виртуальный клуб Суть времени

общество

Что такое мягкая война? (пикет-информирование жителей Екатеринбурга о газете "Суть времени")

Аватар пользователя PSV

Много было сказано слов о том, что все мы на поле боя, что нужно знать цели, характер и механизмы ведущихся против нас войн. Что все это нужно изучать всем и доносить до максимального количества граждан, чтобы создать сильное гражданское общество. Но есть время говорить, а есть время действовать, идти с этим всем к живым, не цифровым людям.

Тайна белого тигра или как нужно Родину не любить

Аватар пользователя etz

белтигр

Современная российская киноиндустрия находится в бедственном положении. Даже качественно сделанного ширпотреба, способного хотя бы развлечь публику и отбить вложенные в него средства выходит крайне мало. Глубокого кино, представляющего художественную ценность — еще меньше. Ну а фильмы о Войне, да еще претендующие на серьёзное осмысление — вовсе исчезающий вид. Выход любой такой картины привлекает к себе внимание и вызывает смешанное ощущение надежды и тревоги. Причём тревога превалирует — российская творческая элита в последние годы упорно не желает давать нам повода для оптимизма.

А опасаться есть чего — переосмысливая события, действуя в тонком духовном пространстве, профессиональный враг может нанести своим кино гораздо больший вред, чем разные «Штрафбаты», «Сволочи» и истерично антинародные киноопусы Михалкова вместе взятые.

В свете сказанного неудивительно, что вышедший весной 2012 года фильм Карена Шахназарова «Белый тигр» привлёк к себе внимание, и подробно, что называется, под лупой, разбирался, как представителями творческой интеллигенции, так и обитателями интернета. К сожалению, большинство критиков остановилось на обсуждении изъянов сюжета и исторических ляпов. Согласимся, что и то и другое наличествует, закономерно вызывая отторжение при просмотре картины.

Но главное (и потенциально самое опасное) в фильме не это, а вложенное в него культурное послание. Поэтому, вынеся перечисленные выше недостатки за скобки, постараемся разобраться, что именно скрывается за нарисованными Шахназаровым образами.

Краткое содержание

Фильм снят по мотивам книги Ильи Бояшова «Танкист или „Белый тигр“». Сюжет строится вокруг противостояния сгоревшего в подбитом танке и чудом воскресшего красноармейца Ивана Найдёнова с мистическим неуязвимым «белым тигром», немецким танком Т6, который терроризирует тылы наступающих русских армий. Появляясь из ниоткуда, он в одиночку уничтожает всех встречающихся на пути, а потом, не получив ни царапины, буквально растворяется в окрестных лесах и болотах.

Вернувшись к жизни после ранения, Найдёнов изменился до неузнаваемости. Он полностью потерял память, но взамен приобрел необычайные способности — научился разговаривать с танками и чувствовать их на расстоянии. Кроме того, он поверил в некого танкового бога, который живёт на облаке и ездит на золотом Т-34. По решению командования именно Найдёнов становится командиром экипажа специально созданного, модернизированного танка, получившего приказ разыскать и уничтожить «белого тигра». В решающем бою Найдёнов серьёзно ранит тигра, однако из-за повреждения собственной машины не может добить его. Немецкий танк уходит, а Иван, уже после победы, отправляется преследовать его, утверждая, что война не закончится до тех пор, пока тигр не будет уничтожен. Вот такая вот, в целом довольно странная, аллегория.

Интересно отметить, что режиссёр добавил в фильм несколько ключевых эпизодов, которых не было в книге. К ним относится, в частности, сцена ужина представителей верховного германского командования, состоявшегося после того как они подписывают безоговорочную капитуляцию. По утверждению Шахназарова все диалоги практически дословно восстановлены по дневникам немецкого фельдмаршала Кейтеля.

Вторая ключевая сцена — разговор Гитлера с незнакомцем. Разговор происходит в зале, декорации для которого создавались под личным контролем режиссера, а завершает его музыка Вагнера. Эта сцена тем более важна, что именно ею оканчивается фильм.

Отметим ещё одну существенную для понимания деталь. Шахназаров — представитель древнего дворянского рода, и глубоко включённый в элиту человек. Надо сказать, что этот фактор включённости явно отыгрывается во многих его работах. В кино, снимаемом для всех, он встраивает послания, интересные узкому элитному кругу. Эту важную особенность нужно обязательно держать в голове при обсуждении творчества режиссера.

Как два различных полюса

В фильме в смертельной схватке сошлись два начала. Немецкое воплощено в белом тигре, холодном, безжалостном и мертвом — так говорит о нем Иван Найдёнов. А пленный немецкий офицер рассказывает, что «тигр» — «это квинтэссенция немецкого духа», что вермахт сам его боится и, более того, не контролирует эту силу. Русское начало, соответственно, олицетворяет непонятный, сгоревший и вернувшийся к жизни Найдёнов.

Битва двух начал показана Шахназаровым странно, однобоко, с явными пробелами. Причём и однобокость, и недоговоренности касаются в основном «русской» части повествования. Потому что всё касающееся немцев автор описывает подробно, старательно и, уж если не с любовью, то по крайней мере с какой-то завороженностью. Это его отношение фоном проходит через всю картину.

Оно ощущается и по тому как сняты чисто выбритые, грамотно говорящие немецкие офицеры в подогнанной форме (в противоположность нашим, небритым и мешковатым).

И по тому, с каким достоинством фельдмаршал Кейтель подписывает акт о безоговорочной капитуляции, бесстрастно наблюдая за суетящимися журналистами, давящими друг друга в желании заснять исторический момент. И в последующей за подписанием сцене ужина.

На десерт немецкой делегации подают клубнику со сливками — и вдруг выясняется, что Кейтель, представитель высшей военной элиты Германии, ест её впервые в жизни. Более того, он не знает названия известного на весь Берлин ресторана, из которого привезли ужин. Отметим, что здесь режиссёр отклоняется от аутентичного текста воспоминаний — название ресторана Кейтель знал. Получается, сделан сознательный и важный акцент.

Итак, Шахназаров заворожен. Чем? Этим европейским духом господства, который он детально прорисовывает. А также, связанным с ним служением и презрением к материальному. Служением чему? Чему служили фашисты? Может быть немецкому народу? Вроде бы для Кейтеля ничего кроме его служения не существовало: и ресторанами он не интересуется, и простого десерта за всю жизнь не попробовал. Но как может сочетаться господство и служение какому бы то ни было народу. Тогда остаётся служение идеалу. И какому именно идеалу служил Кейтель примерно понятно. Так что же в этом настолько притягивает Шахназарова?

Оставим пока этот вопрос. Ведь в противостоянии есть и другая сторона, гораздо более достойная обсуждения. Потому что именно эта сторона когда-то победила.

Режиссёр начинает с того, что ставит под сомнение существование фундаментальных отличий между борющимися началами. И Найдёнова, и белый тигр, он одинаково называет порождением войны. Кроме того, оба они мёртвые, или, по крайней мере одинаково чужды живым. Обоих боятся и не понимают. Желание стереть различия прослеживается и в других деталях. Например наступающие русские части бредут у Шахназарова точно так же, как показанные в фильме колонны немецких пленных. Победители похожи на побеждённых.

Но несмотря на описанное «уравнивание», отношение к сторонам у режиссера совершенно разное. Ни завороженности, ни пиетета во всём что касается «наших» нет и в помине.

Например, в фильме сходу отвергается предположение, что простые русские Вани (пусть много повидавшие и пережившие) на серийных Т-34, могут взять и победить фашистское начало. Нет, их участь — безропотно гореть в танках, которые десятками уничтожает один-единственный тигр (автор обстоятельно демонстрирует это в эпизоде о наступлении). Пойти вслед за тигром и победить может только некто воскресший, чуждый, на тюнингованном элитном танке. Другими словами, побеждает персонаж, связь которого с народом сильно проблематизирована.

Но сделаем усилие и закроем глаза даже на это. Может в фильме есть ответ на главный вопрос — какая сила ведет Найдёнова в бой? Что делает его непобедимым?

Культурное ядро или туземный тотем?

У Найдёнова осталось не так уж много. Сгорев в танке он потерял память, и твердо помнит лишь одно — что был русским человеком. Это удачный ход: персонаж получается «химически чистым»: вычёркивается из рассмотрения его прошлое, какие-то личные, частные мотивы. Остается лишь некая «русскость», квинтэссенция русской культуры. Но ведь это же целая вселенная.

Здесь и

Кто с мечом к нам придёт, от меча и погибнет

и

Красуйся, град Петров, и стой
Неколебимо, как Россия

и

Под нами лёд, над нами небо
За нами наши города
Ни леса, ни земли, ни хлеба
Не взять им больше никогда

и

Придите к нам! От ужасов войны
Придите в мирные объятья!
Пока не поздно — старый меч в ножны,
Товарищи! Мы станем — братья!

и

Васнецов - Богатыри

«Богатыри» (1898) Виктор Михайлович Васнецов

и

Дейнека - Оборона Севастополя

«Оборона Севастополя» (1942) Александр Александрович Дейнека

и, наконец, ключевое

Как два различных полюса
Во всем враждебны мы
За свет и жизнь мы боремся
Они — за царство тьмы

И ещё огромный корпус текстов и образов, который эту «русскость» воплощает. Именно здесь заключены таинственные истоки той силы, которая смогла одержать победу.

И тут начинается самое интересное.

Потому что режиссёр эту тему обсуждать отказывается. Не то что бы обсуждает без любви, с неприязнью, сквозь зубы, а вообще отказывается. Нет, говорит режиссёр. Ничего этого нет. Нет всей этой вашей культуры. А есть знаете что? Есть танковый божок на облаке. Найдёнов молится ему и побеждает. Вот и всё.

Что это? Как это можно объяснить? Ну допустим, что советское для автора тёмный лес, и немило настолько, что вообще претит в нём разбираться. Почему тогда не начать с имперского, имперской культурой обосновать тот дух, который побеждает белого тигра? А потом, может быть, нащупать связи между имперским и советским. Если нет желания или творческих потенций разрабатывать этот вопрос, можно, в конце концов, обойти его молчанием. Но не вводить же танкового божка! Кто-то может себе представить серьезный фильм, например об американских, французских или английских патриотах, идущих в бой вдохновляясь, скажем, индейским тотемом? Даже у дикарей все сложнее. А здесь речь идет о представителе народа с богатой и древней культурой. Почему тогда русским приписывают этот примитивизм? И что хотят этим сказать?

Заключение

Что в итоге? А в итоге победившее выглядит гораздо менее презентабельным чем побеждённое. Да и побеждённое ли? Ведь тигр остался недобитым. За победителем танковый божок, а за побеждённым — зал с креслами, любовно воссозданные интерьеры старой Европы и органично смотрящийся в них Гитлер, беседующий под музыку Вагнера с незнакомцем. «Война — естественное, обыденное дело» — говорит Гитлер — неявно апеллируя к хорошо проработанным философским концепциям (культура ведь!). «Мы просто нашли мужество осуществить то, о чем мечтала Европа! Разве мы не осуществили потаённую мечту каждого европейского обывателя? Они всегда не любили евреев! Всю жизнь они боялись эту мрачную, угрюмую страну на Востоке... Я сказал: просто давайте решим эти две проблемы, решим их раз и навсегда...».

Крайне важно, что режиссёр здесь существенно недоговаривает. Главной целью фашизма является фундаментальное и окончательное разделение человечества на господ и рабов, а не русский или еврейский вопрос. Победила же фашизм на смысловом поле новая, живая (а не мертвая как в фильме) советская гуманистическая идея. Уходящая культурными корнями в православное народное прошлое, соединившая в себе учение Маркса, русскую мечту о третьем Риме и хилиастическое мировоззрение, подразумевающее необходимость построения царства божия на земле. Такой продвинутый человек как Шахназаров не может этого не понимать. Но идеи этой упорно не хочет видеть. Так что происходит? Что означает этот демонстративный уход от настоящего обсуждения, этот танковый божок вместо целого культурного пласта? Остается только догадываться.

Одно можно сказать точно: кино не является ни добросовестным исследованием, ни полноценным шагом в сторону истрико-философского осмысления, ни уж точно тем, что нужно для восстановления в нашем народе исторического самосознания и поиска новых идеологических «точек сборки», которые сейчас необходимы России как никогда.

РВС: мать с тремя детьми чуть не осталась на улице

Аватар пользователя etz

Юлия Меновщикова — разведённая мать троих детей из города Искитима Новосибирской области. Младшая дочь — инвалид и нуждается в постоянном уходе. До последнего времени Юлия работала на военном заводе и жила с детьми в выделенной комнате общежития. Однако по окончании контракта семью выселили. Одновременно лишившись и работы, и жилья, многодетная мать не имела средств снять квартиру или комнату. А без жилья детей могли забрать из семьи в приют. Поэтому Юлия обратилась за помощью в Новосибирское региональное отделение «Родительского всероссийского сопротивления». Активисты РВС из города Бердска рядом с Искитимом привлекли внимание прессы, помогли Юлии составить письмо в администрацию и устроиться на новую работу. Сами также обратились в областную администрацию. В итоге удалось перенести выселение почти на месяц, новое жильё нашли, а Юлия — работает на новом месте. Надеемся, что у Меновщиковых всё будет хорошо!

Семья с ребёнком-инвалидом на улице: правда — или закон?

Аватар пользователя etz

Юлия Меновщикова

Более 20 лет назад мы согласились признать социальную несправедливость как основу своей идеологии. Взамен присягнули «высшей справедливости рынка», которая возносит «эффективных» и втаптывает в грязь остальных. После резкой смены идеологии законодательство социального государства не сразу трансформировалось в «рыночный кодекс»: на это требовалось время. Поэтому в начале 90-х годов закон унижали всеми возможными способами: от расстрела Парламента до «законных пособий» по уходу за ребёнком размером в 60 рублей. Однако со временем социальный ад стал не просто легитимным, но и узаконенным. Это иллюстрирует наша история о том, как вполне правомочно оставили без жилья семью с тремя детьми, один из которых — инвалид.

Юлия Меновщикова — разведённая мать троих детей — до недавнего времени работала на военном заводе НЗИВ в городе Искитиме (Новосибирская область) в статусе военнослужащей. На этом основании ей выделили муниципальное жильё. Однако по окончании контракта Юлию сейчас выселяют по решению суда.

Семья из шести человек жила в двух комнатах общежития. Гражданский муж Юлии работал на цементном заводе за 8000 рублей в месяц. Бабушка сидела с детьми. Четырёхлетняя дочь Юлии больна детским церебральным параличом. Девочка нуждается в постоянном уходе и регулярной госпитализации. Пока муж с женой работали на заводах, семья сводила концы с концами. Но одновременная потеря Юлией работы и жилья поставила шестерых человек на грань выживания: снимать жильё на сократившиеся доходы просто невозможно. С февраля 2013 года Юлия ищет в маленьком городке работу. Со средним образованием и тремя детьми трудоустроиться очень тяжело. Так что вопрос прост: как жить многодетной семье дальше?

«Родительское Всероссийское Сопротивление» в Новосибирске узнало об истории Меновщиковых совсем недавно, в четверг 30 мая. Уже на следующий день активисты РВС из Бердска и Искитимского района помогли Юлии составить письмо в администрацию с просьбой отсрочить выселение.

«В суде рассматривать спор о выселении бесперспективно. У администрации города есть основания для расторжения договора найма, и ключевое — это увольнение со службы. Однако на фоне заявлений о борьбе с демографическим кризисом можно оказать адресную помощь семье с тремя детьми, один из которых — инвалид. Есть областные и местные программы социальной помощи. Надеемся, что в администрации отнесутся с пониманием к сложившейся ситуации, в том числе к сложностям, возникшим при сборе необходимых справок и документов», — заявил активист РВС Александр Болдырев, профессиональный юрист.

Ситуация сложна именно по формальным юридическим причинам. Для получения почти любой помощи требуются справки о доходах, а значит — бумаги по алиментам. Но бывший муж Юлии ранее служил на Камчатке, где сейчас идёт переформирование частей.

«Алименты он выплачивал нерегулярно, но даже об этом уже несколько месяцев невозможно достать документы: запросы ходят по инстанциям Минобороны, и когда придут ответы на них, непонятно», — говорит Марина Волкова, активистка РВС из Бердска, организующая гражданскую поддержку семьи.

Меновщиковы уже обращались за помощью в администрацию, а также в другие инстанции, и всё было безрезультатно. Лишь после того, как случаем заинтересовались активисты РВС и СМИ, судебные приставы дали семье 10-дневную отсрочку на выселение.

«Юлия говорит, что к ним приходили из соцотдела администрации, интересовались условиями проживания детей и перспективами выселения. Она тогда не придала этому значения. Но мы понимаем, что означет подобный поворот событий: опека может предложить забрать детей из „семьи в трудной жизненной ситуации“», — рассказывает Марина Волкова.

Пока что активисты РВС нашли для Юлии вариант трудоустройства, а её муж перешёл на должность с более высокой зарплатой. Но вопрос с жильём надо решать немедленно, и квартиру семья всё равно снять не сможет.

Как будут развиваться события? Формально всё происходит по закону. Нет справки об алиментах — и многодетной маме невозможно даже зарегистрироваться в центре занятости, получить другие пособия и помощь. При этом Юлия уже стоит в очереди на получение земельного участка. Но по этой программе в области получают участки около 10 семей в год. Так что когда подойдёт её очередь — неизвестно.

Неужели семья с тремя детьми «неэффективна»? В Новосибирской области 45% супружеских пар — бездетны. По видимому, для многих взрослых работающих людей «эффективнее» не рожать детей. При этом в 30-миллионном Узбекистане в год сейчас рождается столько же малышей, сколько в 140-миллионной России. Такова цена, которую приходится платить за «высшую справедливость рынка», выбранную 20 лет назад.

Юлия Меновщикова

СМИ об истории Юлии Меновщиковой

Преподаватели о реформах науки и образования (2)

Аватар пользователя etz

Дмитрий Александрович Мостовов

В цикле публикаций мы продолжаем интересоваться мнением работников науки и преподавателей российских вузов о современных реформах образования.

Свой взгляд на Болонскую систему, её достоинства и недостатки в сравнении с традиционными системами образования (европейской, советской и так далее) изложил Дмитрий Александрович Мостовов, кандидат экономических наук, доцент, преподаватель Новосибирского Государственного Университета. Дмитирй Александрович также высказал своё мнение о целесообразности присоединения России к Болонскому процессу.


Вперёд, в Европу?

В конце 1980-х годов российская правящая элита взяла курс на вхождение страны в европейскую цивилизацию. Впоследствии ей удалось убедить большинство наших сограждан в необходимости интеграции в так называемое «мировое сообщество» (к которому советское общество якобы не принадлежало).

Парадигма европеизации предполагает введение соответствующих стандартов во все сферы общества. В сфере образования пресловутый «европейский выбор» принял форму присоединения к так называемому Болонскому процессу. Взвесим плюсы и минусы этого процесса: так ли он необходим нам, и так ли «страшен чёрт» на деле?

Для начала немного истории. Старт Болонскому процессу было положен в середине 1970-х годов. Тогда советом министров Европейского Союза была принята резолюция о программе сотрудничества в сфере образования. Основными документами процесса являются: Великая хартия университетов (Болонья, 1988), Лиссабонская конвенция (1997) и Сорбонская декларация (1998).

Процесс окончательно оформился в итальянском городе Болонья, благодаря которому он и получил свое название. 29 июня 1999 года министры образования 29 государств подписали там Болонскую декларацию. Её цель — стандартизация Европейского пространства высшего образования. Кроме того, декларация должна была обеспечить соответствие квалификаций современным требованиям на рынке труда, обеспечить мобильность студентов и преподавателей. Все положения Болонской декларации были установлены как добровольные, а не жёсткие обязательства. Сейчас участниками болонской системы являются уже 47 стран. Россия присоседилась к Болонскому процессу в сентябре 2003 года.


Мобильные и эффективные

Одна из главных целей Болонского процесса — обеспечение максимальной мобильности студентов и преподавателей. В основных документах прописано введение сопоставимых степеней, единых зачетных кредитов, взаимное признание квалификаций.

К плюсам Болонской системы принято относить единство и прозрачность параметров оценки учащихся. Как сказал проректор Российского университета дружбы народов Александр Ефремов: «Болонскую систему можно сравнить с правилами дорожного движения, во всей Европе они одинаковы». В Евросоюзе решили, что раздробленность и пестрота образовательных систем препятствует единению Европы. Между тем, общий европейский рынок предполагает свободное передвижение рабочей силы и капитала. Отсюда — необходимость в унификации.

На первый взгляд всё логично. Однако такая унификация грозит снижением среднего образовательного уровня. Если существует множество вузов с разным уровнем подготовки, гораздо легче опустить уровень требований до вуза с наиболее слабой подготовкой. Это фактически и происходит.

Подобный процесс способствует уничтожению образовательных и научных школ. Как правило, на их создание требуется труд многих поколений ученых и педагогов. Подобные школы обладают индивидуальной спецификой и традициями, не поддающимися штамповке. Даже в самой Европе многие университеты с историей не спешат полностью присоединяться к Болонскому процессу.

Схема «бакалавриат + магистратура» качественно отличается от традиционной отечественной. В Европе подготовка бакалавра занимает от трёх до четырёх лет. В советском вузе студент учился пять лет. Сами программы бакалавров формируются так, что мало чем отличаются от программ училищ.

В нашей образовательной и научной традиции в вузе учились 5 лет, а в аспирантуре — 3 года, после чего защищали кандидатскую диссертацию. Уровень кандидатских был, как правило, очень высок, не ниже уровня доктора на Западе. Переход к бакалавриату и магистратуре с отказом от кандидатских — это шаг назад для российской научной системы.


Специалист по раздаче бумажек

Введение кредитов (зачётных единиц) предназначено для того, чтобы студенту при переходе из вуза в вуз не приходилось пересдавать экзамены. Вроде бы всё разумно, однако в сочетании со следующей нормой, это может привести к неприятным результатам.

Так, весьма разрушительным для образования будет предоставление студентам права выбора изучаемых предметов. Вместо общих дисциплин упор делается на специальные предметы, или даже на узкопрофессиональные навыки («компетенции», как их принято называть на англосаксонский манер). При таком подходе учащиеся получают мозаичное, фрагментарное образование. Добытые знания представляют собой разрозненные, не связанные друг с другом куски.

Более опасно другое: студент выбирает не столько узкую дисциплину, сколько удобного ему преподавателя. Во-первых, это опускает конкуренцию с уровня вузов на уровень преподавателей. Во-вторых, студент в погоне за кредитами (оценками, баллами) пойдёт к тому преподавателю, который меньше спрашивает. Учитель же, привлекая к себе студентов, будет заинтересован в снижении требований.

Статус преподавателя в такой ситуации резко снижается. Фактически он вынужден выполнять техническую функцию посредника, который просто раздает тесты, задания. Эту функцию может выполнить и человек без образования, а в пределе — компьютер. Уничтожается учитель как профессиональный и моральный авторитет, носитель национальных и культурных ценностей. Для ученика он становится никем и ничем.

Если учителя как носителя культурных норм — нет, то гораздо легче обеспечить такой пункт болонской декларации, как «содействие необходимым европейским воззрениям в высшем образовании, особенно в области развития учебных планов». Так реализуются планы господина Ракитова (советника Ельцина) и его последователей по смене «ядра цивилизации», «социокультурного кода», «культурной матрицы» и так далее. Ведь «европейские воззрения» предполагают определенный взгляд на Великую Отечественную Войну, на фигуры советских лидеров, на Катынские события и на многое другое.

Дело касается не только историографии, но и обществоведческих предметов (экономика, социология), а так же таких культуробразующих предметов, как язык и литература. В рамках этих дисциплин в России уже сейчас формируются весьма странные программы.

По сути, речь идёт о потере культурной независимости, воспитании «манкуртов», «иванов, не помнящих родства». Манипулирование такими людьми — вполне посильная задача.


Квалифицированный потребитель

Не все аспекты образовательного процесса можно описать формально. Существуют определённые традиции, передающиеся из поколения в поколение.

Согласно русским и советским традициям, наше образование было «принципоцентричным»: изучались законы, принципы, которые объясняли те или иные явления. Упор делался на фундаментальные дисциплины, так как целью было воспитание человека-творца.

Западная же модель образования двигалась в сторону «фактоцентричной», то есть с акцентом на запоминании набора фактов, а не принципов, в которые эти факты укладываются. Преобладало изучение узкоспециальных предметов, а не фундаментальных дисциплин. Формировался человек-функция, человек-потребитель.

К чему приводят такие нормы Болонской декларации, как введение единых систем контроля качества образования, использование внешней оценки деятельности вузов? На практике — к увеличению бюрократической нагрузки на учителя, который вынужден вместо работы со студентами регулярно готовить обширные отчеты.


Невидимая рука рынка

В заключение нужно сказать, что одно дело — некие юридические нормы, а другое — правоприменительная практика. Многолетней традицией в Европейском союзе остаётся коммерциализация образования. При этом процесс обучения рассматривается как одна из услуг на общем рынке. Такой подход, в сочетании с принципами Болонской декларации, даёт весьма сомнительные результаты. Например, меняющиеся требования к «компетенциям» вынуждают работников доучиваться и переучиваться непрерывно в течение жизни.

В Советском Союзе предпочтение отдавалось фундаментальной подготовке. Она даёт навыки самообучения, учит учиться. Такой подход позволяет переучиваться менее болезненно. К тому же курсы повышения квалификации в СССР для всех были бесплатными. В условиях рыночной стихии платное образование, казалось бы, выгодно вузам. Но при этом растёт финансовая нагрузка на учащихся и тех, кто вынужден регулярно переучиваться.

На мой взгляд, проблема — гораздо глубже. Недопустим сам подход, превращающий получение образования в некую услугу, подчинённую законам рынка. Я убеждён: достигнутый уровень развития человечества позволяет обеспечить всеобщее бесплатное образование и здравоохранение. Это может рассматриваться как завоевание или фундаментальная черта современной цивилизации. Противоположный подход быстро сформирует кастовое, сословное общество, общество «позавчерашнего дня». О высоком уровне всеобщего и бесплатного образования, считавшемся в СССР нормой, придётся навсегда забыть.

Приведённые возражения не исчерпывают проблемы бездумного введения в России западных образовательных стандартов. Однако даже этого достаточно, чтобы ещё и ещё раз задуматься о целесообразности присоединения России к Болонским соглашениям и остановить разрушительный для страны процесс.

Предыдущая статья цикла.

Переписка с организаторами «Бессмертного полка»

Аватар пользователя etz

Знамя Победы

Открытое письмо организаторам «Бессмертного полка» опубликовано региональным изданием «Советская Сибирь». Под письмом подписались как представители организаций, поддержавших эту акцию, так и участники шествия.

Представители организаций, поддержавшие акцию «Бессмертный полк»

  • Виталий Андреевич Перков — ветеран военной службы, руководитель музея боевой славы воинов-сибиряков «Землянка»;
  • Егор Егорович Лыбин — ветеран военной службы, председатель районной ветеранской организации;
  • Ирина Аркадьевна Чупыра — классный руководитель 2 «В» класса лицея № 130 имени академика М. А. Лаврентьева;
  • Елена Александровна Васильева — член Центрального совета Общероссийской организации «Родительское Всероссийское Сопротивление».

Участники акции «Бессмертный полк»

  • Александр Александрович Васильев;
  • Владимир Владимирович Каныгин;
  • Сергей Анатольевич Анашкин;
  • Александр Викторович Коваленин;
  • Евгений Сергеевич Коптев;
  • Павел Евгеньевич Танаков;
  • Денис Александрович Михайлов;
  • Сергей Валерьевич Особливцев;
  • Вячеслав Сергеевич Вдовик;
  • Николай Викторович Кутявин;
  • Андрей Павлович Кузьмин;
  • Марина Олеговна Вдовик;
  • Александр Андреевич Колонцов;
  • Пантелей Александрович Иванов
  • и многие другие...

Тем временем к нам пришёл ответ координатора Всероссийского «Бессмертного полка» Лапенкова Сергея (орфография автора сохранена):

Добрый день!

7 Мая мы опубликовали открытое письмо штаба, в котором изложили свою точку зрения по всем возникающим вокруг Полка конфликтам.

Письмо в приложении.

От себя добавлю, что для мня очевидно использование 9 Мая сталинистами как площадки для собственного пиара в первую очередь. Подобное поведение оскорбительно для миллионов солдат, павших жертвами сталинсокого «военного гения». В Бессмертном Полку этого не будет.

Что касается военной символики.

Настоящее Знамя Победы храниться в музее. Присутствие любых реальных знамен Великой Отечественной войны в колоннах Полка лично я бы приветствовал. Но это возможно только в случае парада на Красной Площади.

К сожалению, прочие знамена красного цвета, неразрывно связанны с имиджем одной из политических партий России. А Полк принципиально НЕПОЛИТИЧЕСКАЯ история.

Что бы пресечь попытки навязать Полку партийные знамена, мы рассматриваем сейчас вариант создания Полкового знамени, которое возможно будет, как уже существующий полковой штендер, красного цвета. Но это будет единственное возможное в колонне знамя.

С уважением, Сергей Лапенков, координатор «Бессмертного полка»

Для начала заметим, что написанное координатором «Бессмертного полка» явно противоречит Федеральному закону Российской Федерации «О Знамени Победы» (№ 68-ФЗ от 7 мая 2007 г.).

В логике координатора всероссийской акции политический имидж приобретают и запрещающий сигнал светофора, и плащ тореадора — только потому, что совпадают по цвету с партийной символикой организации, которую мы здесь не будем называть. Да с ней ли одной? В современной России политических организаций под красным флагом в десятки раз больше, отчего красный цвет на неполитической акции не становится ни на йоту политичнее.

Неужели мы столкнулись с проявлением эритрофобии? Можно найти более простое объяснение. Похоже, сделав заявку на гражданское единство, штабные начальники неполитического мероприятия сами не в силах отказаться от банального антикоммунизма. Что же будет, когда помимо имени и звания на штендерах с портретами воинов появится: коммунист, член ВКП (б) с 19... года? Участников с такими исторически достоверными сведениями организаторы выкинут из колонны? Мероприятие в Новосибирске и новосибирском Академгородке прошло хорошо и говорит о полной адекватности организаторов. Однако переписка с ядром координаторов, к сожалению, оставляет обратное впечатление. Если политически ангажированные штабисты не в силах умерить свои антипатии ради великого праздника, на следующий год акция и в Новосибирске, и в других городах пройдёт с такими штабами, которые смогут обеспечить гражданское единство. Например, как в нашем городе. Мы этому — поможем.

Новосибирская ювенальная политика и её последствия

Аватар пользователя etz

25 апреля в Москве состоялось Народное Собрание, на котором были и делегаты из нашего региона. В тот же день в Новосибирске состоялись две акции в поддержку московского мероприятия: пикеты на площади Калинина и в Первомайском сквере.

Не секрет, что после того, как на федеральном уровне опасные законопроекты «о соцпатронате» и «об общественном контроле» были остановлены, продвижение ювенальных технологий активно осуществляется в регионах. О текущей ситуации мы регулярно сообщаем через еженедельные СМИ-обзоры. На данный момент в Новосибирской области реализуются четыре основных направления ювенальной политики.

Первое направление — это официальная поддержка организаций-лоббистов ювенальной юстиции и их союзников. Так, на сайте Министерства социального развития Новосибирской области рекламируется Учредительный съезд Национальной родительской ассоциации (НРА) — «адекватного и предсказуемого партнёра» для ювенальных лоббистов Мизулиной и Альтшуллера, которые, собственно, и создали НРА. Кроме того, в области активно поддерживается деятельность местного отделения Союза женщин России (СЖР) — известного борца за секспросвет и «контроль рождаемости» в России.

Второе — это намерение спихнуть государственную функцию социальной помощи на некоммерческие общественные организации. Причём — с передачей полномочий, что особенно опасно: «...новая пятилетняя программа „Дети и город“ ... на 90% передает полномочия на оказание услуг негосударственным организациям». Такая передача полномочий официально поддержана министрами области и лично губернатором.

Третье — это внедрение критериев, которые позволяют вторгаться в нормальные семьи. Областная власть сама признаёт, что не может справится с действительно неблагополучными семьями. Однако при этом расширяет список семей для вмешательства: «Специалисты выделяют разные уровни риска: социально опасное положение, трудная жизненная ситуация». «Семья „группы риска“ определяется по разным параметрам». В число этих параметров входят в том числе «низкие доходы» или синяки у ребёнка. Напомним, что главным аргументом опеки Бердска, поместившей Оскара Н. в интернат на полгода, стал ветхий дачный домик его семьи.

Четвёртое — это создание межведомственой системы преследования семей. Власть обязывает детские сады, школы, больницы доносить на семьи опеке и другим ведомствам: «... мы стараемся решать эту проблему с участием всех муниципальных структур, специалистов, которые видят этих детей в школе, в детских садах, в клубах, в спортивных секциях и т. д. То есть мы создаём межведомственную систему». Как работает эта «межведомственная система», хорошо видно по недавним случаям с семьями Ш. и О. из Кировского и Дзержинского районов.

В марте опека Кировского района отобрала трёхлетнего Максима Ш. у матери из-за небольшой травмы прямо из детского сада: на мать подали в суд.

Максим — активный и непоседливый мальчик, врачи даже ставят ему диагноз «гиперактивность». С месяц назад он дважды упал во время игр и получил серьёзный синяк на лице. Приведя сына в садик, мать предупредила о травме. Но детсад вызывал опеку, отдел по делам несовершеннолетних и скорую помощь. Приехав, чиновники, не представившись, обвинили мать. Плачущего Максима силой отобрали у мамы при участии полиции. С тех пор маме запретили видеться с сыном и подали на неё в суд по гражданским и уголовным статьям, чтобы лишить родительских прав. Распорядок приюта позволял работающей бабушке Максима видеться с внуком только по субботам. Психологи говорят однозначно: ребёнку в приюте нанесена серьёзная психическая травма.

Спустя месяц жизни в приюте удалось оформить Максима под временную опеку бабушки. При этом маму вынудили выехать из дома. Мальчик теперь с родными, и Родительское Сопротивление в Новосибирске публично заявило о вмешательстве в жизнь ребёнка и его семьи. Ранее от обнародования дела пришлось воздержаться ради скорейшего возвращения Максима домой. Соседи, коллеги и врачи поддерживают семью. Заседание суда состоится вначале следующей недели.

Многие семьи, поддавшись обману или давлению, формально признают за собой вину. Так, маму шестилетней Леры в Дзержинском районе вынудили подписать признание вины по уголовной статье из-за того, что она единожды наказала дочку. Не секрет, что порой родители идут на самообвинения, чтобы вернуть детей домой, пусть даже под надзором опеки.

РВС уведомляет: в Новосибирской области возникла реальная опасность необоснованного изъятия детей из семей по сигналам из детских садов, школ и медицинских учреждений. Причиной может послужить синяк, ссадина, или лёгкая травма. Ребёнка помещают в приют, а на родителей подают в суд. Дополнительно родителей обвиняют по статьям Уголовного кодекса.

На пикете мы распространяли информвыпуск о текущей ювенальной угрозе в регионе, рассказывали согражданам о происходящем.

Снова наши акции украсила выставка социального плаката, на которой основана статья «Между мирами, тем и этим» в 15-м номере газеты «Суть времени». В первый раз выставку демонстрировали 9 февраля, в день Съезда РВС. Сейчас тепло, и у стендов останавливается больше заинтересованных горожан.

Подписи против введения ювенальных законов и против разрушительных тенденций в сфере образования уже переданы в приёмную президента. Но продолжается сбор подписей под Резолюцией съезда 9 февраля

На пикет пришли представители СМИ, активно интересуясь новыми случаями отъёма детей. Мы предоставили им информацию при условии анонимности для пострадавших семей. Ведь истории с семьями Низамутдиновых и Шевалдиных (из Нижегородской области) показали, сколь неразборчивы в средствах бывают ведомства в попытках замести следы своих ошибок. С другой стороны, если держать случаи неоправданного отъёма детей в полном секрете, — сограждане воспримут ювенальную угрозу всерьёз только когда беда постучится к ним в дом. Ювенальные технологии действуют совсем рядом с нами, и об этом должны знать как можно больше людей.

Ленты новостей