виртуальный клуб Суть времени

Дань памяти погибшим в лагерях военнопленных ШТАЛАГ XVIII C и ШТАЛАГ XVIII B

Аватар пользователя Сиденко Андрей

Уважаемые читатели, дорогие друзья, братья и сёстры, товарищи!

 

gedenktafel4-Weihe_25010 декабря 2013 г. в 11 часов утра в Кробатин-казарме (Зальцбург) и в Тюрк-казарме (Шпитталь-на-Драве) состоялись мемориальные акции, проведённые Вооружёнными силами Республики Австрия. Эти мемориальные акции были посвящены памяти погибших военнопленных, содержавшихся в лагерях ШТАЛАГ XVIII B и ШТАЛАГ XVIII C, которые либо находились на территории вышеназванных казарм (Тюрк-казарма), либо управлялись с их территории (Кробатин-казарма).

 

В процессе мероприятий были торжественно открыты памятные знаки с текстом, указывающим на события 1941-1945 гг., происходившие на территории этих лагерей. Большое количество фотографий с торжественных собраний в Кробатин-казарме и в Тюрк-казарме можно посмотреть в соответствующих разделах фото-коллекции, а именно: здесь и здесь.

 

Sowjetsoldaten-Kriegsgefangene_01

Напомню: в лагерях военнопленных ШТАЛАГ XVIII C и ШТАЛАГ XVIII B находились узники разных национальностей.

Но только советских военнопленных убивали, целенаправленно уничтожали голодом, расстреливали, забивали до смерти, губили медицинскими экспериментами.

 

Так, в лагере военнопленных ШТАЛАГ XVIII C, ставшем для советских солдат лагерем смерти, погибло 3709 советских военнопленных и 73 узника из других стран (данные о количестве погибших отсюда).  В могильниках «Русских кладбищ» Айх I и Айх II Шпитталя-на-Драве рядом с Тюрк-казармой, где был лагерь военнопленных ШТАЛАГ XVIII B, по данным организации «Чёрный крест» захоронено около 6000 человек. 

 

img_0806-Genkonsul_i_o_Georgij_250На открытии памятной доски в Кробатин-казарме в Зальцбурге присутствовал Генеральный консул Российской Федерации Сергей Смирнов. Я очень рад, что моё письмо в Генконсульство РФ в Зальцбурге с информацией о данном событии, о его организаторах и с просьбой к г-ну Генеральному консулу по возможности принять участие в памятной акции, посвящённой, прежде всего, памяти наших погибших соотечественников, смогло найти такой отзыв.

 

Sowjetsoldaten-Kriegsgefangene_02Кроме того, мы также очень рады, что на нашу просьбу приехать помянуть погибших смог откликнуться и православный священник, настоятель прихода храма Покрова Пресвятой Богородицы в Зальцбурге протоиерей Георгий (Харлов). Важность и нужность его приезда без сомнения понятна православным братьям и сёстрам: нельзя забывать, что наш скромный поклон убитым, замученным, уморенным голодом, кого, возможно, никто уже, кроме Господа нашего и не помнит – это наша молитва о них.

 

С ноября 2011 г. и по май 2012 г. мы по собственному почину, горячо поддержанному активным австрийским антифашистом и борцом за права человека полковником Манфредом Освальдом, проводили сбор подписей в поддержку его инициативы по установке памятного знака в честь погибших в лагере военнопленных ШТАЛАГ XVIII C «Маркт Понгау» в казарме Кробатин (Зальцбург), что в конце концов и привело к событиям, напрямую касающимся исторического достоинства Республики Австрия: памятные доски в Кробатин-казарме Зальцбурга и в Тюрк-казарме Шпитталя-на-Драве были установлены!

 

Необходимо ещё раз подчеркнуть, что возможной эти акции стали благодаря следующим факторам, а именно:

  • вашим подписям в поддержку этой инициативы – то есть вашему неравнодушию,
     
  • неустанной и непреклонной активности инициатора увековечивания памяти о целенаправленно уничтоженных советских военнопленных и погибших военнопленных из других стран, г-на полковника в отставке Манфреда Освальда и
     
  • целеустремлённому углублённому изучению и осмыслению этих мрачных страниц австрийской истории автором брошюры «Лагерь военнопленных ШТАЛАГ XVIII C Маркт Понгау» историком г-ном магистром Моослехнером и обнародованию результатов его работы.

 

Прежде чем перейти к переводам речи г-на магистра Моослехнера, произнесённой им во время памятной акции в Кробатин-казарме (Зальцбург), и к другим переводам, я ещё раз выражаю чувство огромной благодарности всем независимо от национальности, гражданства, социально-классового положения и убеждений, кто счёл себя обязанным подписать наше обращение к властям Республики Австрия в связи с этим делом, затрагивающим, прежде всего, человеческие честь, достоинство и совесть, а также честь и историческое достоинство Второй республики!

 

Низкий поклон всем вам!

 

(Права на все цветные фотографии, касающиеся торжества, посвящённого установке мемориальной доски в Кробатин-казарме, и помещённые на данной странице и в соответствующем разделе фото-коллекции принадлежат армейскому командованию округа Зальцбург и публикуются на этом портале по специальному разрешению. Исторические чёрно-белые фотографии взяты из брошюры г-на магистра М.Моослехнера «Лагерь военнопленных ШТАЛАГ XVIII C Маркт Понгау», которая была переведена и опубликована на этом портале с разрешения г-на магистра Моослехнера.)

 

Ниже полностью приводятся речь г-на М.Моослехнера, несколько статей из австрийских газет и заметка с портала Вооружённых сил Австрии. Перевод с немецкого – А. Сиденко.


 

 

 ***

 

img_0747-Mag_Mooslechner_250Магистр Михаэль Моослехнер
Речь в Кробатин-казарме по поводу открытия памятного знака в честь погибших в ШТАЛАГе «Маркт Понгау»

Вторник, 10.12.2013 – День прав человека

 

[Слова, подчёркнутые и выделенные автором в тексте речи, подчёркнуты и в переводе. Здесь и далее в квадратных скобках прим. пер.]

 

Глубокоуважаемый г-н начальник гарнизона округа Зальцбург бригадир Гуфлер,

глубокоуважаемый г-н бургомистр, дорогие почётные гости, уважаемые дамы и господа!

 

Если мы говорим о лагере военнопленных ШТАЛАГ XVIII C Маркт Понгау, то мы должны говорить, собственно, о двух абсолютно разных лагерях. Я ещё вернусь к этому ниже. Но сначала – к истории возникновения.

 

В сентябре 1939 г. национал-социалистическое правительство переименовало Санкт-Иоганн в «Маркт Понгау». Одновременно нападение немецкого вермахта на Польшу сделало этот сентябрь месяцем начала Второй мировой войны.

 

В 1941 г. здесь в Ст. Иоганне начались работы по строительству лагеря военнопленных, рассчитанного примерно на 10.000 солдат. Строили лагерь местные строительные предприятия вместе с первыми французскими военнопленными, которые тогда были размещены в здании начальной школы. Несмотря на планы, лагерь скоро переполнился: уже к концу 1941 г. в нём содержалось 20.000 узников. Это число было во много раз больше тогдашнего населения городка. Состояние переполненности продолжалось вплоть до конца войны.

 

Franzosen-Kriegsgefangene_01Самую большую по численности группу военнопленных составляли на протяжении всей войны французы: их было почти 10.000 человек. Наряду с ними в лагере были пленные из Англии, Бельгии, Сербии, Италии и Нидерландов. Военнопленные – представители так называемых «западных союзных сил» содержались в Южном лагере, находившемся между так называемым мостом Шёргль (Schörgbrücke) и железнодорожным вокзалом. Они были обеспечены более или менее приличным питанием, к ним относились согласно положениям Женевской Конвенции [имеется в виду «Конвенция об обращении с военнопленными», принятая в Женеве 27 июля 1929 года]. Они работали на различных стройках федеральной земли Зальцбург, а в г. Зальцбург, кроме прочего, построили «Государственный мост». Во время своего заключения в лагере французы также имели возможности удовлетворять свои религиозные и культурные потребности. Об этом свидетельствует, например, дароносица, сделанная французскими военнопленными из обычной жести, которая хранится сегодня в домике приходского священника-настоятеля. В лагере существовали даже французский театр, библиотека, небольшой оркестр [!]. Проводились также сеансы кино, издавалась газета на французском языке.

 

Из 10.000 французских военнопленных за период с июля 1941 г. и вплоть до конца войны в мае 1945 г. умерло 15 человек.

 

Это была одна сторона «медали» ШТАЛАГа Маркт Понгау.

 

А теперь я хочу немного рассказать вам о второй стороне. То есть о некоторым образом «втором» лагере, который находился здесь же.

 

Севернее, между рекой Зальцах и железной дорогой, между хутором Райнергоф и железнодорожным переездом – там, где сейчас находятся промышленные предприятия, располагался так называемый Русский лагерь. В этой части лагеря содержались те узники, которые согласно национал-социалистической расовой иерархии являлись представителями неполноценных славянских народов – русские и украинцы, то есть солдаты Красной Армии.

 

Sowjetsoldaten-Kriegsgefangene_03

В ноябре 1941 г. с Восточного фронта к вокзалу Ст. Иоганна прибыли первые эшелоны. Когда открывали двери вагонов для перевозки скота, из них выпадали мёртвые, не пережившие многодневных, а иногда и многонедельных переездов с фронта в России в Альпы. Русских пленных набивали в слишком маленькие бараки, частично помещали в палатки, несмотря на холодное зимнее время. Их очень плохо кормили. Среди них вспыхнул тиф. Ежедневно запряженные лошадьми повозки везли слегка прикрытые трупы на городское кладбище на поле около приходской церкви. Из 2.700 русских пленных по состоянию на декабрь 1941 г. летом 1942 г. в живых осталось только лишь 500. Поскольку городское кладбище было более не в состоянии принимать так много мёртвых, в 1942 г. на участке хутора Альтахбауернов [Альтахгоф] была сооружена братская могила. В ней похоронено свыше 3.600 в большинстве своём молодых людей.

 

Путешественники, проезжавшие во время войны вдоль территории лагеря по железной дороге, а также местные жители рассказывают, что в «Русском лагере» не оставалось ни травинки, что узники из-за голода ели траву и корни и пили воду из реки Зальцах.

 

Но была и другая сторона: некоторые жители и жительницы Ст. Иоганна просовывали бедствующим пленным – кто картофелину, кто кусок хлеба, хотя это и было строжайше запрещено. Вымирание русских заключённых замедлилось лишь с 1943 г., когда им разрешили работать, и по этой причине должны были их кормить.

 

3,3 миллиона русских пленных не пережили плен на территории Немецкого рейха. Это – 57% от общего числа всех русских военнопленных1).

 

Можно было бы предположить, что те солдаты, кто смог пережить войну, транспортировку в лагерь и сам этот лагерь смерти, по их возвращении на Родину, в Советский Союз, были приняты как герои. Но нет, не тут-то было! Вернувшиеся домой были под подозрением в том, что их в Германии завербовали и обучили шпионажу. Частично они были снова арестованы и помещены в так называемые "фильтрационные лагеря" системы ГУЛАГ коммунистического Советского Союза. В их личных документах были сделаны отметки о плене, и возвратившиеся военнопленные были в течение десятков лет ущемляемы во многих областях жизни. Только президент Ельцин в 1995 г. уравнял возвратившихся с другими гражданами.

[В связи с этим абзацем см. мои комментарии к стр. 17 брошюры г-на магистра М.Моослехнера «Лагерь военнопленных ШТАЛАГ XVIII C Маркт Понгау».]

 

15 умерших французов, 3.600 умерших русских.

 

Теперь встаёт вопрос о том, почему с русскими пленными обращались так плохо, почему их морили голодом? Ведь этот лагерь не был в подчинении у СС, как это было в случае с концентрационными лагерями. Он управлялся вермахтом и охранялся солдатами того же вермахта, которые располагались тогда здесь, в Кробатин-казарме.

 

Разве не является среди солдат неписаным законом – по ту сторону всяческих правовых предписаний – правило, что с пленённым солдатом противника следует обращаться по-товарищески?

 

Уважаемые дамы и господа, именно со славянскими пленными как раз и не обращались по-товарищески. И именно так называется важнейшая работа на эту тему: «Не товарищи». [Штрайт К., «Они нам не товарищи. Вермахт и советские военнопленные в 1941—1945 гг.», Русская панорама, ISBN: 978-5-93165-147-7, 2009 г.]

 

Да, и вермахт также, подчиняясь расово-политическим правилам национал-социалистов, соучаствовал в национал-социалистических преступлениях – в войне на Востоке, в войне на Балканах, а также при целенаправленном уничтожении русских военнопленных. Это – горькая правда2).

 

Вплоть до сего дня многие родственники в России и на Украине не знают, где погибли и где похоронены их близкие. С момента открытия архивов при президенте Горбачёве и по настоящий момент найдены имена примерно 1.200 человек, которые были похоронены здесь, в Ст. Иоганне. В гостевой книге «Русского кладбища» появляется всё больше русскоязычных записей.

 

Сегодня 10 декабря – День прав человека. Для нас, живущих сегодня в мирной стране, важен вопрос: где сегодня оскорбляют людей, называя их неполноценными? Каким группам людей сегодня отказывают в праве на человеческое достоинство?

 

Лица, жившие в то время, совершали свои действия согласно существовавшим тогда законам и приказам. Но это – вечный вопрос: где сегодня кончается дисциплина, повиновение и начинается наша личная ответственность?

 

Это – вопросы, которые нужно ставить в армиях демократических стран, которые нужно обсуждать вместе с солдатами. Причём, как раз в связи с теми самыми историческими предпосылками, на которые указывает открытая сегодня памятная доска.

 

Глубокоуважаемые дамы и господа!

 

img_0825-Gedenktafel-Text_250Я считаю прискорбным тот факт, что текст этой памятной доски сформулирован слишком отвлечённо и не упоминает конкретно 3.600 погибших красноармейцев. Все те люди, кто по призыву музыканта Андрея Сиденко из Граца подписали петицию и дали тем самым импульс к установке этой мемориальной доски, также разочарованы этим фактом. [Текст на доске: «С 1941 по 1945 гг. рядом с Кробатин-казармой находился лагерь военнопленных, где люди страдали и теряли свои жизни как жертвы национал-социализма. Эта казарма частично использовалась охраной.»]

 

Тем не менее я как человек, посвятивший себя со времени своей юности изучению истории этого лагеря, благодарю за установку этой памятной доски. При министре Норберте Дарабоше3) Вооружённые силы всерьёз начали осмысливать историю. И я рад тому, что министр Геральд Клюг4) продолжает эту добрую традицию, и что мы можем ожидать того же и от будущего австрийского федерального правительства.

 

Благодарю за Ваше внимание!

 

Оригинал речи магистра Моослехнера:

М.Моослехнер, текст речи на открытие мемориальной доски в Ст. Иоганне-в-Понгау

 

 

Дата
Размер
Скачан
2013-12-17
199.13 KB
0
 

 ________________________________________

Примечания переводчика:

 

1) Если следовать немецким источникам, то общее число советских военнопленных в тылу Третьего рейха было около 5,79 млн. человек. Таким образом, 57% от этого числа как раз и составляют 3,3 млн. человек. В связи с этим я процитирую несколько абзацев из фундаментального научно-статистического труда «РОССИЯ И СССР В ВОЙНАХ XX ВЕКА. ПОТЕРИ ВООРУЖЁННЫХ СИЛ. Статистическое исследование.» под общей редакцией кандидата военных наук, профессора АВН генерал-полковника Г. Ф. Кривошеева (МОСКВА, "ОЛМА-ПРЕСС" 2001):

 

... В зарубежной печати (главным образом в Германии) приводится число советских военнопленных в пределах 5.200.000 – 5.750.000 человек, причем основная их масса относится на первый период войны (июнь 1941 – ноябрь 1942 г.). Можно предполагать, что при отсутствии достоверных материалов берутся сведения о пленных, полученные от штабов групп армий "Север", "Центр" и "Юг" в период наступательных действий в 1941 г. Так, в сводках германского верховного командования сообщалось, что в котлах под Белостоком, Гродно и Минском было взято в плен 300 тыс. чел., под Уманью – 103 тыс., под Витебском, Оршей, Могилевом, Гомелем – 450 тыс., под Смоленском – 180 тыс., в районе Киева – 665 тыс., под Черниговом – 100 тыс., в районе Мариуполя – 100 тыс., под Брянском и Вязьмой – 663 тыс. чел. Итого в 1941 г. – 2 561 тыс. чел.

Цифры внушительные, но не достаточно точные, так как фашистское руководство в число военнопленных включало не только военнослужащих, но и всех сотрудников партийных и советских органов, а также мужчин, независимо от возраста, отходивших вместе с отступающими и окруженными войсками. В итоге число взятых в плен порой превышает численность армий и фронтов, принимавших участие в той или иной операции (сражении). Например, немецкое командование сообщило, что восточнее Киева взято в плен 665 тыс. советских солдат и офицеров. Между тем вся численность войск Юго-Западного фронта к началу Киевской оборонительной операции составляла 627 тыс. чел. Из этого числа более 150 тыс. действовали вне окружения, а десятки тыс. военнослужащих вышли из окружения с боями. Аналогичное положение с сообщением немецкого командования о захвате 100 тыс. военнопленных в Севастополе. Видимо, гитлеровцы подсчитали и все население города-героя, которое не смогло эвакуироваться. [Здесь и далее выделено мною – А.С.]

 

В связи с этим уместно сослаться и на высказывание английского историка Д. Фуллера, утверждавшего, что верить немецким коммюнике о победах нельзя, ибо в них зачастую приводились астрономические цифры (Фуллер Д., Вторая мировая война 1939-1945 гг. – М., 1956, с. 164.)

 

< ... >

 

В результате изучения различных материалов авторы пришли к выводу, что фактически в немецком плену находилось около 4 млн. 559 тыс. военнослужащих, в числе которых и военнообязанные (500 тыс. чел.). Эти сведения не совпадают, да и не могут совпадать с данными, публикуемыми в зарубежной печати. Расхождения объясняются главным образом тем, что в немецких сведениях учитывались кроме военнослужащих также гражданские лица, захваченные в районе боевых действий, личный состав спецформирований различных гражданских ведомств (путей сообщения, морского и речного флотов, оборонительного строительства, гражданской авиации, связи, здравоохранения и др.), донесения о которых в армейские (флотские) штабы и в Генеральный штаб не представлялись. Например, в составе управлений оборонительного строительства при Совете Народных Комиссаров СССР, НКВД и Наркомата обороны военнослужащие составляли небольшой процент (командный состав), а основная масса, при этом довольно значительная, состояла из рабочих и служащих. Они возводили оборонительные рубежи, укрепленные районы, строили аэродромы, дороги. Многие из них попали в окружение и плен. В их числе оказался и генерал Д.М.Карбышев, командированный для инспектирования хода строительства укрепленных районов. Не являлись военнослужащими захваченные партизаны и подпольщики, личный состав незавершенных формирований народного ополчения, местной противовоздушной обороны, истребительных батальонов, милиции. Кроме того, в первые недели войны противником было пленено большое количество граждан призывных возрастов, не призванных в Красную Армию по различным причинам, оказавшихся в зоне военных действий, немецком армейском тылу и на оккупированной врагом территории.

 

Следовательно, публикуемые в зарубежной печати сведения о числе военнопленных не могут быть приняты за основу для определения реального числа советских военнослужащих, оказавшихся в немецком плену.

 

В октябре 1944 г. в связи с вступлением советских войск на территорию европейских стран при правительстве СССР было создано Управление уполномоченного Совнаркома СССР по делам репатриации. Его возглавлял генерал-полковник Ф.И. Голиков. В делах указанного управления имеются статистические данные на 1.368.849 советских военнослужащих, возвратившихся из плена по состоянию на 3 октября 1945 г. ...»

 

(«РОССИЯ И СССР В ВОЙНАХ XX ВЕКА. ПОТЕРИ ВООРУЖЁННЫХ СИЛ. Статистическое исследование», глава «Пленные и пропавшие без вести», с.с. 453 - 464.)

 

В своём труде «РЕПАТРИАЦИЯ СОВЕТСКИХ ГРАЖДАН И ИХ ДАЛЬНЕЙШАЯ СУДЬБА (1944—1956 гг.)» наиболее авторитетный на сегодня специалист по репрессиям внутри страны в период 1917-1990 гг. доктор исторических наук В.Н.Земсков сообщает несколько уточнённые данные о репатриированных по состоянию на 1 марта 1946 г. военнопленных:

 

 «... По статистике ведомства Ф.И. Голикова, к 1 марта 1946 г. было репатриировано 5 352 963 советских гражданина (3.527.189 гражданских и 1.825.774 военнопленных)...»

 

Таким образом, можно утверждать, что из попавших в плен примерно 4 млн. 559 тыс. советских военнослужащих к 1 марта 1946 г. на Родину вернулось около 40%. То есть не вернулись из плена около 60% от общего числа военнопленных.

 

2) Дело в том, что в Австрии (наверное, отчасти также и в Германии, но в Австрии – точно!) господствует примерно следующая точка зрения на вермахт: «офицеры и солдаты ни в чём таком не виноваты, они вынуждены были выполнять свой долг, как и любые честные военнослужащие, давшие присягу». Иными словами, вермахт в сознании обычного австрийца ни в коем случае не является преступной организацией. Именно в связи с таким восприятием вермахта общественным сознанием г-н магистр Моослехнер и акцентирует в этом абзаце особо тот факт, который для любого русского человека (украинского, белорусского, казахского и т.д. – для любого советского человека) являлся и является аксиомой: да, вермахт участвовал в преступлениях нацистов – и это горькая правда!

 

 «... Трибунал признал преступными организации СС, СД, гестапо и руководящий состав нацистской партии.

 

Нацистский кабинет министров, Генеральный штаб и Верховное командование вермахта (OKW) [выделено мною – А.С.] преступными организациями признаны не были.

 

Советский судья И. Т. Никитченко подал особое мнение, где возражал против оправдания Фриче, Папена и Шахта, непризнания германского кабинета министров, Генштаба и ОКВ преступными организациями, а также пожизненного заключения (а не смертной казни) для Рудольфа Гесса...»

 

http://ru.wikipedia.org/wiki/Нюрнбергский_процесс

 

3) Норберт Дарабош (Norbert Darabos) – австрийский политик (Социал-демократическая партия Австрии), министр обороны (с 2007 г.) в правительстве Гузенбауера, а затем – министр обороны и спорта в правительстве Файмана (до марта 2013 г.).

 

4) Геральд Клюг (Gerald Rudolf Klug) – австрийский политик (Социал-демократическая партия Австрии) и профсоюзный деятель, министр обороны и спорта с марта 2013 г.

 


 

img_0817_o_Georgij_Hufler_Mooslechner_250Армия поминает советских жертв войны

Оригинальное название: "Heer gedenkt sowjetischer Kriegsopfer"

Статья из газеты "der Standard" от 11 декабря 2013 г.

 

Около 10.000 мёртвых в лагерях при казармах в Шпиттале-на-Драве и в Ст. Иоганне-в-Понгау

 

Клагенфурт/Зальцбург – военные оркестры, почётный караул, делегации от Австрийского союза военнослужащих, начальник гарнизона округа Зальцбург Гейнц Гуфлер и русский генеральный консул Сергей Смирнов: в День прав человека Вооружённые силы торжественно и церемониально почтили память 3.600 красноармейцев, погибших в 1941-1945 гг. в лагере военнопленных ШТАЛАГ XVIII C в Ст. Иоганне.

 

Впредь о судьбе пленных будет напоминать мемориальная доска при входе в Кробатин-казарму. Историк из Понгау Михаель Моослехнер изучил историю лагеря: всего в сверх всякой меры переполненном лагере вынуждены были находиться вплоть до конца войны 20.000 узников. Самую большую по численности группу военнопленных составляли французы: их было 10.000 человек.

 

В соответствии с национал-социалистической расовой идеологией, с ними обходились сравнительно хорошо. Советским солдатам, напротив, приходилось плохо: как славяне они были для нацистов неполноценными людьми.

 

То, как сказалось на пленных разное обращение с ними вермахта, показывает количество жертв. Об этом Моослехнер сказал в своей речи при открытии памятной доски: среди французских пленных с июля 1941 г. и до конца войны умерло 15 человек, среди русских и украинцев погибли 3.600 человек. Моослехнер также критически заметил, что он считает «прискорбным тот факт, что текст этой памятной доски сформулирован слишком отвлечённо и не упоминает конкретно 3.600 погибших красноармейцев».

 

Начальник гарнизона округа Зальцбург Гейнц Гуфлер в своём выступлении отметил необходимость осмысления всей истории национал-социалистической диктатуры полностью, безо всяких оговорок. «Время национал-социализма не является для Вооружённых сил периодом истории, рождающим традиции». Но важно осмысление истории жертв и преследуемых.

 

В Тюрк-казарме Шпитталя-на-Драве военные также почтили память жертв нацистского лагеря военнопленных, который находился на территории казармы. Здесь мемориальный знак, напоминающий о страданиях союзников – прежде всего, советских военнопленных – был открыт в процессе скромного празднования.

 

6.000 мёртвых в братских могилах.

 

Как и в Ст. Иоганне-в-Понгау, первый эшелон с советскими военнопленными прибыл [в Шпитталь-на-Драве] в ноябре 1941 г. Когда были открыты двери вагонов для перевозки скота, из них сначала вывалились десятки мёртвых.

 

Выжившие погибли большей частью немногим позже: от голода, болезней, в результате медицинских экспериментов или же были забиты до смерти. По данным организации «Чёрный Крест» в братских могилах на «Русских кладбищах» южнее Тюрк-казармы похоронены около 6.000 военнопленных.

 

Оригинал статьи:

http://derstandard.at/1385170595557/Heer-gedenkt-sowjetischer-Kriegsopfer

(neu, stein, DER STANDARD, 11.12.2013)

 

Газетная вырезка в формате *.PDF:

Армия поминает советских жертв войны

 

 

Дата
Размер
Скачан
2013-12-17
1.59 MB
0
 

 


 

Planung_und_ErrichtungОткрытие мемориальной доски в Кробатин-казарме

(Заметка с интернет-портала Вооружённых сил Республики Австрия)

 

Ст. Иоганн-в-Понгау, 10 декабря 2013 г.

 

Ко Дню прав человека Австрийские Вооружённые силы в торжественной обстановке открыли в Кробатин-казарме в Ст. Иоганне мемориальную доску, которая напоминает о жертвах находившегося там с 1941 до 1945 г. лагеря военнопленных ШТАЛАГ XVIII C. Таким образом Армия показывает пример своего отношения к правам человека и критически обращается к истории казармы.

 

Человеческое достоинство неприкосновенно.

 

img_0732-H_Hufler_250Начальник гарнизона округа Зальцбург бригадир Гейнц Гуфлер объяснил значение осознания Армией прав человека. Критическое осмысление истории должно выработать предостережения на будущее и таким образом не дать никаких шансов возникновению ксенофобии, антисемитизма, неправовых режимов.

 

Окружной начальник Гаральд Виммер в своём выступлении сказал: «Человеческое достоинство неприкосновенно». Историк из Понгау Михаэль Моослехнер в своей речи об истории лагеря рассказал о порядках и условиях существования в лагере военнопленных и отметил, что осмысление локальной, местной истории очень важно.

 

После открытия мемориальная доска была освящена военным священником Рихардом Вейрингером.

 

Лагерь военнопленных ШТАЛАГ XVIII C был сооружён в 1941 г. восточнее нынешней федеральной дороги B311. Изначально он планировался на 10.000 пленных. Но в реальности в нём содержалось до 23.000 военнопленных из Франции, Англии, Бельгии, Польши, Сербии, Советского Союза, Италии, США и Нидерландов.

 

Многие пленные использовались в рабочих командах. 3.782 человека – из них 3.709 русских – погибли в этом лагере. О них сегодня напоминает мемориал на «Русском кладбище».

 

Сообщение редакции военного командования округа Зальцбург

 

Оригинал информации:

http://www.bundesheer.at/organisation/regional/common/artikel.php?region=szbg&ID=6911

 

Копия страницы в формате *.PDF (чтобы увеличить фотографии, щёлкните по каждой из них мышью):

 

Открытие мемориальной доски в Кробатин-казарме

 

 

Дата
Размер
Скачан
2013-12-17
0 B
0
 

 


Казарма осмысливает своё нацистское прошлое

Оригинальное название: "Eine Kaserne stellt sich der Nazivergangenheit"

Статья из газеты "Salzburger Nachrichten"
[«Зальцбургские новости»] от 11 декабря 2013 г.

 

Перемены. В Ст. Иоганне в Кробатин-казарме вермахт уморил голодом тысячи русских военнопленных. Ныне освещаются тёмные пятна истории.

 

Карин Портенкирхнер, Ст. Иоганн («Зальцбургские новости»).

 

В ноябре 1941 г. к вокзалу Ст. Иоганна-в-Понгау (или «Маркта Понгау», как этот городок был переименован нацистами) прибыли первые эшелоны с военнопленными с Восточного фронта. Когда двери вагонов для скота были открыты, из них выпали первые мёртвые. И это было лишь только начало долгого и мучительного умирания для более чем 3.700 солдат Красной Армии из России и Украины.

 

В лагере военнопленных ШТАЛАГ XVIII C в период с 1941 до 1945 г. всех их систематически «убивали голодом», как разъясняет историк из Понгау Михаэль Моослехнер.

 

Два года назад он опубликовал историю этого лагеря. «Относительно всего этого слишком долго царило абсолютное молчание. Я ходил в школу в Ст. Иоганне и никогда ничего об этом не слышал», – говорит Моослехнер. Вплоть до 2009 г. к «Русскому кладбищу», расположенному недалеко от казармы, не было даже никакой дороги.

 

Почти 70 лет спустя после конца Второй мировой войны теперь и Вооружённые силы делают свой вклад в новую культуру памяти в Ст. Иоганне. Вчера, 10 декабря, в Международный День прав человека в Кробатин-казарме была открыта мемориальная доска. Её поместят при въезде – «чтобы все могли её прочитать, чтобы это было напоминанием и предупреждением, что история эта не должна повториться», – заявил начальник гарнизона округа Зальцбург Гейнц Гуфлер. Очень важно осознать тёмные пятна прошлого – такие, как роль Кробатин-казармы при нацистах. «Знания о прошлом следует включить в программу обучения новобранцев и унтер-офицеров. Неправильные моменты развития должны быть целенаправленно обсуждаемы и изучены в корне, до основания», – сказал Гуфлер. Таким образом он намекнул на недавние случаи вандализма в г. Зальцбург: 56 «Камней преткновения» – мемориальный комплекс в память о жертвах нацизма – были испачканы краской.

 

Мемориальная доска была открыта во вторник в присутствии русского священника протоиерея Георгия Харлова и русского генерального консула Сергея Смирнова. Конечно, не обошлось без критики по отношению к тексту надписи. Историк Михаэль Моослехнер сожалеет, что этот текст очень отвлечённый: «Я очень рад, что такая доска появилась. Но в её тексте не упоминаются 3.700 погибших красноармейцев. Таким образом теряется понимание того факта, что вермахт практиковал такие огромные различия при обращении с военнопленными [разных стран]».

 

А именно с русскими солдатами обращались ужаснее всех. Самую большую группу пленных в количестве 10.000 человек составляли французы. Из них умерло только 15 человек. Из 7.000 русских пленных погибли почти 60%. Кстати, такое соотношение распространялось на весь Третий рейх целиком: 57% всех русских пленных не пережили плена. По количеству жертв в 3,3 миллиона человек они находятся на втором месте после евреев.

***

 

Корректура «Зальцбургских новостей» от 12.12.2013 (ссылка):

 

Лагерь пленных находился недалеко от казармы.

 

Лагерь военнопленных ШТАЛАГ XVIII C Маркт Понгау находился не в Кробатин-казарме, как это было написано вчера в начале статьи. Лагерь военнопленных находился недалеко от казармы на противоположной стороне реки Зальцах. В казарме располагались военнослужащие вермахта, которые управляли лагерем и караулили его. Действуя систематически, они уморили голодом более чем 3.700 русских солдат.

 

Оригинал статьи: здесь.

 

Газетная вырезка в формате *.PDF:

 

Казарма осмысливает своё нацистское прошлое

 

 

Дата
Размер
Скачан
2013-12-17
1.83 MB
0
 

 


Sowjetsoldaten-Kriegsgefangene_300«Теряется обучающий фактор...»

 

Оригинальное название: "Der Lerneffekt geht verloren"

Интервью с историком М.Моослехнером, газета "Salzburger Nachrichten" [«Зальцбургские новости»] от 11 декабря 2013 г.

 

 

Карин Портенкирхнер, «Зальцбургские новости» [далее в тексте – ЗН].

 

img_2985-Michael_Mooslechner_250Историк из Флахау Михаель Моослехнер со времени своей юности занимается историей лагеря военнопленных в Ст. Иоганне.

 

ЗН: Вы критикуете текст на доске, поскольку в нём не упоминается сравнительно бóльшее число погибших русских пленных. Почему же об этом не упомянули?

 

Моослехнер: Я думаю, Военно-историческая комиссия по памятникам не желала показывать казарму со слишком уж плохой стороны. Сначала на доске не было даже дат [имеются в виду годы с 1941 по 1945], их вставил в текст уже сам окружной начальник Гейнц Гуфлер. Но это всё можно довольно скоро изменить. Всё ещё может быть сделано.

 

ЗН: Но что же Вам так в этом не нравится?

 

Моослехнер: Теряется обучающий фактор, основанный на факте различного отношения к пленным. В первую очередь именно этот факт помогает настоящему осознанию проблемы новобранцами Вооружённых сил, а также и школьниками. Гимназия Ст. Иоганна сделала большой вклад в проработку, в осознание этого вопроса и ежегодно организует поминальную акцию.

 

ЗН: При открытии памятной доски присутствовали также делегации от Австрийского союза военнослужащих и от Стрелков Ст. Иоганна. Как Вы к этому относитесь?

 

Моослехнер: Я отношусь к этому очень положительно. Перед Австрийским союзом военнослужащих в данный момент стоит вопрос смысла его дальнейшего существования: участников войны уже почти не осталось в живых. И это [участие в таких мероприятиях] – потенциально реальный шанс найти новые смыслы и новый вектор своего существования, а также – возможность осознать прошлое.

 

Оригинал интервью: здесь.

 

Газетная вырезка в формате *.PDF (см. колонку слева):

 

Казарма осмысливает своё нацистское прошлое

 

 

Дата
Размер
Скачан
2013-12-17
1.83 MB
0
 

 

Перевод речи г-на Моослехнера и газетных статей с немецкого:

А.Сиденко.


 

Несколько слов в заключение.

Перед более или менее вдумчивым наблюдателем очередной раз с резчайшей ясностью проявляется тот факт, что для австрийского (в данном конкретном случае, а в целом – для любого) истеблишмента чрезвычайно важны и огромное значение имеют две казалось бы довольно отвлечённые на сегодня, полуабстрактные и вроде бы совсем незлободневные вещи: сама мемориальная доска и слово, на ней написанное.

 

Да, благодаря активности и чёткой бескомпромиссной жизненной позиции таких людей, как историк г-н магистр Михаэль Моослехнер, как антифашист и борец за права человека полковник Манфред Освальд, как представитель общества «Австрийский Чёрный Крест» д-р Хервиг Брандштеттер, ответственным лицам пришлось согласиться на установку памятного знака в Кробатин-казарме. Очень большую роль в этом сыграли и подписи неравнодушных австрийцев, русских, граждан других стран в поддержку инициативы установки мемориального знака. Эти подписи мы специально, целенаправленно собирали только на бумаге: каждый, желающий нас поддержать, должен был не только оставить свою подпись, но и разборчиво написать имя и адрес проживания. Формуляр подписного листа можно было взять здесь, на этом портале, затем нужно было заполнить его от руки, подписать и прислать в конверте по почте по указанному адресу.

 

Такой подход к делу, конечно, впечатлил ответственных лиц, и, в конце концов, несмотря на всю возможную и невозможную волокиту (видимо, в надежде, что «рассосётся»), несмотря на забывчивость о ранее данных обещаниях, проявлявшуюся особенно остро в моменты смены кадрового состава ответственного правительственного органа, и благодаря постоянному давлению и напоминаниям со стороны полковника Освальда решение об установке памятной доски было принято.

 

Но – на войне как на войне – борьба ведётся до последнего: не удалось предотвратить установку памятного знака? – нужно убить слово на нём. Таким образом и появилась та самая надпись, которая так разочаровала историка г-на Моослехнера – и не только его: «С 1941 по 1945 гг. рядом с Кробатин-казармой находился лагерь военнопленных, где люди страдали и теряли свои жизни как жертвы национал-социализма. Эта казарма частично использовалась охраной.»

 

В чём же загвоздка? Ведь в сегодняшнем мире мы на каждом шагу видим постмодернистски-мутное отношение ко всему на свете, видим нормальных вроде бы людей со вбитыми в головы квазиаксиомами, что, мол, ничего абсолютного в мире нет, что всё относительно, что добро и зло – одно и то же, две стороны одной медали, что путь вверх и путь вниз ведут в одинаковом направлении, смотря откуда взглянуть, что любовь – это секс, что дружба – это сожительство, что символы – туфта и годятся разве что для маркетинга как «брэнды», что смыслы, если и существуют, то их вообще только два:

 

1) – деньги и

1а) – наслаждения;

 

и так далее и тому подобное.

 

Всё это нам не устают внушать почти со всех сторон и любыми средствами. Из крупных общественных организаций, сопротивляющихся данному «массовому гипнозу», разве что Православная церковь всё ещё стоит одиноким и вполне осаждённым бастионом...

 

В связи с этим можно было бы предположить, что в таком «буратинизированном» дальше некуда мире никаких особых трудностей с распоряжением на установку мемориальной доски и с текстом, отображающим простой исторический факт статистического характера, быть не должно. 

 

Ан нет! Вдруг, несмотря на символический характер акции, откуда ни возьмись обнаруживается и нескрываемое почти стремление ничего не делать, и предельное внимание к написанному слову.

 

Видимо, основное свойство человеческой души таково, что если человека не оболванивать постоянно, то у него вполне скоро «изнутри», из самого себя, так сказать, возникнет ощущение, затем убеждение, а затем и твёрдая вера в то, что наряду с приземлённым и относительным есть и неизмеримо более важное в жизни и для жизни возвышенное и абсолютное, что существует добро и зло, и что они отнюдь не одно и то же, что можно восходить по крутой и трудной тропе бесконечного развития, а можно и отдаться лёгкому и не требующему ни душевных, ни каких-либо иных затрат процессу падения в бездну небытия. Что любовь – это то неописуемое, но познаваемое, что подвигает человека отдать свою жизнь за другого.

 

Ну а вместе со всем этим возникнет в человеке и уважение к символам и благоговение перед словом. Для верующего-христианина, кстати, ничего удивительного тут нет: ведь создан человек по образу Божию (а к подобию должен стремиться, то есть бесконечно развиваться).

 

Зловещая ирония состоит в том, что как раз те учёные, специалисты-психологи и другие профессионалы из элитарных социально-политических сфер, которые создают и продвигают в народные массы душерастлительные и духоразлагающие постулаты постмодернистского мировосприятия, миропонимания и мировоззрения, сами обладают вполне чёткими системами непреложных (для них) ценностей со своей соответствующей иерархически-символической структурой, своим, так сказать, «пантеоном» и своим языком. Не обладая таковыми в качестве идеологического базиса для разработки и употребления соответствующего инструментария по воздействию на массовое сознание, невозможно внедрить в общество никакой идеологии. Иначе говоря, не было бы этого – не было бы и такого тоталитарного однообразия мнений по ключевым вопросам в западном «свободном» и «демократическом» обществе. Что было бы? Наверное, «цветущая сложность» различных мнений и точек зрения, опирающихся в ценностном смысле, как на оценочный критерий на гуманистические идеалы (в высшем, позитивном смысле этого слова – на христианский гуманизм), на не разрушенную (или не вполне ещё разрушенную) христианскую церковь. Но это – так: «что было бы, если бы да кабы»...

 

Тем, кто интересуется информационно-психологическим воздействием и способами оказания его на человека и на массы людей, важно сознавать, какое трепетное отношение к символам и к написанному (и сказанному) слову, к мелочам проявляют люди, занимающиеся либо по долгу службы, либо по своему социально-политическому положению вопросами и проблемами этого самого информационно-психологического воздействия – у нас в России ли, в Австрии ли, в США ли – не важно, в какой стране. «Если кто имеет уши слышать, да слышит!» (Св. Евангелие от Марка 4:23).

 

Возвращаясь к данному конкретному случаю, необходимо сказать, что историк г-н магистр М.Моослехнер уже послал официальное письмо председателю Военно-исторической комиссии по памятникам Федерального министерства обороны и спорта проф. Дитеру-Антону Биндеру. В письме – корректно и чётко обоснованная просьба изменить текст мемориальной доски, поскольку, цитирую:

«... те члены семей, которых это касается, русские граждане в Австрии и неравнодушные активные австрийцы, которые трудятся над тем, чтобы обратить всеобщее внимание на судьбу русских военнопленных во время нацистского владычества, ощущают, что существующий текст снова покрывает всё туманом и не называет конкретных жертв». Кроме того, «выработать для мемориальной доски в Кробатин-казарме текст, который соответствует историческим фактам», важно ещё и потому, что цитирую далее: «Существующий на данный момент текст невольно приводит к серьёзному подозрению в преуменьшении значимости событий в ШТАЛАГе Маркт-Понгау».

 

22 декабря 2013 г. г-н магистр Моослехнер написал мне, что получил ответ от проф. Дитера-Антона Биндера. Проф. Биндер сообщил, что ходатайство М.Моослехнера [о необходимости изменения текста мемориальной доски] будет на повестке дня следующего заседания Военно-исторической комиссии по памятникам, и что он, проф. Биндер, постарается сформулировать такой текст, в котором, благодаря «названию конкретного числа жертв, будут чётко расставленные акценты». Проф. Биндер также заявил, что Комиссия в связи с [существующим] текстом ни в коем случае не стремилась действовать, преуменьшая значимость событий.

 

Между тем, представитель общества «Австрийский Чёрный Крест» г-н д-р Хервиг Брандштеттер ещё 26 ноября (когда ещё неофициальным на тот момент образом стал известен запланированный для мемориальной доски текст) написал министру обороны и спорта Республики Австрия Геральду Клюгу письмо с просьбой изменить текст мемориальной доски. Тем не менее, текст на доске остался неизменённым.

 

Мы, Андрей и Яна Сиденко, со своей стороны глубоко возмущены текстом, попавшим в конце концов на мемориальную доску. Мы в свою очередь в ближайшие несколько дней также напишем письмо г-ну министру обороны и спорта Республики Австрия Геральду Клюгу в связи с необходимостью изменить текст на мемориальной доске.

 

Текст нашего письма по-русски и по-немецки я приведу в отдельной заметке.

 

А.Сиденко.

Оригинал материала:

http://rugraz.net/index.php/ru/pamjat/1689-dan-pamjati-pogibshim-v-krobatin-kaserne-i-v-tuerk-kaserne

День в истории