако в те времена «великого перелома» препятствие переезду крестьян со стороны местных органов советской власти или колхозных организаций влекло уголовную ответственность, согласно Постановлению СНК СССР от 16 марта 1930 г. «Об устранении препятствий к свободному отходу крестьян на отхожие промысла и сезонные работы».

Что до паспортов, то их начали вводить в СССР только в 1934 году, и только в городах. Городам надо было контролировать всякую наволочь, расплодившуюся в лихолетье. В селах же все были на виду друг у друга, и надобность в паспортах просто отсутствовала.

60 млн. переселившихся в города с 1927 по 1970 гг. – итог целенаправленной политики властей. В конце концов, поспрашивайте родню, как она оказалась в городе. Ведь почти у каждого из нас деревенские корни. К слову, больше половины нардепов ВР и министров – по происхождению селяне, а паспорта колхозникам стали выписывать с 1974 года.

Природу не обманешь

Когда красный монарх произносил знаменитую фразу «Жить стало лучше, жить стало веселей», это не было трепом начальствующего чина, решившего подбодрить себя самохвальством. Жизнь советского человека действительно с каждым годом заметно улучшалась.

Есть такой вполне объективный показатель качества жизни – рост человека. «Потенции для роста, заложенные в генах человека, полностью реализуются лишь при благоприятных условиях среды» – утверждают авторитетные биологи. «Для роста человека особенно важны 1-й, 6-й, 8-й, 13-й и 15-й годы жизни, называемые критическими возрастами, когда он особенно чувствителен к действиям угнетающих и благоприятствующих росту факторов».

Средний рост новобранца русской армии перед Первой мировой войной равнялся 164 см. Полковник Генштаба князь Багратион в 1911 году с тревогой писал: «С каждым годом армия русская становится все более хворой и физически неспособной… Около 40% новобранцев почти в первый раз ели мясо по поступлении на военную службу». В победном 1945 году средний рост новобранца-славянина уже был 170 см. Значит, родившиеся в начале индустриализации советские люди имели лучшие условия жизни.

Уходят в вечность «последние могикане» из поколения индустриализации. Они оставили после себя Великую победу, Великую авиацию, Великий космос, Великий атом, Великое искусство, Великий спорт. А что оставим мы, наследовавшие им толерантное стадо избирателей, тупо голосующих за одних и тех же проходимцев? Руины «розбудовы»…

 

Выпуск: 
№1

Новая индустриализация

 

http://domestic-lynx.livejournal.com/51887.html?page=2

НОВАЯ ИНДУСТРИАЛИЗАЦИЯ?

domestic_lynx

December 3rd, 8:36

СМЕНА ВЕХ

В газете «Точка.ру» толковая статья Маринэ Восканян «Сменить ориентацию» - о перспективах новой индустриализации страны. Вроде как до нашего начальства начинает доходить, что без индустрии нам – хана. Не проживём мы в эфемерном мире «третьего сектора»: разных там услуг, консалтинга, креатива, как надеялись вплоть до самого кризиса 8-го года. Ведь как тогда рассуждали: мы-де перескочим в сияющий мир нано- и ино- , а заводы-фабрики – нехай дымят у лошков из третьего мира – мы своё отдымили. Помню, аккурат накануне кризиса, сидя в фитнес центре, вычитала в «Коммерсанте»: из русских делать не то, что рабочих, а даже и инженеров не стОит – чего ценный материал на всякую дрянь переводить. Ценный материал надо пустить на изготовление истинно ценного: банкиров, копирайтеров и креативных дизайнеров.

А теперь вот по-иному запели. То есть запели-то наши американские и европейские учителя успеха, а мы – с некоторым опозданием, но готовно подтянули. Самим нам, конечно, слабО до такого домыслиться, но раз в Европах вспомнили об индустрии, то не грех и нам. Это мимоходом об образе мышления властей предержащих и уровне креативности их велемудрых советников. В общем, в каких-то там глубинах и высотах зреет убеждение: промышленность нам – нужна! Кто, где, как, на какие деньги – всё это потом, а сейчас – просто: нужна.

Это уже некоторая инновация, раньше такого не было, чтоб вот так впрямую: нужна. Раньше всё обходным манером: нужна, да не всякая, а только эдакая, знаете, эфемерная, инновационная… А теперь сам Путин на встрече с бизнесменами из «Деловой России» возглашает: нужна. Само по себе это, конечно, ничего не значит: будь перед ним нянечки из детского сада, он сказал бы, что детский сад – наше всё, а беседуя железнодорожниками, назвал бы приоритетом железную дорогу. Это базовый навык искусства обольщения – хоть дамского, хоть политического: обольщаемый должен почувствовать себя самым важным и главным, и Путин этим искусством вполне владеет. Так что разговоры властей, и даже «жёсткие» заявления – это даже не декларация о намерениях, а так – некий симптом. Но симптом всё-таки есть. Вот и «друг Барак» заговорил о «реиндустриализации Америки», а раз так – и нам надо…

Вот и мне хочется обсудить тему: возможна ли у нас новая индустриализация и, если да, то как? То есть кто? Что? Как? Где? И на какие деньги?

 

INDUSTRIA = ТРУДОЛЮБИЕ

Вопрос первый: что такое индустриализация? Даже не индустриализация – индустрия. Что такое «индустрия», или – по-нашему – промышленность? Кажется очевидным: ну, заводы всякие, фабрики там и сям пыхтят и что-то нужное производят. Если вспоминать школьную мудрость, то припоминается: изделия группы А – это производство средств производства. Группа Б – производство средств потребления. Ну, отрасли там такие и сякие. Вот это и есть промышленность, которую мы развалили, вернее, растащили, а частью она сама развалилась от небрежения. Вот её-то и предполагается воссоздать – на новой, разумеется, новой! Прогрессивной! Технической базе. В общем, чтобы на месте красно-кирпичных полуравалившихся сараев с выбитыми окнами, за которыми гуляет ветер, возникли элегантные кондиционированные цеха новых заводов.

На самом деле заводы и фабрики – это только зримая часть индустрии. Есть ещё незримая, и к тому же более важная. Индустрия – это в первую очередь – навыки людей. Это СОСТОЯНИЕ СОЗНАНИЯ.

Слово industria в сочинениях средневековых моралистов означало просто «трудолюбие» - только впоследствии, века спустя, оно приобрело современное значение. А слово «промышленность», говорят, изобрёл и пустил в оборот Н.М. Карамзин.

Так вот, индустриальное сознание – это особый комплекс навыков народа. Это массовая техническая смётка, это навыки коллективного труда, это навыки дисциплины – трудовой и технологической. Это не просто способность делать что-то – делать что-то умели и ремесленники допромышленной эры, и очень хорошо умели. Индустриальный навык – это умение делать именно так, как полагается по технологическому регламенту, делать всегда только так и никак иначе. Это не так просто, как кажется. Я по своему трудовому опыту, несколько знала нашу пищевую промышленность. Очень часто у нас делались отличные, очень вкусные изделия, но никогда нельзя было быть уверенным, что они будут именно такими, как полагается по технологии. Это как дома на кухне: сегодня котлеты удались, а завтра – увы. Это недостаток индустриального навыка.

Индустриальное сознание – это, в конце концов, способность и готовность по гудку (условному, настоящего уже давно нет) идти к проходной предприятия, без опозданий, без нарушений. Опаздывать нельзя, поскольку ты встроен в технологическую цепочку. Крестьянин, мелкий торговец, ремесленник, а паче того лицо без определённых занятий, бродяга, люмпен-пролетарий, такими навыками не обладает. Они формируются в процессе мучительной ломки его прежних жизненных навыков. Когда понадобилось у нас в 30-е годы создавать промышленность, пришлось применять драконовские законы – вроде уголовной ответственности за 20-минутное опоздание. И всё-таки в нашей промышленности всегда была проблемой технологическая и просто человеческая дисциплина. Эта составляющая индустриального сознания не успела сформироваться в должной мере, как это произошло у западных народов. Ну, а в 90-е годы мы с радостным гиканьем развалили свою промышленность.

Сегодня люди либо отвыкли, либо просто не привыкли работать на заводах. Вот сын нашей няни, парень тридцати с лишним лет, гражданин братской Украины. Он из промышленного Запорожья, но при этом ему не привелось ни разу поработать на нормальной, длительной работе. Всё какие-то обрывки работы, что-то случайное: то там, то сям, то на стройке, то фирма развалилась. И что же? Он завтра пойдёт и будет дисциплинированно работать? Щаз, как говорит молодёжь. Он привык – болтаться по жизни. Он привык к жизни босяка, а не рабочего. И это ещё не худший случай.

Индустриальное сознание народа предполагает способность не просто что-то производить на заводах-фабриках, но и создавать новую технику, изобретать, проектировать и поддерживать жизнь этой техники. Значит, нужна мощная инженерная корпорация, очень много нужно технически грамотных людей, способных создавать и обслуживать технику. Это очень трудно и ответственно, банковский клерк или офисный сиделец тут не годится.

В нашем промышленном одичании, в тотальной деиндустриализации плохо не то, что сокрушили конкретные заводы. Не то, что разрушились какие-то конкретные производственные установки, машины там какие-то, то, сё. Заводы, в конце концов, можно разбомбить и построить новые. Более того, многие заводы именно и следовало бы перестроить, радикально обновить – всё это так. И это нормальный процесс промышленного развития: новое приходит на смену старому, на месте старых промышленных помещений возникают стильные лофты – это нормальный процесс жизни.

Но! Всё это так, если есть люди, которые обладают соответствующими навыками. Промышленными навыками. Если есть инженерный корпус (по-советски выражаясь, техническая интеллигенция), если есть квалифицированный рабочий класс, если то и другое нормальным образом обновляется.

У нас же дело обстоит вовсе не так: мы как народ утратили промышленные навыки. У нас разрушено индустриальное сознание. Мы были народом инженеров и квалифицированных рабочих, а стали народом офисных сидельцев, прозванных менеджерами, и невнятных проходимцев, объявленных предпринимателями. А вместо квалифицированных рабочих у нас гастарбайтеры из бывших советских республик, владеющие ровно двумя навыками: «могу копать» и «могу не копать». Да, верно, советский рабочий класс был не первого ряда и вызывал значительные нарекания, главным образом, по части пьянства. Но это общее российское явление, свойственное не только «работягам». Но рабочий класс – был. Сегодня его - нет.

Это означает, что мы как народ поглупели, разучились, дисквалифицировались. Дело тут именно в народе как целом, а не в отдельных судьбах. В конце концов, став челноком, а потом владельцем ларька, бывший инженер, вполне вероятно, живёт совсем неплохо и даже может кое-что себе позволить из современных удовольствий. А женщины-инженерши, освоившие самый широкий спектр профессий, – от домработницы до торговки, почасту и вовсе довольны жизнью. В моей торговой компании таких мириады. Но народ как целое существенно понизился в качестве.

Промышленность – это вовсе не какое-то случайное явление, которое может быть у данного народа, а может и не быть – вроде циркового искусства или способности сочинять сонеты. Это нечто иное. Промышленность – это показатель умелости и квалификации того или иного народа. Недаром полновесная, многоотраслевая и самостоятельно созданная промышленность есть только у нескольких народов мира – их можно пересчитать по пальцам одной руки. Латинское слово industria в произведениях средневековых моралистов означала вовсе не «промышленность» (имеется мнение, что это слово вообще изобрёл Карамзин), а просто-напросто «трудолюбие». Промышленность – это очень трудное дело, это в первую очередь не заводы и фабрики, а навыки народа. Вот эти-то навыки, технические и умственные привычки народа, теряются, выветриваются, не передаются следующим поколениям. Да что там «теряются» - потерялись уже.

Главное – народ массовым порядком поглупел и обезручил.

Сценка из воспоминаний одного старого инженера, когда-то работавшего с смоими родителями. Вот он 22-летним рядовым выпускником вполне заурядного Станкина приходит на станкостроительный завод в подмосковной Коломне. Ему немедленно поручают спроектировать какой-то узел – и он проектирует: руками, без компьютера и даже без калькулятора – с одной только логарифмической линейкой, ну и, естественно, кульманом. И через самое короткое время изделие молодого специалиста идёт в производство. И это не дивное исключение – это зауряднейшая норма: таких парней были тысячи и тысячи.

Что сегодня делает молодой выпускник вуза? Что ему поручают? Ну, наверное, обзвонить клиентов, переформатировать прайс-лист, переделать диаграмму-круг в диаграмму-столбики, чтобы красивее смотрелось на видеопрезентации. Умственное наполнение этих занятий просто несравнимо!

Тут, кстати сказать, кроется причина радикального ухудшения образования, о чём говорят все работники высшей и средней школы. Но преподаватели часто забывают вот о чём. Образование – это не какая-то автономная и самодовлеющая сущность. Образование всегда подстравивается под те задачи, которые строят перед обществом. В СССР система образования была нацелена главным образом на создание кадров инженеров военно-промышленного комплекса. Дело это серьёзное и трудное: иначе самолёт не полетит и бомба не взорвётся. Так именно и учили: серьёзно и основательно. Учили всем предметам в том числе и гуманитарным: стиль был таков. Сейчас образование настроено на производство офисных сидельцев и, ежели повезёт, гламурных тусовщиков. Чего им забивать голову нудным и затруднительным? Для данной цели существующее образование вполне подходит.

У нас было второе (по объёму) станкостроение в мире (первое в США). Станкостроение вообще есть у очень малого количества стран. Другим станки проще купить. Наличие собственного станкостроения указывает на то, что данный народ стремится к массированному техническому прорыву, что у него именно такой замах – не только использовать, но и создавать технику. Советские станкозаводы поставляли станки и автоматические линии не много-не мало – в ФРГ. Я лично знакома с двумя братьями, которые ездили наладчиками при этих станках. Символична их дальнейшая судьба. В 90-х заводы их закрылись, и я, помнится, привлекала их в качестве водителей возить иностранцев из аэропорта (я тогда работала представителем итальянской фирмы в России). На своём потрёпанном фордике, купленном в лучшие времена в Германии, «бомбил» бывший наладчик станков с ЧПУ.

У меня дома в сарае свалено множество толстых журналов перестроечной эпохи. Остались с тех времён, когда, по словам кого-то из тогдашних юмористов, было «интереснее читать, чем жить». К сожалению, в связи с ремонтом дома многое из этого поучительного чтения пришлось сжечь. Ради ностальгического интереса открываю иногда наугад то, что осталось. На все лады повторяется: не нужна нам эта дурацкая промышленность, и так вон сколько всего наклепали. И инженеров нам столько не нужно, и ничего не нужно, и так мы Верхняя Вольта с ракетами. «Мы копаем руду, чтобы сделать металл, чтобы сделать экскаваторы, чтобы копать руду, и далее по кругу» - была такая невесть кем изобретённая формула, которая от частого повторения стала звучать как непререкаемая истина. (Именно так, между прочим, действует реклама). Это была артподготовка к тотальному разрушению промышленности. Наступление велось с двух сторон – со стороны слюнявой экологии (ах, мы загадили всю природу!), и со стороны зубастой экономики (ах, производить у нас не выгодно!). А поскольку философия безделья усваивается гораздо охотнее, чем философия упорного труда – наша промышленность оказалась в общем мнении одиозным, вредным, выдуманным злонамеренными большевиками явлением.

Наша разруха - вещь преодолимая. Пока преодолимая. Но надо сознать правду: она гораздо длительнее и глубже, чем та разруха, которая была после Октябрьской революции и гражданской войны. Та длилась никак не более десяти лет, а по сути – и поменее. (ХIV съезд ВКП(б), вошедший в историю как «съезд индустриализации» был в 1925 г. – всего-то восемь лет прошло с революции). Опасна, на мой взгляд, даже не так глубина разрухи, как её длительность. Сегодня техническое одичание длится двадцать лет – почти полный срок трудовой жизни поколения, в течение которого человек превращается из зелёного стажёра в мастера и знатока. Так вот этого-то и не произошло! В наличном на сегодняшний день техническом сообществе есть так-сяк поколение «дедов» (кому 60 и более), а поколения «отцов» (кому 40-50) – практически нет. «Деды» завтра уйдут – на покой или вообще из жизни. Если прямо сейчас, сию минуту, не собрать пригодных парнишек и не передать им дедовы технические навыки – разруха станет необратимой. И никакое Сколково со всей его нано-маниловщиной делу не поможет.

Я сейчас с близкого расстояния наблюдаю весьма интересный и поучительный процесс. Группа выпускников Физтеха, куда входит и мой муж, пытается собрать ошмётки космической науки для решения некой государственной задачи, связанной с космосом. Объявлено, что космические исследования государство будет поддерживать, и оно, надо признать, поддерживает: деньги выделили – большие деньги. И что же? Кто-то бежит за длинным рублём? Да нет, как-то не торопятся. С изумлением оглядываемся по сторонам, и выясняется: торопиться-то уже почти что не-ко-му. Старикам как-то неинтересно, они устали, среднего поколения – нет, а молодёжь просто ничего не умеет. Да и мудрено было бы, чтоб умела, коли её не учат…

В тех НИИ, которые ещё теплятся, сидят старики, которым некуда уйти, а из молодого поколения – те, кого так или иначе отвергла бизнес-среда. Все они попробовали себя в бизнесе, но не получилось. И они вернулись – то ли на время, то ли навсегда; нет ведь ничего постояннее, чем временное, и ничего разрушительнее, чем ощущение временности. И рассматривают они своё пребывание в этих НИИ как вынужденную посадку, как неудачу. Слабаками оказались. Много они наработают с таким-то самоощущением – как выдумаете? Вот и я так думаю…

Учить молодёжь почти что некому. Опять-таки наблюдение с близкого расстояния. В некогда знаменитом Физтехе пытаются закрыть одну из старинных кафедр. Она не нужна? Устарела? Её заменят на что-то дивное и прогрессивное? Да нет. Просто понадобилось помещение. Она, кафедра, старинная и потому, как на грех, находится в центральном здании, а это всегда ценность. Ну, пускай не «золотая миля», но всё-таки... Впрочем, кажется, пока не закрыли.

Вот что мы имеем, как говорится, на сегодняшний день. С таким наследством придётся работать новым индустриализаторам. Ещё раз: не заводы придётся строить (это само собой, но это, как ни странно, самое простое) – придётся заново перекраивать сознание людей. Заново формировать индустриальные навыки.

Дальше мне хотелось бы обсудить вот что.

Кто этим будет заниматься? Ну какая сила? Какие варианты есть? Невидимая рука рынка? Аллах (который, если помните, помогает нашим чеченским друзьям отстраивать Грозный)? Иностранные инвесторы? Отечественные буржуи? Государство?

Правда ли, что частник всегда эффективнее государства?

Почему удалась сталинская индустриализация и можно ли её повторить сегодня?

Улучшится или ухудшится жизнь народа, если мы примемся за индустриализацию?

Но это не сегодня; постараюсь написать что-нибудь завтра.

 

Выпуск: 
№1

О Будущем и его отсутствии

Аватар пользователя brigadir

Дмитрий Беляш

О БУДУЩЕМ И ЕГО ОТСУТСТВИИ

XXI век – который был когда-то нашим СВЕТЛЫМ БУДУЩИМ, по сравнению с ослепительным сиянием которого все наши житейские неурядицы, очереди за дефицитом, телевизионная официозная тягомотина казались какими-то мелкими недоразумениями, непременно исчезающими, когда это прекрасное время наступит – этот Век уже идет вовсю.

Вопреки нашим детским грезам, в XXIвеке не оказалось никакого СВЕТЛОГО БУДУЩЕГО. В нем нет «Прекрасного далёка» с Алисой Селезневой, в нем нет ничего, напоминающего сюжет Стругацких «Понедельник начинается в субботу», нет звездолетов. А главное – нет построенного справедливого общества. Это свершившийся медицинский факт, и трудно найти вменяемого человека, который бы взялся этот факт всерьез оспорить.

Мы уже свыклись с этой мыслью и пытались загнать ее подальше, на задворки сознания.

Мы даже стали считать, что этот образ будущего смешон. И что мыслить такими категориями тоже, скорее всего, смешно. И что надо быть взрослыми, реальными людьми.

Мы нашли оправдание этому: мы решили, что СВЕТЛОЕ БУДУЩЕЕ наступит, наверное, но это будет не скоро… Скорее всего, наука изобретет что-то, и оно наступит… Или прилетят инопланетяне и наведут, наконец, здесь порядок…. Что-то вроде того.

Однако вместо всего этого произошло нечто странное, и пришло оно незаметно. Оказалось, что будущее исчезло совсем. Ведь на место прежнего СВЕТЛОГО БУДУЩЕГО в XXIвеке должно было встать какое-то другое – пусть и не такое светлое – Будущее. Но его здесь нет, нет вообще. Выяснилось, что отказавшись от СВЕТЛОГО БУДУЩЕГО, высмеяв его – так как этот образ, несомненно, был частью «совка», – мы остались совсем без будущего.

Это нужно осознать – сегодня будущего нет. Попробуйте представить себя в старости. Если Вы не в преклонном возрасте, у Вас это, скорее всего, не получится. А если и получится, то картина не будет светлой. Скорее всего, она будет похожа на сероватое размытое пятно. На то, чтобы быть светлой, у нее нет никаких оснований. И, подтверждая это ощущение отсутствия будущего, высокие лица страны озвучивают какие-то совершенно пустые и серые программы стратегического развития до 2020, 2030 и даже 2050 года, которые всем нам кажутся эфемерными и полностью оторванными от реальности.

Да, жить одним днем кажется проще. И всё вокруг кричит тебе в лицо – живи одним днем! Зачем тебе оно, это будущее? Бери от жизни все, все, что можешь ухватить, ведь жизнь одна, и она в наше жестокое время может неожиданно кончиться. Сегодня ты в шоколаде, а завтра…. Ведь в этом мире ЗАВТРА не существует.

Так что же происходит? И как мы до этого докатились? Ведь отсутствие осознанного представления о будущем – это признак животного мира. И наоборот, осознанное представление о будущем, стремление к нему, дальние прогнозы и стратегическое мышление – это, возможно, главное свойство и отличительная черта человеческого разума.

Единственное, что нам мешает окончательно избавиться от мыслей о будущем – это наши дети. Хорошая работа, карьера, возможность самореализации, удовлетворение тщеславия… – если все это будет потеряно, то личной катастрофы, скорее всего, не произойдет. Закаленная, бронированная, мозолистая психика поставит нужные барьеры и найдет спасительные оправдания. Если уж мы оказались способны жить без СВЕТЛОГО БУДУЩЕГО, мы выживем и без всего этого.

Но с детьми все по-другому!

Наши дети сегодня никому не нужны, кроме нас самих. Их судьба целиком зависит от наших действий, от нашей способности смотреть в будущее и принимать верные решения. Но возможностей для этого у нас все меньше, мы уже практически не можем что-либо гарантировать собственным детям. Мы прилагаем титанические усилия, чтобы обеспечить, выучить, обезопасить, оградить своих детей, и начинаем считать, что это главный смысл нашей жизни. Но гарантий становится все меньше, а усилий требуется все больше. Мы работаем и вертимся на пределе своих физических и умственных возможностей. Все, чего мы достигли, достигнуто нами не благодаря чему-то, а скорее вопреки всему. Но вместо того, чтобы приближаться главной из немногих оставшихся крупных целей, – дать будущее детям – мы от нее только отдаляемся.

Так в чем же мы неправы? Наша неправота не может таиться в мелочах, она велика, она где-то в исходных позициях. Поэтому задача, стоящая перед нами, может быть, проще, чем нам кажется. Ведь Сатана, который любит таиться в мелочах, в крупном масштабе должен быть виден отчетливо.

Разобраться в этой неправоте и осознать ее – есть самая главная наша человеческая задача, если мы еще люди.

Все мы часть живой природы и подчиняемся ее законам. И кажется понятным и даже очевидным, что заботиться о своем потомстве нас заставляет главный закон природы – закон сохранения жизни. Жизнь, то есть живая материя, выкручивается, мутирует, рождает, жертвует своими частями и даже убивает ради собственного сохранения. Чтобы сохраниться и не погибнуть, жизнь проявляет невероятную изобретательность и способна приспособиться к почти любым условиям. Главное для жизни – непрерывность ее существования, и ради этого она готова на все. Ученые, подтверждая наши догадки, находят жизнь даже там, где ее, вроде, и быть не должно. Но здесь, думаю, нет смысла включать научную терминологию или привлекать научные теории – разговор идет простой, основанный на очевидных фактах.

Сохранение жизни в краткосрочной перспективе – эта задача, конечно же, решается живой материей с помощью великих инстинктов размножения и заботы о потомстве. Сила этих инстинктов огромна, она сильнее смерти отдельной особи.

Но ведь стоящая перед живой материей задача сохраниться любой ценой не может быть ограничена лишь краткосрочной перспективой. Как решает ее жизнь? И какое это имеет отношение к разговору о будущем? Думаю, что самое прямое.

Когда-то давно жизнь зародилась в океане, в течение миллионов лет эта океанская жизнь с помощью фотосинтеза выделяла кислород и поглощала углекислый газ, выделяла и поглощала. Так она понемногу готовила атмосферу Земли для своего триумфального выхода на сушу. Выйдя на сушу, жизнь не забыла подняться и в небо, и постепенно заполнила все уголки планеты. При этом живая материя постоянно изменяла свои формы, чтобы лучше приспособиться к новым условиям обитания. То есть занималась своим любимым делом – эволюцией.

Она преодолевала при этом жесточайшее сопротивление и проявляла недюжинную ползучую агрессивность, ломая естественные границы и преграды, которые ей ставили неживая материя, а также другая живая материя, в том числе из пройденных жизнью ранее этапов. Преодолевая это сопротивление, в соответствии с законами диалектики, живая материя была вынуждена изменяться качественно, она усложнялась и постоянно брала новые высоты. Механизмы эволюции – это предмет давних научных споров, но сам факт наличия эволюции как процесса усложнения форм жизни – не опровергает никто, потому что опровергнуть это невозможно.

Так зачем все это? Почему жизнь расширяется и усложняется?

Наверное, она расширяется для того, чтобы выжить в долгосрочной перспективе, ведь расширяясь, жизнь уменьшает вероятность своей гибели от внешних воздействий неживой материи, от изменений климата, от геологических катаклизмов и т.п. В нашу геологическую эру жизнь, видимо, практически неуничтожима катаклизмами природного происхождения, она в каждом уголке планеты. То есть задачу собственного сохранения в пределах планеты жизнь пока решает.

Невозможно представить, чтобы жизнь остановилась на этом пути. Невозможно серьезно обсуждать ситуацию, когда бы жизнь достигла полной гармонии с неживой материей и нашла окончательно устойчивое состояние… Ну, скажем, что-то вроде скачущих ранним солнечным утром по росе оленей под щебетание птиц на зеленом лугу, и так бесконечно долго.

Да, при отсутствии внешних негативных воздействий умозрительно это возможно. Но ведь в реальности это не так. В реальности – пусть в отдаленной перспективе – когда-нибудь обязательно или прилетит астероид, или погаснет Солнце. И значит, живой материи для выживания в долгосрочной перспективе необходимо двигаться дальше, за пределы планеты.

С экосистемами Земли все более-менее понятно, но как жизни выйти за пределы планеты, как решать задачу расширения дальше? Ведь тогда нужен какой-то качественно новый вид живой материи. Решая эту проблему, жизнь не произвела на свет птиц, способных летать в вакууме, не придумала деревьев космической высоты. Она нашла более остроумное решение – породила Разум. И Разум вполне годится для решения поставленной задачи выхода жизни из колыбели, что убедительнейшим образом доказывали и Сергей Павлович Королев, и Юрий Алексеевич Гагарин, и далеко не только они.

Все это настойчиво подводит к очевидной мысли: появление человека на планете закономерно, оно целиком и полностью соответствует общему направлению движения живой материи. Человек разумный появился на Земле для того, чтобы вывести Жизнь из колыбели и выполнить задачу сохранения жизни на очередном этапе ее движения, спасти Жизнь. Все эти гекатомбы ископаемых простых и сложных животных, вся живая материя за всю историю эволюции, все это было ради того будущего, в котором появился Человек. «Человек – вершина эволюции» – это не пустые слова, это факт. Но с одной, весьма существенной, оговоркой, к слову человек необходимо добавить слово разумный.

Когда это понимаешь, становится жутко от степени ответственности, которая возложена на род людской, просто дух захватывает. Ведь что получается? Человек, на сегодняшний будничный день, обязан использовать ресурсы Матери-планеты для целей сохранения и расширения Жизни. При этом он обязан в первую очередь пользоваться своим разумом, осознав, зачем он ему дан и зачем именно он понадобился природе и эволюции. И деваться-то ему некуда, в любом другом направлении – смерть, рано или поздно…

Нам нужно в Космос. Нам просто необходимо в Космос. Стоять на месте, проедая ресурсы и драгоценное время, мы не имеем никакого права. Колония на Луне? – отлично, летим завтра, или лучше сегодня. Что-то долго копаются физики и не могут ничего путного придумать? – замечательно, бросим все силы на перспективную физику. Нельзя терять ни минуты! На нас смотрят с немым вопросом все наши предки, все без исключения – от первой амёбы до отцов, дедов и прадедов!

Время – это важнейший ресурс, не подлежащий разбазариванию. Кто знает, сколько лет отмерено планете? Но и не только время.

Сугубо коммерческая эффективность, как критерий человеческой деятельности, должна быть признана вторичной и со временем исчезнуть. Надо выработать критерии оценки комплексной макроэффективности для человечества. В первую очередь, эффективности социальной, направленной на развитие Человека.

Разум – главное свойство человека и его важнейший ресурс, который нельзя растрачивать попусту. Нельзя делить людей по какому бы то ни было признаку. Ведь если они все носители разума – они для жизни на Земле и для будущего одинаково ценны.

И нет ничего более губительного для Жизни, чем принцип максимизации прибыли при минимизации затрат. Если изъять из этого принципа моральные барьеры (а они изымаются очень быстро), рождается чудовище, способное объявлять нерентабельными целые страны и континенты и отправлять в помойку безудержного потребления ценнейшие природные ресурсы. И в том числе ресурсы времени и разума.

Что отсюда следует?

Отсюда следует, что люди более образованные и умные должны прилагать все усилия, чтобы образованных и умных людей было как можно больше. Они должны усвоить, что наличие вокруг них большого количества людей недостаточно умных – это, в первую очередь, их недоработка. И что пытаться возвысится над ними и за счет них – по меньшей мере, глупо и безответственно.

В определенных кругах то ли новых глобалистов, то ли антиглобалистов распространяется мнение, что человек – это что-то вроде вредного вируса на теле нашей планеты. И что все нарастающие по мощи и количеству природные катаклизмы с массовыми жертвами являются свидетельством, что Земля хочет от этого вируса избавиться.

Глядя на сегодняшние творения рук человеческих, вполне можно допустить, что это действительно так. Но это не так. Поняв и признав, что человек – венец эволюции, это можно расценивать как предупреждение Матери-природы. Ведь живая материя вполне способна убивать свои же, ставшие опасными, тупиковые направления. Не нужно заставлять ее поступать так, как поступил Тарас Бульба со своим сыном.

Детство человечества должно пройти. Инфантильные желания человека не имеют права на существование, они должны претворяться разумом и новой культурой во что-то большее. Разум человеческий обязан искать выход в качественно новое состояние, состояние высокого творческого духа и высшей ответственности.

Эпоха глобальной конкуренции отдельных людей и их сообществ на основе раздела и передела ресурсов – исчерпала себя, она больше не может быть источником развития. Слишком велики стали риски, все стрелки давно зашкалили. Должно настать время общего глобального содружества на основе высокого понимания задач, стоящих перед человеком во имя спасения Жизни. В противном случае – смерть.

К человечеству должна прийти полноценная юность. То есть осознание собственной могучей силы, сопровождающееся ощущением счастья молодости и жаждой покорения недосягаемых высот.

Первые ослепительные вспышки этой юности уже были в СССР ХХ-го века. Они дали огромные прорывы в будущее, но были погашены. Среди огромного количества человеческих жертв, океана лжи и череды немыслимых предательств сейчас возникает риск отвергнуть и забыть эти вспышки и похоронить их исторический результат. Но наступление Молодости Мира не удержать, она прорастет, как цветок сквозь асфальт.

Эти вспышки полноценной юности человечества необходимо возобновить и превратить в непрерывное горение. Теперь уже – по всему Большому Миру.

 

Выпуск: 
№1

Преемственность гностической идеологии и исторические европейские выявления "культуры смерти"

Юрий Бялый.

Преемственность гностической идеологии и исторические европейские выявления «культуры смерти»

Доклад на международном семинаре «Фундаментальные конфликты и их роль в современном политическом процессе» (Дельфы, Греция, 15-17 ноября 2002 г.)

 

1. Гностицизм как явление

Оккультный гитлеризм и его неофашистские вариации возникли, разумеется, не на пустом месте. Расхожее мнение о том, что «Миф ХХ века» Розенберга – уродливое и неожиданное дитя германского нацизма – тоже миф. На деле в фашизме ХХ века присутствуют все основные идеологические мотивы, которые появляются уже у ранних гностиков. И потому анализ гностических корней фашизма, несомненно, важен для понимания этого явления.

Не останавливаясь на особенностях гностицизма, не имеющих непосредственного отношения к теме нашего обсуждения – на учении о Плероме, иерархии эонов и архонтов и т.д., подчеркнем следующее.

Во-первых, все основные версии гностицизма постулировали фундаментальную разделенность человечества. Разделенность на Людей, которые так или иначе получили от исходной высшей непроявленности (Плеромы) божественные «искры» Пневмы (пневматики), на «полулюдей», которые обделены «искрами», но наделены разумом и душой (психики) и на «нелюдей», у которых нет ни того, ни другого (гилики, или хилики).

Во-вторых, почти все варианты гностицизма акцентировались на противопоставлении «злого» материального, проявленного мира, созданного неудачной и предательской эманацией истинного Единого, Демиургом, – «доброму» идеальному, непроявленному миру божественной целостности. И искали тайное знание (гнозис) либо для успешных действий в «злом» материальном мире Демиурга, либо для выхода в «идеальное».

Проникновение в гнозис при этом, как правило, предполагалось за счет прямого и непосредственного получения высшего тайного знания в результате откровения и озарения в ходе оккультных ритуалов. И для этого активно привлекались астрология, алхимия, нумерология и т.д., а также разные формы магии.

 

2. Исторические корни христианского гностицизма

Известно, что магия в широком смысле слова, включая оргиастические культы, ритуальные самоубийства и человеческие жертвоприношения, практиковалась в большинстве архаических и древних культур Евразии. При этом протогностическое мировоззрение возникло, по ряду гипотез, в ходе перехода от матриархата к патриархату, и было тесно связано с поклонением «Великой богине-Матери-Земле», а также с хтоническими змеиными культами (позже наиболее явно прослеживаемыми у греческих и малоазийских офитов).

В эпоху побеждающего патриархата все, что включалось в указанные архаичные культы и посвящено в основном «земному» и «телесному» (боги, магия, ритуалы), репрессировалось и уходило «в тень», а далее становилось священным тайнознанием, этим самым «гнозисом». При этом, как правило, оказывалось, что и высшие существа (боги) старого матриархального пантеона, и все связанное с ними магическое тайнознание становилось как бы «собственностью» тех социальных, религиозных, политических групп, которые были совокупной оппозицией существующей власти (с ее новым пантеоном патриархального типа). И, таким образом, входило в своего рода «эзотерическую идеологию» контрэлиты.

Культы Богини-Матери и соответствующая «протогностика» были достаточно распространены в крито-минойской Греции, в Месопотамии, Малой Азии, Индии, причем именно на Востоке они сохранялись и воспроизводились особенно долго. Так, ряд исследователей считает, что эллинистическая Греция испытала мощное влияние этих культов в эпоху войн с Персией, а затем во время походов Александра Македонского и при Диадохах.

Протогностические мотивы философствования достаточно отчетливо прослеживаются уже у древнегреческих орфиков с их разделением человеческой сущности на низшее (телесное, «титаническое») и высшее (духовное, особым образом понимаемое «дионисийское»), а также их формулами «тело – могила души», «жизнь – страдание души».

Затем Рим – и как преемник эллинизма, и как мировая империя с вынужденным широчайшим «религиозным плюрализмом» окраин, – впитывал «протогностическую» философию, идеологию и практику от покоряемых соперников (включая Карфаген) и из приобретаемых новых провинций (Сирия, Британия, Германия и т.д.). Так, например, у греческих и затем римских стоиков в центре их доктрины оказывались антагонизм человеческой души и материального тела, а также проповедь «ухода в себя» ради сбережения и очищения идеального «главенствующего начала».

В результате к моменту зарождения христианства и в первые века его становления гностическая идеология и практика была достаточно массовой и даже оказывала, как известно, значительное влияние на внутрицерковную полемику при формировании христианского канона. В частности в первые века христианства была достаточно распространенной версия об «эманационной» природе благого Иисуса как противника злого Демиурга.

Первые века христианства представили гностические мировоззрения такими именами, как Симон Маг и его ученики Менандр и Сатурнин Сирийский, а также Карпократ Александрийский, Василид Сирийский, Валентин Египетский, Маркион Понтийский и т.д.

Именно тогда сформировался тот пласт текстов «классической» гностики, который сейчас известен главным образом по цитированию «антигностическими» христианскими авторами (как, например, Ириней Лионский), в виде дошедших до нас гностических христианских апокрифов, а также отдельных аутентичных текстов (рукописи Наг-Хаммади, кумранские свитки Мертвого моря и др.).

Влияние этой гностической линии преодолевалось, как хорошо известно, в очень острых внутрицерковных спорах и конфликтах, и было в целом преодолено (а соответствующие фигуры лишены церковного покровительства) лишь в IVвеке. Но гностические эзотерические «ядра» в европейском христианстве при этом сохранялись и воспроизводились (в частности, в дискуссиях вокруг неоплатонизма, особенно в его ранних Александрийской и Сирийской мистических версиях).

А далее почти вся история борьбы христианской церкви с ересями – это, прежде всего, история борьбы с гностицизмом. В этом ряду достаточно назвать хотя бы павликианство, богумильство, а также альбигойские ереси катаров и вальденсов.

Предыстория описанного процесса схематически показана на рис. 1.

  


Рис. 1. Модель дохристианского исторического становления европейского смыслового базиса «Цивилизации смерти»

    

3. От герметизма к ультрагностицизму

При этом разумеется, нельзя говорить о том, что гностицизм когда-либо был единым культом. Теогония, космогония, антропология, логика гностических построений у различных школ нередко оказывалась очень своеобразной и приводила к разным философским выводам, разным эзотерическим ритуалам и магическим практикам.

На своем левом, «мягком» фланге гностицизм оказывается во многом «родственным» герметизму, где тайнознание, включая магию, предназначено как для просветления адепта, так и для улучшения материального, дольнего мира. А вот на правом, радикальном, фланге – гностицизм становится откровенной «магией смерти».

Фундаментальное различие здесь проходит по линии главного онтологического (и затем морального) самоопределения.

Для большинства вариантов герметической традиции и «левого» гностицизма – лежащий во зле материальный, «проявленный» мир подлежит улучшению и исправлению. Исправлению как через личное «гнозисное» совершенствование, так и через коллективное магическое усилие.

В то же время для «правого» гностицизма «дольний» материальный мир – изначально и по определению погружен во зло окончательно и неисправимо. А потому гнозисное магическое действие следует направлять либо на личный уход из этого «проявленного» мира, либо на власть над этим злым миром, либо на полное уничтожение материального мира как тотального зла.

Так, один из философских выводов из базовой гностической модели «разделенных» непроявленного и проявленного миров – необходимость магического ухода из «неизбываемого, неисправимого зла Проявленности» – в истинное Непроявленное Бытие (в том числе в форме ритуальной смерти-самоубийства). И нет сомнений, что этот вариант «правого» гностицизма может быть использован в качестве идеологического фундамента при подготовке террористов-смертников.

Другой вывод из этой же базовой модели – необходимость и неизбежность земной «жизни во Зле». А значит, и необходимость поклонения (служения) хозяину этой проявленной материальной земной жизни, «князю Зла=Демиургу» и его слугам-демонам (Сатане, Иалдабаофу, Абраксасу и т.д.). В том числе – в форме соответствующих обрядов Зла, магии Зла, обращения евангельских заповедей и инверсии праведного и грешного, а также ритуальных человеческих жертвоприношений.

На самом же крайнем правом фланге, который Сергей Кургинян назвал «ультрагностицизмом», – задача адепта, как показано ниже, содействие полному и окончательному уничтожению проявленного, материального Космоса (разумеется, вместе со всем содержимым этого Космоса, включая человечество), обращение времени и возвращение изначального Целого в его исходную внематериальную неразделенность.

Но во всех «правых» вариантах гностических философских и онтологических интерпретаций – Смерть оказывается одним из главных магических инструментов гнозиса. И потому – одновременно одним из главных объектов ритуального поклонения.

Основные онтологические и телеологические направления гностицизма схематически показаны на рис. 2.

   

 

Рис. 2. Основные целевые мифо-эзотерические комплексы различных версий гностицизма

Именно в правом гностицизме, гностицизме культов смерти, находят своих предтеч и свои исторические корни разные группы адептов «цивилизации смерти». И в этом смысле шокирующие онтологические, космологические, антропологические построения таких мистических фашистов и оккультных гитлеристов, как Алистер Кроули и Мигель Серрано, – по большому счету, вовсе не новость, а достаточно старая и разработанная доктринальная система.

 

4. Ультрагностицизм и онтология оккультного фашизма

Для доказательства этого тезиса я хотел бы провести ряд текстуальных и смысловых сопоставлений.

4.1. Практически все значимые ранние гностики проповедуют принципиальное отличие истинного Бога непроявленной (духовной) благой Вселенной от творца неблагой материальной вселенной – Демиурга, а также неизбывное «злое» состояние материи. В Валентиновом «Евангелии Истины» читаем: «Форма изъяна есть мир... Кто познал мир – нашел труп... Порядок Космоса – порядок тюрьмы».

Причем под Демиургом – творцом «злой» материальной Вселенной – у большинства гностиков (особенно явно это у Симона Мага и Маркиона) прямо понимается иудейский бог Яхве (Иегова).

Как мы видим, эти идеи – и тезис о «злом Демиурге», извратившем истинную непроявленную Вселенную, и об иудеях, являющихся орудием зла Демиурга, вовлекшего весь материальный мир во зло, – воспроизводятся в идеологии оккультного фашизма, отчасти у Алистера Кроули и особенно откровенно и последовательно – у Мигеля Серрано («проявленная материальная Вселенная – тюрьма»).

4.2. Как и когда-то Василид и Валентин, Кроули и Серрано подчеркивают половую неразделенность, андрогинность или гермафродитизм высших божественных сущностей (Бога, Эонов, Архонтов). Как и для ранних гностиков, для современных эзотерических фашистов сотворенный материальный мир полностью и целиком принадлежит злу («Космос – творение бога слепых» у Симона Мага или «худой выкидыш» у Василида – по смыслу то же самое, что и «абортированный ублюдок Демиурга» у Серрано).

4.3. У Симона Мага и Валентина высшее божество эманирует Мысль (Софию). Мысль, желая сама проявить творческую потенцию, способствует успеху Демиурга («самонадеянной твари с мордой льва – Иалдабаофу») и порождает материальный мир, но затем оказывается плененной своими порождениями. У Серрано «дьявольский плагиатор Демиург», воспользовавшись слабостью или ошибкой Сатурна-Кроноса-Времени, разбил изначальное Единое, первичное неразделенное космическое Яйцо, и создал материальную, механическую, гравитационную «концентрационную Вселенную», в которой оказался пленен и сам Сатурн.

4.4. И Симон Маг, и Карпократ, и Валентин, и Маркион (и точно так же Кроули и Серрано) подчеркивают, что греховный злой мир возник именно в результате разделения исходной безгреховной божественной целостности. Падение из андрогинности в разделение полов, в разделение духа и материи, жизни и смерти, света и тьмы – вот самые злые дела творения, главные преступления Демиурга.

Выход из этого зла – через передаваемое откровением и озарением тайное знание истины, и прежде всего истины неразделенности и присутствия полюсов друг в друге. В гностическом «Евангелии от Филиппа» читаем: «Свет и тьма, жизнь и смерть, добро и зло, правое и левое – братья друг другу». «Когда Ева была в Адаме – не было смерти. Отделилась от него – появилась смерть. Снова войдет в него – смерти не будет». А Кроули пишет в «Книге Закона» о нераздельном двуединстве высших мужской и женской божественных сущностей – Хадит и Нюит, и подчеркивает, что для познавших эту нераздельность – «нет добра и зла».

4.5. «Трактат о душе» Симона Мага сообщает, что гнозис – особое знание, передающееся в мистическом сексуальном акте. А Кроули в своих трудах, включая главную «Книгу Закона», уделяет огромное значение сексуальной (и, в том числе, гомосексуальной) магии.

Кроули, как и его предшественник Симон Маг почти 2000 лет назад, всегда возил с собой Великую Блудницу. Симон называл эту блудницу по имени Елена воплощением павшей Божественной Мысли и единственным способом соединиться с истинным Богом. А Кроули подчеркивал, что божественное Солнечное Слово принимается и передается жрецом-Зверем не непосредственно, а через Багряную Жену (она же Вавилонская Блудница Апокалипсиса, или Бабалон, или Папесса) в ходе полового акта, «ибо без женщины нет силы у мужчины».

Приписываемое Валентину «Евангелие истины» утверждает: «Тот, кто познал истину – свободен. Он – не творит греха». Кроули вторит ему: «Живущий по закону воли – не творит греха. Делай, что изволишь».

4.6. У последователей Симона Мага главная задача, которую решает посвященный, – собрать искры божественной Пневмы в Плерому, в целое. У Кроули лишь проявление сокрытых частиц Нюит и Хадит превращает человеческое ничтожество в микрокосм, тождественный макрокосму, в Единое. У Серрано, как и у его предшественников в эзотерическом гитлеризме, главная задача Посвященных – собирать, концентрировать, не рассеивать разбросанные по высшим и низшим расам человечества капли священной арийской крови, восходящие к Единому.

4.7. Как собирается «рассеянное священное» (будь то пневма, священная кровь или божественное семя) в целое, в полноту, в Единое? Как правило – через особым образом магически и ритуально организованную смерть.

У Маркиона и его последователей это обычно смерть всего материального, телесного во имя идеального, духовного – через пресечение продолжения рода, через аскетическую магию и прекращение жизни в будущих поколениях (что и приводит к собиранию искр пневматических человеческих душ в Непроявленном Бытии).

Отсюда принцип безбрачия и у Маркиона, и у многих более поздних радикальных гностиков (включая значительную часть богумилов, катаров и др.) Но отсюда же и ритуальный гомосексуализм в очень многих гностических сектах от ранних веков христианства через средневековье вплоть до настоящего времени.

Гностический апокриф «Евангелие от Марии Магдалины» сообщает: «Главное деяние – избавиться от бремени злой материи и уйти в блаженное небытие». Василид пишет, что «пневматик, слагая с себя бренные одежды плоти, отдает негативные качества своей материи планетам и поднимается по сферам архонтовым, пока его пневматическая искра не сольется с Плеромой».

Кроули говорит: «... Смерть – это и есть блаженное слияние Хадит и Нюит... Рабам лучше всего умереть – тогда у них будет шанс родиться заново свободными. Так что, со всей добротой, христиан – львам». А в одной из версий популярного у современных сатанинских сект (не скрывающих своих гностических корней) «Евангелия Люцифера» – изрекается: «Смерть, сестра наша, приди и возьми лучших из времени в вечность».

Подчеркну, что тема противопоставления времени проявленного мира и вечности мира непроявленного – у гностиков постоянно сопрягается с темой смерти. У Василида встречаем в качестве цели – смертью разорвать цепь судьбы и законов греховного мира, победить время ради вечности. У Серрано цель эзотерического гитлеризма – вырвать Сатурна-Кроноса из череды кругов времени, уничтожить «проявленную жизнь» ради вечности.

Таким образом, в «параллельной цивилизации» радикального гностицизма культ смерти как единственно истинной антитезы «цивилизациям жизни» – воспроизводится по крайней мере в течение двух тысячелетий. И, как представляется, приведенные сопоставления показывают, в чем состоит онтологическая суть тех собственных гностических смысловых ядер Запада, в которые и через которые идет инфильтрация в Запад вируса «цивилизации смерти».

 

5. Ультрагностицизм и «вирус Востока»

Не менее важно то, что инфильтрация этого гностического вируса идет чаще всего именно с Востока. И здесь важно попытаться показать – почему и как.

Например, манихейство, будучи уже в IV веке практически уничтожено и в Европе, и в Сассанидском Иране (Мани был казнен зорострийскими жрецами еще в 270 году), – на Востоке сохранялось в качестве мощной и политически и идеологически влиятельной секты еще по крайней мере тысячелетие.

Именно Восток, и в том числе исламский Восток (никогда не боровшийся, в отличие от христианства и иудаизма, с гностиками всерьез, поскольку считал их «людьми Книги») – сохранил, вплоть до новейшего времени, и даже инкорпорировал в свои эзотерические доктрины (например, у исмаилитов) очень многие гностические элементы. Здесь, видимо, и эманационизм, и общее представление о небожественной сути христианского бога, и общий с гностиками антисемитизм, и особые представления о возможности и необходимости «правильной смерти», роднящие гностицизм с шахидизмом.

Но речь не только об исламском Востоке. Восток эзотерического буддизма и индуизма, и особенно их радикальных тантрических сект, – пропитан собственной специфической «окологностической» мистикой, и в том числе мистикой ритуального ухода из материального мира через собственную смерть или человеческие жертвоприношения. Не случайно ключевой центр оккультного гитлеризма «Анэнербе» настойчиво искал (и находил) родственные гностические традиции «священной смерти» прежде всего на Востоке – в тибетском Бон-по, индуистской тантре, тайных доктринах Японии, радикальных исламских сектах.

И не случайно всплески гностических ересей и «гностические эпидемии» разной степени радикальности (вплоть до наиболее нас интересующего ультрагностицизма ритуальной смерти) – вспыхивали на Западе в моменты исторического усиления восточных влияний.

На рис. 3 представлена попытка схематически описать историческую развертку «гностических эпидемий» на Западе в связи с такими восточными влияниями.

 

Рис. 3. Схематическая историческая развертка основных инициирующих гностических импульсов в цивилизации совокупного Запада.

 

Хотя в Европе гностицизм и существовал длительное время на смысловой периферии, он, как уже было сказано, неоднократно взрывался мощными ересями – богумилы, ариане и т.д.

Первый после становления христианства мощный всплеск гностических идей в Европе (в особенности – в южной Европе) дала эпоха крестовых походов. После них принесенная рыцарями на родину эллинистическая и восточная ученость оказалась буквально «пропитана» гностикой.

И речь идет не только о широко описанной в литературе (хотя, не исключено, гипертрофированной христианскими оппонентами) гностической мистике тамплиеров. Философско-культурные кружки эпохи Возрождения при герцогских и княжеских дворах Италии – Медичи, Сфорца, Борджиа и т.д. – оказывались практически сплошь герметическими и/или эзотерико-гностическими. И это была не только магия, алхимия, астрология, хиромантия, нумерология и т.д.

Философско-художественные поиски кружка Козимо Медичи (в том числе, в основанной под руководством Марсилио Фичино флорентийской «Платоновской Академии») были одновременно поисками способов экстрагировать пневму – искры божественного света – и соединиться с Плеромой. А алхимия ядов при дворе Борджиа была порождена вовсе не только политической прагматикой борьбы с властными конкурентами. Это был, прежде всего, поиск философского камня, а также особых ядов, обеспечивающих «священную смерть» – то есть позволяющих уйти из греховной жизни сразу в божественное инобытие.

И этот «возрожденческий» гностический всплеск – имел не только «левый», окологерметический, полюс, с проявлением которого нередко связывают многие гениальные научные и культурные творения того времени. Вместе с ним в Европу пришла и правая ультрагностическая волна. И, возможно, моральная приемлемость для части возрожденческой элиты «Пира во время чумы» – не столько свидетельство «распущенности нравов» в ту эпоху, сколько признак этого самого ультрагностического влияния.

А в ряде регионов Южной Европы весьма радикальный гностицизм катаров и вальденсов в какой-то момент просто полностью вытеснил христианство. И для борьбы с этой ересью понадобился специальный (как известно, небывало свирепый и кровавый) «альбигойский» крестовый поход.

Особенно мощный вброс гностицизма, видимо, получила Испания, которая в ходе веков Реконкисты, не исключено, восприняла дополнительный гностический импульс от мавров. И, вероятно, особые формы испанских «культов смерти» Нового времени – не в последнюю очередь связаны с гностикой.

Нельзя также исключить, что по указанной причине именно в Испании возникла и отличалась особой, почти ритуальной, жестокостью (и одновременно особым усердием в преследовании евреев, включая крещеных евреев – марранов) Святейшая Инквизиция.

При этом, разумеется, особую роль гностические идеи и практики приобретают в узком элитном и контрэлитном слое (где они не могут не оказывать влияния, в том числе, на «большую политику»). И в хрониках, и в художественной литературе европейского средневековья описания кровавых оргий в замках владетельных сеньоров занимают слишком много места, чтобы быть чистой выдумкой. В частности, легенды о «Синей Бороде», как считают некоторые исследователи, – имеют вполне реальную почву в распространенности среди элиты средневековой Европы кровавых ультрагностических ритуалов.

Следующий мощный взрыв гностических идей в Европе опять оказывается связан, с одной стороны, с Востоком (резкое повышение плотности контактов с ним в эпоху Великих географических открытий и формирования колониальных империй) и, с другой стороны, с идеологическим хаосом эпохи Реформации. Именно в это время королевские и княжеские дворы, баронские замки и даже дома богатых купцов буквально наводнили разного рода маги. Идея прямого познания истины и выхода в божественный мир через посвящение в гнозис (герметический либо гностический) для протестантского сознания, полностью освобожденного от «бога на земле», не могла не приобрести особой привлекательности.

А вместе с ней в недра Реформации не могла не втягиваться, в разных формах, онтология смерти. И «охота» на ведьм и колдунов, которая захлестнула протестантскую Европу, – видимо, не была всецело на совести обезумевших церковников. Можно предположить, что она также имела вполне реальную почву в массовости «окологностических» практик с соответствующими ритуалами, включая человеческие жертвоприношения.

Но ведь опять-таки именно в это время – причем в существенной части из гностических эзотерических ритуалов (алхимических, астрологических, нумерологических и т.д.) и благодаря им – начинает массово возникать новая европейская научность. В результате сциентизм Нового времени также просто не мог не быть пропитан гностикой самого разного, в том числе правого, «смертнического» толка.

Наконец, очередной импульс гностицизма не мог не возникнуть в контексте Просвещения с его пафосом секуляризации. Именно Просвещение, резко ослабив Церковь как авторитетного врага гностических ересей и усилив сциентизм в русле основных секулярных идеологий (прежде всего, либерализма), открыло новые возможности для распространения гностических идей. В результате гностикой оказалась насыщена европейская мистическая философия (особенно германская) и литература, включая романтиков. Фраза из «Фауста» Гете «Творенье не годится никуда» – вовсе не случайно оказалась почти дословным парафразом Василида.

То, что творенье не годится никуда, особенно остро почувствовали в середине-конце XIXвека, на фоне кризиса и монархической, и либерально-демократической моделей цивилизации Запада. И вовсе не случайно то, что авторов радикальных расовых теорий, предтеч нацизма Ж.Гобино и Х.Чемберлена, – многие современники считали гностиками.

И также вовсе не случайно в это время массированное обращение Европы к Востоку. Ницше с его Заратустрой лишь один из наиболее ярких примеров. И также вовсе не случайно гностическими мотивами («Человек – то, что надо преодолеть», «Дионис против Распятого») пропитана вся ницшеанская философия.

И опять-таки не случайно именно в это время на историческую арену выходит – в качестве гуманистической альтернативы монархической и либеральной политическим моделям – коммунизм.

Появление оккультного гностицизма в качестве смыслового ядра фашизма в этих условиях оказалось вполне закономерным. На фоне очевидного в конце XIX – начале ХХ века провала либерально-гуманистического проекта организации социальной жизни, в условиях начала советского коммунистического эксперимента, – попытка противопоставить коммунизму его единственного мощного мировоззренческого антагониста была практически предрешена. И воинственный ультрагностицизм фашизма, признаем, сумел продемонстрировать свою силу и свои возможности в человеческом жертвоприношении многих десятков миллионов.

То, что этот ультрагностицизм назвал своим главным врагом именно евреев – тоже, как показывают приведенные выше параллели, вовсе не случайно. Представляется, что историческая преемственность и тысячелетняя длительность европейского в цивилизационном смысле антисемитизма, раз за разом воспроизводившегося в погромных тенденциях даже в тех случаях, когда его действительно осуждала официальная Церковь, – вряд ли могла состояться без эзотерической (прежде всего элитной) ультрагностической подпитки. И здесь нельзя не отметить (хотя, конечно, эту гипотезу необходимо проверять и доказывать), что исторические европейские гонения на евреев, похоже, достаточно отчетливо коррелируют по времени с описанными выше всплесками европейского гностицизма.

 

6. Ультрагностицизм и современность

В том, что касается современности, радикальный гностицизм приобретает особые позиции постольку, поскольку наиболее мощные смысловые скрепы совокупного «Запада Модерна» обрушиваются, не давая плодоносного потомства и не указуя исторической перспективы.

Если рушатся на глазах перспективы либерального мирового проекта, если христианство буквально на глазах маргинализуется, если коммунистический проект практически сдался без боя, – ультрагностицизм не может не приобрести нового дыхания и новых возможностей.

В новейшее время явно тяготеющие к правой гностике идеи тотальной греховности «дольнего» мира вообще и человека в частности, а также соответствующие мифологии и практики «выхода из зла», «поклонения злу», внеморальной игры на поле между добром и злом, – стали почти обыденной темой философствования, гуманитарной научности и культуры (в том числе масс-культуры) ХХ века.

Конечно, такие темы наиболее явно звучат у идеологов неофашизма. Но это вовсе не маргинальное явление. Замечу, например, что два кумира ХХ века – Карл Юнг и Герман Гессе – находились в весьма тесных отношениях с Мигелем Серрано и были гностиками.

Юнг писал о принципиальной полярности архетипов арийцев и евреев, считал богом новой эпохи гностического демона Абраксаса, в магических ритуалах вызывал дух Василида. Гессе написал подчеркнуто гностический роман «Демиан», где описывает путь героя от Христа к Абраксасу, которому и следует поклоняться. И Серрано восхищается «Демианом» и пишет, что именно через него почувствовал свою избраннность.

Не менее примечательно и то, что, например, скандальный российский «культовый» роман Валентина Сорокина «Голубое сало» – почти полностью выстроен на мотивах ультрагностической эзотерики.

То есть ренессанс современного оккультного гностицизма как «культуры смерти», безусловно, связан с глубоким кризисом главных миропроектных версий гуманизма как «культуры жизни». И на этом фоне гностические идеи буквально «вспухают» в ряде современных политических и идеологических течений.

Это, например, неомальтузианство, социал-дарвинизм и радикальный антигуманистический экологизм в рамках концепции «Устойчивого развития». Так, недавно с трибуны форума ООН по устойчивому развитию прозвучала такая фраза «Человечество – ядовитая плесень на теле Великой Матери-Земли» (отмечу, что вряд ли случайно здесь буквально фигурирует Великая Мать). А еще более известно очень яркое в своей категоричности высказывание, которое приписывают одному из основателей и руководителей Всемирного фонда дикой природы, принцу Филиппу Эдинбургскому: «Я хотел бы в будущей инкарнации возродиться чумной бациллой, чтобы уничтожить человечество».

В этом же русле находится и европейский так называемый «черный анархизм», для которого очень близок ультрагностический пафос разрушения всеобщего порядка. Явные гностические мотивы присутствуют в некоторых версиях антиглобализма, адресующих к возврату в «примордиальную архаику» и пропитанных антисемитским зарядом борьбы с «глобальным еврейским капиталом».

Но все эти, идеологически ущербные и наивные, современные окологностические течения – не могут не «подбираться под себя» концептуально отработанным, организационно оформленным и политически опытным, оккультным неофашизмом.

Возможность такой интеграции под скрыто-неофашистским знаменем предопределяется еще и тем, что гностицизм за последние десятилетия сумел резко расширить рамки своего присутствия в культурном, научном, политическом, морально-нормативном поле «цивилизации Запада». Он получил очень важный статус реальной массовой респектабельности или даже «модности».

Что такое масс-культура сатанизма, политкорректность к гомосексуализму, легализация и распространение наркотиков (почти обязательные элементы большинства ультрагностических оккультных практик), или признание морали частным делом гражданина? Что такое существенная часть современной оккультно-гностической, в том числе «сатанинской», кинопродукции, или музыка так называемого «сатанинского рока», или огромная, ультрагностическая по сути, волна литературы «фэнтэзи» и «сайенс фикшн»?

Ультрагностицизм пытается находить для себя опоры и оправдания, в том числе, и в новом научном знании. Например, в новой космологии, где «черные дыры», модели «Большого взрыва» или «раздувающихся Вселенных» в сочетании с антропным принципом – интерпретируются в качестве иллюстрации «зла творения» и возможности «инобытия вне проклятого материального мира». Например, в новой генетике, где обнаружение единого генотипического корня человечества (единственной африканской пра-Евы) – интерпретируется в духе «регрессивного разбавления смешанными браками священной крови божественной изначальной расы».

При этом европейская окологностическая эзотерика вновь оказывается заряжена мощным восточным влиянием. Идет ее нарастающая (и усиливаемая модой) смычка с родственными радикальными традициями Востока – окологностическими сектами и «культами смерти» в буддизме, индуизме, исламской магии. Возникают попытки синкретической «сшивки» магического (и восточного, и западного) гностицизма с новой научностью.

Наиболее яркие примеры такого рода – книги Фритьофа Капры «Дао физики» и «Уроки мудрости». Где, наряду с «научной» интерпретацией восточных магических практик, одновременно проводится и явная апология «культуры наркотиков» как способа освобождения сознания и подъема к новой духовности, и апология матриархальных культовых оснований.

И вовсе не случайно легализация и укрепление гностических тенденций в пределах «цивилизации Запада» сопровождается особо благожелательным отношением к исламу и «привыканием» к все более открытому антисемитизму. Эти процессы на уровне гностической эзотерики тесно связаны. В частности, Кроули, который в своих книгах называет христиан и особенно евреев главными онтологическими врагами (они якобы наиболее упорно сопротивляются переходу из эона «старых богов жизни» – эона Осириса – в новый эон Гора), неоднократно указывает, что именно Магомет – пророк, предвещающий «равноденствие богов».

А потому, по Кроули, ислам ближе всего к «торжеству эона Гора». И существуют предположения, что одним из главных неафишируемых мотивов тесного сотрудничества арабских «братьев-мусульман» и «зеленорубашечников» с нацистами перед Второй мировой войной и во время войны – был, наряду с традиционным антисемитизмом, гностический оккультизм.

Таким образом, можно уверенно утверждать, что совокупный Запад всегда имел и имеет собственные, основанные на ультрагностической онтологии, эзотерические ядра «цивилизации смерти». И именно в пределах и при помощи этих ультрагностических ядер Запада – происходит его смысловой диалог с «родственным» Востоком. В том числе, инфильтрация в Запад описанного моими коллегами «вируса смерти».

 

Выпуск: 
№1

Цивилизационный конфликт и оккультный гитлеризм

Эдуард Крюков

Цивилизационный конфликт и оккультный гитлеризм

Доклад на международном семинаре «Фундаментальные конфликты и их роль в современном политическом процессе» (Дельфы, Греция, 15-17 ноября 2002 г.)

 

1. Концепция Мигеля Серрано

Наиболее полная (и востребованная сегодня) мистическая концепция нацизма со своей версией цивилизационного конфликта представлена в работах члена тайного общества «Туле», чилийского дипломата и философа Мигеля Серрано (см., например, Miguel Serrano Fernández, Trilogia del Hitlerismo Esoterico, 1995, а также ресурс «Тревожная Вселенная Мигеля Серрано», http://www.serrano.lenin.ru/index.html)

В центре космогонии Серрано стоит гностическое представлениео Творении как катастрофе. Якобы до первоначального Взрыва, с которого и началась жизнь Материи, существовала Иная Вселенная, Вселенная Духа.

Демиург, которого Серрано отождествляет с Иеговой, проник в эту Вселенную, чем и произвел Первовзрыв. В результате появились космические частицы, светила, галактики, «заработали законы механической Вселенной и началась экспансия материи».

«В этом Взрыве – истоки …законов, времени, притяжения и Вечного Возвращения одного и того же». Таким образом, злой Демиург произвел на свет «дурную материальную копию того, что было бессмертным и прекрасным». Он также «извратил и Божественного человека, заключив его в тюрьму, …в эту концентрационную Вселенную, и трансформировав в человеко-животное».

Реакцией Богов на данное вторжение и попытку похитить у них бессмертие было вступление в войну с Демиургом и его войском. Боги, «облачившись в посюстороннюю материю и превратившись в героев, проникли во вражескую Вселенную, …чтобы подорвать ее изнутри». Этим они хотели сделать шаг «к антиматерии, которая развивается в другом направлении и в которой господствует иное время... Эпохи там будут выстраиваться в обратном порядке... до первоначального рая – Золотого века».

Но, попав в материальную Вселенную, боги, пораженные демиургическим гипнозом, оказались в заточении. По Серрано, некоторые из богов «добровольно начали сотрудничество с Демиургом, наивно убеждённые в том, что …в решающий момент они смогут повернуть ход событий в обратную сторону».

Одним из основных таких добровольных узников является бог Времени – Кронос-Сатурн. Именно он «позволяет уцелеть своему палачу Демиургу, питая его своей энергией и давая возможность начинать всё ещё и ещё раз в Вечном Возвращении одного и того же». Но при этом бог-узник Кронос «ждет своего часа, когда при определенном положении звезд и астральных знаков он сможет рвануться в обратную сторону и запустить время вспять».

И в момент этого решающего рывка ему должны оказать помощь потомки богов, смешавшихся на Земле с «дочерьми человеческими». Согласно Серрано, эти «дети ангелов, совершивших «расовый грех» и загрязнивших свою огненную гиперборейскую кровь... являются арийскими народами. Несмотря на смешение, они хранят и передают из поколения в поколение сакральные энергии для борьбы с Демиургом... Арийцы участвуют в создании духовных учений и развитых цивилизаций для того, чтобы совершить антидемиургический переворот. И одним из условий возвращения себе божественной силы для «Последней битвы» является... борьба за чистоту арийской крови».

На стороне Демиурга в этой схватке выступают созданные по его желанию «роботы, одаренные рациональным мышлением, недочеловеки, големы». Серрано пишет, что «эти слепые исполнители демиургической воли, нейтрализующие любые попытки арийцев и части людей вырваться из «концентрационной Вселенной», являются евреями». При этом Серрано не скупится на самые сильные выражения для описания «злой и порочной еврейской природы».

«Евреи запрограммированы на то, чтобы периодически приносить в жертву Иегове человеческие существа, причем предпочтение отдается полубожественным Вирам – арийцам. В вознаграждение за это Иегова питает евреев нечеловеческой энергией …Творческий гений арийцев и их труд он направляет на то, чтобы поддерживать и совершенствовать среду обитания евреев на земле …Арийская кровь нужна Големам-евреям. Пока они действуют в этой видимой Вселенной – а только в ней они и могут действовать – евреи нуждаются в топливе в виде крови и жизненной энергии неевреев. Поэтому, как сказал Гитлер, «евреи – это паразиты в самом глубоком смысле этого слова».

 

2. Оккультная инфраструктура нацистов

Все это можно было бы считать маргинальным бредом, если бы не существовал реальный политический эквивалент этим идеям в XXстолетии. Идеологи Третьего Рейха, по сути, противопоставили «арийскую цивилизацию» (в немецкой трактовке) – иудео-христианской цивилизации. И превратили уничтожение сотен тысяч евреев в настоящий культ. Ядро этого культа формировалось в недрах многочисленных европейских эзотерических организаций, проповедовавших расовые теории. Наиболее разработанная концепция борьбы против «иудаизации арийского мира» (с применением концентрационных лагерей) была предложена тайным «Обществом Туле», членом которого являлся Серрано.

Общество Туле, получившее свое название от мифической столицы священной Северной Родины арийцев – Гипербореи, было создано в Мюнхене в 1914 году бароном фон Зеботтендорфом. Глава организации являлся одним из авторов концепции «Хальгедом», согласно которой «нордическая раса должна освободиться из темницы расового смешения, которое есть абсолютное зло».

Общество «Туле», куда входила Национал-социалистическая партия Германии, являлось филиалом «Германен Ордена». Первый пункт Устава Ордена гласил о «сознательном и деятельном участии в возрождении расовой чистоты немцев». В «Германен Орден» входили такие известные оккультные организации, как «Орден нового храма» цистерцианского монаха Йорга Ланса фон Либенфельса и «Эзотерическое общество» Гвидо фон Листа. В этих организациях изучались «исторические корни немецкой нации» и разрабатывались пути «арийского возрождения».

При этом значительная часть высшего руководства СС прошла через эти оккультные общества, а сам Гитлер, по утверждениям некоторых источников, являлся Великим магистром «Германен Ордена». Среди наставников фюрера были такие фигуры, как член Туле Дитрих Эккарт, а также член японского тайного общества «Зеленого Дракона», один из основоположников геополитики, профессор Карл Хаусхофер.

В 30-е годы нацисты стали создавать свою оккультную инфраструктуру, ядром которой становится общество исследования древнейших культур под названием «Наследие Предков» («Ahnenerbe») под руководством профессора Германа Вирта. В 1933 году эта организация ставится под контроль главы СС Генриха Гиммлера.

Герман Вирт проводил исследования по выяснению тайн происхождения человечества, языка, древнейших культур, изначальных культов. С этой целью «Анэнербе» организует экспедиции в Северное море, где, по предположению Вирта, должны были остаться следы древней цивилизации гипербореев. Параллельно этому направляется экспедиция в Тибет для проверки гипотезы о сохранении остатков гиперборейской культуры в пустыне Гоби.

Одновременно спецгруппы «Аненэрбе» проводили сбор материалов масонских лож, спецслужб и тайных обществ на завоеванных фашистской Германией территориях и в тылу врага. Собирались и обрабатывались огромные архивы. В результате «Аненербе» разрослась до примерно 50 исследовательских институтов и превратилась в концептуальное ядро Черного Ордена СС.

В основу многих исследований этой структуры легли труды Г.Вирта о двух проторасах, стоящих у истоков современного человечества:

- Нордической, духовной расы Севера,

- Гондванической, охваченной низменными инстинктами расы Юга.

Согласно теории Вирта, «евреи узурпировали в Библии древние нордические знания и являются мистическим врагом арийцев». В недрах «Аненербе» разрабатывались концепция формирования альтернативной «Арийской цивилизации» и новой элиты с орденским ядром СС, а также способы борьбы с «мистическим врагом».

Для формирования «Арийской цивилизации» оккультные нацисты искали союзников. Серрано утверждает, что «Гитлер не напал на Англию, потому что считал ее остатком Гипербореи, населенным белыми арийцами. И Рудольф Гесс летел в Шотландию, чтобы встретиться с герцогом Гамильтоном, валлийцем по происхождению, членом ордена «Золотая заря». Отметим, что активные попытки наладить англо-немецкие оккультные связи предпринимались и со стороны одного из лидеров «Золотой Зари», магического гностика Алистера Кроули.

 

3. Алистер Кроули и нацисты

Исследователи нацистской мистики подчеркивают, что английский эзотерик А.Кроули, активно разрабатывавший направление «черной» магии, оказал очень мощное влияние как на развитие оккультных мистерий Третьего Рейха, так и на современный сатанизм.

Кроули разработал новую «религию Телемы» (от греческого «thelema» – воля), которая, по его мнению, должна прийти на смену христианству.

Согласно «Телемитской эсхатологии» Кроули, после нынешней эпохи Рыб, соотнесенной с «Эоном Осириса», наступает новый астрологический цикл – эпоха Водолея, соответствующая «Эону Гора». При этом «на место старых религий «умирающего и воскрешающегося бога» приходит новая сакральная традиция коронованного и всепобеждающего ребенка... После эпохи строгой морали, отделяющей добро от зла, должна наступить «эра снятия противоположностей», эпоха синтеза, где добро и зло сливаются для получения Сверхсилы, для воспитания Сверхчеловека».

Кроули был уверен, что события, описанные в Апокалипсисе, есть предвидение периода смены Эонов, «бури равноденствия», когда древние силы хаоса оживают для того, чтобы смыть остатки старого Эона. И новая религия Телемы должна быть способна укротить и подчинить эти силы».

Кроули утверждал, что его ученики и последователи – телемиты – могут своими действиями приблизить наступление новой эпохи, вступив в активную «борьбу со сторонниками поверженных богов».

При этом в учении Кроули, как и в концепции Серрано, в которых предвещается катастрофическая смена эпохи с изгнанием старых богов, приверженцами и слугами «поверженных богов» названы евреи.

Проявление сил хаоса, расчищающих место для строительства новых жизненных форм, Кроули видел в радикальных политических течениях, соотносимых с культами смерти. Поэтому, когда фашизм только зарождался, Кроули воспринимал его с особым энтузиазмом. И не меньший интерес оккультные построения Кроули вызывали в высших кругах «Общества Туле».

В Германии, став в 1922 году Внешним главой Ордена Восточных Тамплиеров (OTO), Кроули долгое время консультировал организацию «Рыцарей Внутреннего Круга», близкую к руководству Туле и нацистской партии. В 30-е годы Кроули принял непосредственное участие в воспитании того поколения оккультистов, которое впоследствии оказывало «магическую поддержку» Третьему Рейху.

При этом Кроули стремился навязать свою религию Телемы той политической силе, которая, как он считал, должна была сыграть решающую роль в формировании Нового Эона. Он рассматривал Гитлера как «магического сына» Телемы, и считал немецкий фашизм наиболее эффективным инструментом для реализации мистической «бури равноденствия».

И хотя перед Второй мировой войной нацисты пресекли претензии Кроули на оккультное лидерство в рейхе и запретили ОТО, многие концептуальные положения и магические ритуалы Кроули были включены в ядро эзотерической нацистской доктрины.

Деятельность институтов «Аненербе» стремительно развивалась. Разработки в области расовой доктрины нацизма включали «антропологические исследования», сопровождавшиеся зловещими медицинскими экспериментами над людьми и уничтожением евреев в концлагерях. Но этим «Аненэрбе» не ограничивалось: в его институтах проводились также разработки биологического, химического, ядерного (а также, как утверждает ряд источников, психотронного) оружия.

Развитию научных и учебных программ (были даже специальные учебники «Аненербе») не помешало и то, что организацию покинули некоторые ведущие сотрудники. Одной из причин была позиция главы «Аненербе» Вирта и ряда его учеников. Вирт утверждал, что потомки гиперборейцев («чистых ариев») есть среди многих народов земли, и «немцы никаким превосходством в этом смысле не наделены». В 1938 году Вирт был отстранен от дел и затем находился под личным надзором шефа гестапо Мюллера. А место Вирта во главе «Аненербе» занял Отто Зиверс.

Подчеркнем, что по данным ряда вовсе не маргинальных исследователей, уничтожение нацистами евреев, как «верных слуг Демиурга» – носило именно магический ритуальный характер. А связывалось это с тем, что евреи – големы и наиболее последовательные слуги «цивилизации жизни».

 

4. Новые идеологи «арийской цивилизации»

Описанная тематика сейчас, через многие десятилетия после разгрома фашизма, – не канула в прошлое. Нынешние последователи нацизма регулярно заявляют, что «Великая Вселенская битва между арийской и иудео-христианской цивилизациями вовсе не закончилась в 1945 году». Причем у истоков зарождения современного неофашистского движения стояли крупные активисты СС.

Известно, что умерший в 1981 году первый глава «Аненэрбе» Герман Вирт поддерживал тесные контакты как с ветеранами СС, так и с членами ультраправых европейских партий. Его коллега по «Обществу изучения преистории», бывший офицер СС Вильгельм Ландиг (умер в1998 году), – состоял в нескольких организациях австрийских неонацистов, и в том числе в «Союзе независимых», на основе которого впоследствии была создана «Партия свободы» Йорга Хайдера.

Эти и многие другие лица – сразу после Второй мировой войны занялись «переосмыслением интеллектуального наследия национал-социализма» и созданием идеологии новых наци. Одним из главных положений новой концепции неофашизма стала опора на «арийцев всего мира» и признание «ошибки Гитлера, сделавшего ставку только на немцев». То есть фактически была принята точка зрения Германа Вирта, раздвинувшего границы обитания арийских народов. В качестве символа нового «Арийского Интернационала» вместо свастики был выбран Кельтский крест.

Появились у неофашизма и новые очень влиятельные идеологи.

Помимо Мигеля Серрано и Алистера Кроули, одним из страстно почитаемых кумиров неофашистов, а также мирового движения скинхедов стала ярая сторонница гитлеризма Савитри Деви (до замужества – Максимиани Порта).

Родилась она в Лионе в 1905 году. Отец – полугрек-полуитальянец, мать – англичанка. На ненависти к евреям выпускница Лионского университета построила фактически новую религию. В 30-е годы она уехала в Индию, где пыталась установить тесные контакты между «арийцами Азии и арийцами Третьего рейха». Она становится активной деятельницей пронацистской группировки в Калькутте, выходит замуж за одного из ее вождей. В своих выступлениях того времени Савитри Деви заявляла, что «Адольф Гитлер – это последнее воплощение Вишну, бога-хранителя Вселенной, и германские армии помогут индийцам сбросить британское иго».

После краха Третьего рейха Савитри Деви активно распространяет идеи о том, что «фюрер жив, ибо бессмертен, и придет время, когда он поведет арийскую расу в новые битвы». И очень скоро, особенно после переезда Деви в Британию, она превращается для европейских неонацистов в культовую фигуру. Она выступает с докладами и пишет книги, где критикует «христианство, оторвавшее человека от природы, и либерализм, дурачащий арийцев разговорами о правах личности». Налаживается массовое распространение аудиокассет с ее речами.

Особое внимание к пропаганде Савитри Деви обнаруживается у скинхэдов. Британские неонацисты очень активно работали с скинхэдами уже в 70-х годах. И очень скоро почитание Савитри Деви среди скинхэдов становится массовым и почти религиозным – вместе с лозунгом: «Наточи нож и вонзи его в тело еврея... Во имя установления белого арийского рейха на всей планете».

Савитри Деви умерла в Англии в 1982 году. Но чтят ее память не только скинхэды. Среди ее идеологических поклонников достаточно много лиц, связанных как со старой элитой СС, так и с современными «новыми правыми». Это основатель «Аненербе» Герман Вирт, ветеран СС Жан-Франсуа Тириар, создавший после войны неонацистскую организацию «Молодая Европа», философ-традиционалист Юлиус Эвола, Мигель Серрано, лидеры европейских «новых правых» Кристиан Буше и Клаудио Мутти.

И все они, и многие другие, говорят о «единстве арийцев всего мира» и живут теми оккультными и политическими идеями, которые питали нацистскую эзотерику.

 

 

Выпуск: 
№1
Ленты новостей